Текстильная республика Бангладеш

A A A

30 декабря в 165-миллионном Бангладеше пройдут всеобщие выборы. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

Так уж распорядилась история, что экспортоориентированная индустриализация во всех трёх южноазиатских великанах – Индии, Пакистане и Бангладеше – стартовала одновременно, в 1991 г.
Любопытно наблюдать за этим соревнованием трёх стран. Безусловный лидер в нём теперь, конечно, Индия, которая уже выкарабкивается из нищеты и имеет мощное конкурентоспособное на мировом рынке машиностроение.
В Пакистане и Бангладеше дела идут хуже. Эти страны по-прежнему прозябают в нищете и застряли на самых нижних этажах экспортоориентированной индустриализации. О конкурентоспособном на мировом рынке машиностроении они могут пока лишь мечтать. Обе эти страны остаются огромными текстильными республиками.
Бангладеш был изначально самым отсталым из этой тройки южноазиатских гигантов. Таким он остаётся до сих пор. Тревожит растущее отставание этой страны от Индии.
Если в 1991 году, по данным МВФ, по ВВП на душу населения, рассчитанному по паритету покупательной способности, Бангладеш отставал от Индии в 1,33 раза, то в 2017 году – уже в 1,7 раза.
Впрочем, у этой страны есть и большие успехи. За те же 26 лет отставание Бангладеша от Израиля – самой бедной из развитых постиндустриальных стран – по ВВП на душу населения сократилось с 14,73 раза до 7,96 раза.
Нищий Бангладеш перехватывает у более продвинутых новых индустриальных стран, где быстро растут зарплаты и возникает дефицит дешёвой рабочей силы, роль ведущего поставщика тканей, готовой одежды, головных уборов, обуви на рынки развитых стран.
Бангладеш уже занял почётное 2-е место в мире (после Китая) по экспорту готовой одежды. Основные потребители бенгальского текстиля – это ЕС и США.
Лёгкая промышленность буквально подавила сельское хозяйство в структуре бенгальского экспорта. Если в 1995 г. на долю её продукции приходилось 77% экспорта, то в 2016 г. – уже 94%.
Современный Бангладеш – это одна большая текстильная фабрика. Каждый день работать за швейными машинками и на других производствах лёгкой промышленности отправляются, по разным оценкам, 15-20 миллионов бенгальцев. Там выковываются кадры высококвалифицированных рабочих, инженеров, управленцев, на которые будет опираться дальнейшая индустриализация этой страны.
Правительство задумывается о прорыве в более сложные и высокотехнологичные сектора обрабатывающей промышленности. Постоянно идут разговоры о возможности превращения страны в одного из лидеров мирового судостроения.
В Бангладеше строятся автомобилестроительные заводы японских компаний. Но пока вся продукция местного машиностроения остаётся на внутреннем рынке. Её доля в экспорте не превышает 1%.
Бенгальцы пытаются, вслед за Индией, реализовать свои преимущества, связанные с хорошим знанием английского языка и математики, и завоевать серьёзные позиции на рынке производства программного обеспечения. И, похоже, это им удаётся.
На этом фоне удручает очень высокий уровень неграмотности бенгальцев. В 2016 г. читать и писать умели только 72% граждан страны в возрасте старше 15 лет. Это даже хуже, чем в Конго-Киншасе (77%).
Бангладеш добился неплохих результатов в области здравоохранения. Средняя ожидаемая продолжительность жизни составила в 2015 г., по данным ВОЗ, 71 год (в Японии – 83 года, в Германии – 81, в США – 79, в Китае – 76, в России – 70, в Пакистане – 66, в Афганистане – 60).
Не может не радовать и высокий уровень нравственности и духовности бенгальцев. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в 2015 г. в Бангладеше на 100 тыс. населения пришлось 2,5 умышленного убийства (в Японии – 0,28; в Китае – 0,62; в Германии – 1,18; в США – 5,35; в России – 10,82; на Филиппинах – 11,02).

 

bangl 1

Камаль Хоссаин


Две бегумы
Вся история Бангладеш после падения диктатуры Хоссаина Эршада в 1990 г. и перехода к демократии и экспортоориентированной индустриализации – это история борьбы двух непримиримых и ненавидящих друг друга соперниц: Халеды Зии и Шейх Хасины.
Они возглавляют две ведущие политические силы страны: Халеда Зия – консервативную Националистическую партию, а Шейх Хасина – либеральную Народную лигу.
При этом обе бегумы являются последовательными сторонницами экспортоориентированной индустриализации, и вся драматическая история их чередования у власти нисколько не меняет стратегического курса страны.
73-летняя Халеда Зия – это вдова бывшего президента Зиаура Рахмана (1977-1981), убитого на своём посту. Она возглавляла консервативные правительства в 1991-1996 и 2001-2006 годах.
71-летняя Шейх Хасина – это дочь основателя бенгальского государства Шейха Муджибура Рахмана (1971-1975), убитого во время переворота 15 августа 1975 г. Она возглавляла либеральное правительство в 1996-2001 годах и снова правит с 2008 г.
Уровень недоверия между соперничающими партиями столь велик, что каждый раз смене власти на выборах предшествовало формирование временного правительства. Если бы правительство во время выборов возглавляла одна из соперничающих партий, победа на них оппозиции была бы вряд ли возможна.
Однако в 2013 г. этот механизм смены власти дал сбой. Либеральное правительство Шейх Хасины наотрез отказалось уступать власть временному правительству.
Консервативная оппозиция тогда объявила бойкот выборов в надежде, что народ снесёт либералов. Но эти предположения не оправдались. Народ примирил с либералами начавшийся мощный экономический подъём.
Либералы, не встречая сопротивления оппозиции, получили подавляющее большинство мест. Вялые протесты были подавлены. Консерваторы, не имея представительства в парламенте, стали терять поддержку крупного бизнеса.
Лишившись депутатского иммунитета, консервативные вожди стали жертвой преследований со стороны правительства. Их митинги разгонялись боевиками Народной лиги, действовавшими под прикрытием полиции, а то и при её соучастии.
Многие руководители и активисты консерваторов оказались за решёткой или были вынуждены эмигрировать. В конце концов, в тюрьму была брошена и вождь оппозиции Халеда Зия. Её обвинили в коррупции. В данном случае перед нами яркий пример избирательного применения правосудия.

 

bangl 2

Шейх Хасина


 

Новые выборы
Когда в этом году подошёл черёд новых выборов, консерваторы решили поменять тактику. Они осознали, что бойкот лишь приводит к потере поддержки со стороны богатых попечителей партии, поскольку, не имея своих депутатов, партия оказывается не в состоянии отстаивать их интересы.
Поскольку вождь консерваторов находится за решёткой, Националистическая партия решила выставить другого кандидата. Им стал 81-летний Камаль Хоссаин.
Этого человека называют «совестью нации». Он выходец из помещичьего рода. Его отец был знаменитым хирургом.
Камаль Хоссаин получил блестящее юридическое образование в США и Англии. Вернувшись на родину ещё в годы пакистанского владычества, он сделал блестящую карьеру адвоката, преподавал в университете.
В первые годы независимости был сподвижником Шейха Муджибура Рахмана, занимал посты министра юстиции и министра иностранных дел в его правительстве. Камаль Хоссаин является одним из авторов конституции 1972 г.
В 1981 г. Камаль Хоссаин боролся за кресло президента, но проиграл действующему консервативному главе государства Абдусу Саттару, набрав всего 26% голосов.
В последние десятилетия Камаль Хоссаин широко известен как международный чиновник и общественный деятель.
Всю свою политическую карьеру Камаль Хоссаин был сторонником ныне правящей либеральной Народной лиги. Тем интереснее, что сейчас «совесть нации» отвернулась от премьер-министра Шейх Хасины и перешла на сторону консервативной оппозиции.
Предвыборная кампания проходит в условиях жесточайшего давления со стороны правящих либералов на оппозиционных консерваторов. Вожди и тысячи активистов консерваторов остаются в тюрьмах. Многих кандидатов консерваторов просто не допустили на выборы.
На митинги оппозиции нападают головорезы Народной лиги под прикрытием полиции. Недавно они напали даже на ехавший по столице кортеж Камаля Хоссаина. Были ранены 12 человек.
До недавнего времени никто не ставил под сомнение, что либералам в этих условиях удастся без проблем переизбраться на третий срок. В конце концов, они обеспечили стране мощный экономический подъём. Годовые темпы роста ВВП превышают 7%. Растёт и уровень жизни бенгальцев.
Однако в последние недели появился новый фактор политической жизни. В стране начались массовые забастовки и протесты текстильщиков. Они требуют повышения минимальной зарплаты в полтора раза.
Правительство Шейх Хасины уже повышало минимальную зарплату в полтора раза с 1 января 2018 г. Но до этого она не увеличивалась 5 лет.
Владельцы текстильных фабрик – эта опора правительства – полностью поддерживают действия Шейх Хасины. При этом любопытно, что оппозиционная консервативная Националистическая партия предпочитает отмалчиваться по поводу массовых протестов рабочих. Очевидно, что кампания перестаёт быть скучной, а итоги выборов – предсказуемыми.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 1023 раз

Поиск по сайту

Реклама