У него был друг в Минске

A A A

Белорусский вождь расстраивает Владимира Путина своим заигрыванием с Западом. Россия намекает на возможность политического захвата Белоруссии.

Учась у Ленина
Бывший директор совхоза Лукашенко пришёл к власти в 1994 г., спустя три года после падения Советского Союза, одержав сокрушительную победу.
В отличие от своих коллег из других европейских республик бывшего СССР, которые отвергли старую систему после утверждения независимости, он нежно любит советское наследие.
В отличие от соседей, Лукашенко никогда не преклонялся перед свободным рынком и демократией и не приватизировал государственные заводы.
inopressОн обеспечил полную занятость ценой подрыва производительности труда. В Белоруссии нет олигархов, относительно низок уровень бытовой коррупции. Уровень неравенства и доля людей, живущих менее чем на 5 долл. в день, здесь одни из самых низких в бывшей советской империи.
Следуя заветам Ленина, Лукашенко укрепил свою власть путём насилия. Он бросил за решётку своих противников и журналистов, рассеял протесты и получил в ответ западные санкции и доброе имя «последнего диктатора Европы».
Он до сих пор сохраняет широкую поддержку внутри страны, поддерживая приемлемый уровень жизни, чувство общественной справедливости и обеспечивая приличное состояние общественной инфраструктуры.
Однако самодержавная модель Лукашенка опирается на субсидии со стороны России.
Стремясь привязать к себе своего союзника, Москва поддерживала низкие цены на природный газ и поставляла со скидками сырую нефть, которую Белоруссия перерабатывала и продавала нефтепродукты по рыночным ценам.
В обмен Лукашенко присягнул на верность России и вступил с нею в экономический и военный союзы. Хотя «Союзное государство России и Белоруссии», официально созданное в 1999 г., существует в основном на бумаге.
В действительности же Лукашенко лишь искусно играл на противостоянии Москвы с Западом, получая от русских чек за геополитическое положение своей страны.
Эта раздвоённость раздражала Россию, но позволила Белоруссии купить время для создания настоящего частного сектора. Теперь на него приходится половина рабочих мест страны.
Он сформировал средний класс, который ценит усердие и образование. В трепещущей индустрии информационных технологий Минска ныне занято примерно 40000 человек, которые разрабатывают такие приложения и игры, как Viber и Мир танков.
Как отмечает Болааж Йораабик из Фонда Карнеги за международный мир, общественный договор меняется. Последние опросы показывают, что белорусы больше всего хотят, чтобы их правительство создало условия, при которых они могли бы делать деньги.
Лукашенко пытается. Он назначил премьер-министром бывшего банкира и пообещал способствовать развитию цифровой экономики. Вице-премьер Александр Турчин говорит, что правительство намерено держать в узде службы безопасности и смягчить законы о борьбе с хозяйственными преступлениями.
Хотя в Белоруссии по-прежнему есть смертная казнь и власти изводят оппозицию, Лукашенко стал более терпим к идее гражданского общества и даже стал допускать общественную критику и дискуссии.
Конечно, он не либерал. Смягчение его позиции – это результат страха перед Москвой. Война России против соседней Украины, начавшаяся в 2014 г., заставила Белоруссию почувствовать собственную уязвимость.
Лукашенко отказался признать присоединение Россией Крыма и сохранил добрые отношения с Украиной. Он подавил русскую пропаганду, дав условные сроки трём находившимся на содержании России блогерам, которые разжигали антибелорусские настроения, размещая в интернете заявления вроде этого: «Изучение белорусского портит детям мозги».
Он также начал восстановление отношений с Америкой, которая отозвала своего посла из Минска в 2008 г. в знак протеста против политических репрессий. На этом фоне зловеще выглядело направление Путиным послом в Минск бывшего десантника, служившего в войсках КГБ.
Потеряв Украину, Россия теперь хочет более глубокой интеграции с Белоруссией, ссылаясь на те самые спящие соглашения 1990-х годов.
К тому же Путин считает, что Белоруссия может помочь ему сохранить власть после того, как в 2024 г. закончится его нынешний и, по-видимому, последний срок.
Полноценный союз Белоруссии и России, созданный на основе соглашения с Лукашенко или без него, мог бы позволить Путину увернуться от ограничения на время пребывания на посту президента своей страны, став первым президентом нового образования – России-и-Белоруссии.
В декабре Путин дважды встречался с Лукашенко и отправил в Белоруссию своего премьер-министра Дмитрия Медведева. Сказав репортёрам, что «Россия и дальше готова продвигаться по пути создания Союзного государства», Медведев предположил, что Россия могла бы взять под свой контроль белорусские таможню, центральный банк и суд.
Если Россия захочет играть жёстко, то у неё на руках много карт.
Это сворачивание нефтяных субсидий, которые равны почти 4% ВВП Белоруссии. Их можно косвенно привязать к процессу интеграции.
Лишившись дешёвых денег, белорусские государственные фирмы, перегруженные плохими долгами, будут поставлены на грань выживания.
Стараясь застраховаться от России, Лукашенко обращается к Китаю, заманивая его инвесторов и кредиторов. Минск теперь хвастает огромным китайским промышленным парком. Хотя открытое китайское присутствие может вызвать возмущение в русскоязычной Белоруссии.
Россия – ещё и крупнейший торговый партнёр Белоруссии. Если Москва заблокирует белорусский экспорт, как она уже пыталась сделать 10 лет назад, то это способно подлить масла в огонь общественного недовольства накануне президентских выборов 2020 г.
Лукашенко, со своей стороны, выступает с вызывающими заявлениями. Он отверг идею о размещении в Белоруссии русской военной базы и принял американских генералов и дипломатов.
14 декабря он сказал русским журналистам: «А некоторые прямо говорят: мы готовы, чтобы вы шестью областями вошли в состав Российской Федерации. Шантажировать нас, пытаться наклонять, стать коленом на грудь бесполезно».
Он не может позволить себе формальный разрыв с Россией, но он просчитал, что у Путина руки связаны ширящейся среди русских усталостью от военных приключений и популярностью Лукашенко.
«Я пошутил, что надоели друг другу, наверное», – заявил Лукашенко в Москве 29 декабря. Продолжая подтрунивать, он преподнёс свой новогодний подарок: четыре мешка картошки и шмат сала.
Путин ничего не ответил, но вряд ли он чувствовал себя пресыщенным.
The Economist, 12 января 2019 г.

 

Прочитано 475 раз

Поиск по сайту

Реклама