Генплан – это конституция города

A A A

Ответ депутату Алексею Шуварину.

В выпуске «Улицы Московской» от 14 декабря 2018 г. депутат Пензенской городской Думы Алексей Шуварин высказал свой взгляд на Генеральный план Пензы, назвав его «тормозом экономики» города. Правда, с оговоркой: «Когда в 2008 г. в Пензе принимали Генплан, а в 2009 г. – Правила землепользования и застройки (ПЗЗ), мало кто понимал всю значимость этих документов для города».
За 10 лет Генеральный план г. Пензы менялся 11 раз. Видимо, изначально он был выполнен некачественно, но никто из администрации города за это не ответил (мэром в ту пору был Роман Чернов).
Или же кое-кому выгодно поддерживать общественное мнение о «плохом Генплане», чтобы легче было постоянно перекраивать его по своей прихоти. Если же разработать и утвердить «хороший Генплан», придется его неукоснительно исполнять.
Генеральный план, по идее, должен быть конституцией для города. Если основной закон по нескольку раз в год менять, то результат имеем в полном соответствии со старинной русской поговоркой: закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло.
Возможно ли, что депутаты и муниципальные чиновники не понимали значимость Генерального плана в 2008 г.?
Пензенские архитекторы в то время и поодиночке выступали, и коллективные письма от Союза архитекторов писали тогдашнему губернатору Бочкареву о проблемах градостроительства в областном центре.
genplan

 Фото Д. Мануйлова


Еще до принятия действующего Генплана наши архитекторы заявляли через пензенскую прессу: нельзя разрешать строительство, противоречащее Генплану 1976 г. якобы на основании того, что он принимался на 25 лет и перестал действовать после 2001 г. 

В частности, председатель Пензенского Союза архитекторов Александр Бреусов неоднократно напоминал, что по нормам закона до принятия нового Генерального плана следует руководствоваться старым.
В начале нулевых тема важности генерального плана для каждого города звучала на центральных телеканалах, потому что проблема строительства по принципу «что хочу, то и ворочу» встала в масштабах всей страны. Поэтому федеральный закон обязал все поселения обзавестись генеральными планами.
Несмотря на вышесказанное, все же допустим, что отдельные люди, полномочные принимать судьбоносные для нашей Пензы решения – в частности, утверждать Генеральный план, – действительно не до конца понимали долгосрочные последствия этих решений.
Но тогда придется признать, что более 10 лет в администрации, городской Думе, а также в областных органах власти, заседают сплошь наивные, не способные стратегически мыслить простачки.
И первейший из них – действующий губернатор, потому что нынешний Генеральный план г. Пензы принят в эпоху его председательства в Пензенской городской Думе.
* * *
Алексей Шуварин в своей статье высказал здравую мысль, что Пензе нужен Институт города. Вопрос только в том, будет ли такой институт эффективно работать на благо всего города (если будет создан) или превратится в очередную ширму на разваливающемся фасаде.
Три года назад мне посчастливилось побывать в подобном институте, IAU – Институт территориального планирования и урбанизма региона Иль-де-Франс, в рамках семинара по градостроительной политике, который проходил в Париже.
Основное, что русская делегация вынесла после многочасовой встречи с архитекторами и юристами IAU: все важные градостроительные решения должны согласовываться с обычными людьми.
Обязательные публичные обсуждения (дебаты) во Франции (аналог наших публичных слушаний) предусматривают обязанность властей буквально разжевать информацию о проекте на доступном обычным людям языке.
Закон требует до утверждения проекта также объяснить жителям все возможные его последствия: как плюсы, так и вероятные минусы. Если кто-либо решит, что ему плохо объяснили или сообщили не всю информацию, то подаст в суд. И тогда проект отменят, заверили нас.
В любом случае до окончания судебного производства проект будет заморожен, а это годы. Инвестор обязан будет все время, пока не окончено судебное разбирательство, платить аренду за землю и прочие платежи и налоги.
Таким образом, если застройщик во Франции не хочет слышать общественное мнение, он дорого за это платит.
Поэтому процедуры принятия градостроительных решений во Франции довольно долгие и требуют согласования интересов самых различных сторон. Зато потом люди живут, довольные своим городом.
В регионе Иль-де-Франс в 2013 г. приняли Генеральную схему землепользования на 20 лет. Схема землепользования – это еще даже не генеральный план, а просто «пятна», укрупненно определяющие, где и что будет находиться.
И хотя в данном случае закон не обязывал проводить публичные обсуждения, рассказали представители IAU, регион Иль-де-Франс сам принял решение: провести.
Когда разрабатывали Генеральную схему землепользования, главной целью было привлечь к участию как можно больше и жителей, и застройщиков, и защитников окружающей среды в самом широком смысле слова (не только экологов, но и, например, выступающих за сохранение памятников), и различные общественные организации, и профессиональные объединения.
Мнение населения собиралось дважды.
Во-первых, до разработки выяснялись все пожелания граждан (не только через Интернет, но и в специально отведенных для этого пунктах). Потом высказанные людьми пожелания формализовали специалисты.
В виде предложений к Генеральной схеме землепользования «переведенные на административный язык» пожелания выставили на обсуждение.
Во-вторых, для ознакомления с проектом напечатали несколько тысяч красочных брошюр – «чтобы любая бабулька могла пролистать». Для более продвинутых изготовили и раздали электронные копии этих книг на флешках. В Интернете проект с пояснениями тоже был доступен.
Люди могли заполнить опросные листы на улицах около специальных стендов. Были изготовлены огромные бумажные карты, чтобы человек мог ткнуть пальцем туда, где живет, и консультант ему объяснил бы, что в этом месте планируется. Обсуждение схемы шло в несколько этапов. Проводились специальные семинары, круглые столы.
Российская сторона спросила представителей Института урбанизма, как часто вносятся изменения в Генеральную схему землепользования. Нам ответили примерно следующее: вы же видите, как много сторон участвует в разработке.
Изменить схему, о которой договорилось такое число участников, далеко не просто. Институт урбанизма следит за внедрением схемы на местах, публикует итоги.
Спустя шесть лет контролируется реальное воплощение схемы. Только после этого (на основе данных, полученных при контроле) принимается решение: продолжать работать по Генеральной схеме или корректировать ее.
Если бы в Пензе Генеральный план принимали таким образом, а не устраивали обсуждения «для отчетности», наверное, его не пришлось бы менять 11 раз за 10 лет.

Прочитано 1444 раз

Поиск по сайту

Реклама