Дело о сгоревшем мальчике: ожоги на погонах

A A A

«Улице Московской» стали известны причины, по которым председатель Следственного Комитета России Александр Бастрыкин отстранил от должности всех, кто расследовал уголовное дело о поджоге 10-летнего мальчика в Каменке.
По информации нашего издания, результаты служебных проверок свидетельствуют о том, что в Следственном управлении СКР по Пензенской области подделывали подписи в материалах уголовного дела, а полиция скрывала информацию о тяжких преступлениях.

Мишу убили, но уголовное дело будет жить
10-летний Михаил Опря получил смертельные ожоги 3 июня 2016 г., когда находился с группой подростков на берегу реки Атмис в г. Каменке.
Ещё несколько дней он боролся за свою жизнь в палате реанимации. Ребёнок был в памяти, узнавал лица родственников, ориентировался в пространстве, перечислял имена находившихся с ним подростков и повторял: «Они меня облили и подожгли».
Однако в те же дни Следственное управление СКР по Пензенской области распространяло пресс-релиз, из которого следовало, что мальчик сидел на мопеде, курил сигарету и загорелся сам.
Михаил Опря умер 13 июня. Он не успел дать показаний следствию, потому что следствие к нему так и не пришло.
Мама погибшего мальчика Елена Гришакова неоднократно заявляла о грубейших нарушениях, которые были допущены сотрудниками СКР в рамках работы над уголовным делом. По её версии, причина могла заключаться либо в коррупции, либо в халатности (см. «УМ» № 654 от 21 октября 2016 г., «Дело о поджоге ребёнка тонет в бензиновой луже»).
Первый серьёзный поворот в расследовании случился  в октябре 2016 г., когда Елена Гришакова добилась приёма у главы СКР Александра Бастрыкина. После этого следователи ещё раз осмотрели место трагедии и обнаружили кроссовок погибшего мальчика. Он лежал в 16 м 20 см от предполагаемого места поджога. Чтобы найти этот вещдок, сотрудникам СУ СКР понадобилось 148 дней.
Под давлением фактов официальная версия следствия всё-таки склонилась к тому, что 10-летнего ребёнка умышленно подожгли.
Однако 1 июня 2017 г. уголовное дело было закрыто за отсутствием состава преступления, поскольку вину взял самый младший подросток, не достигший возраста привлечения к уголовной ответственности.
Это не остановило Елену Гришакову. Она продолжила собирать информацию по крупицам и 26 сентября 2018 г. на повторном приёме у Александра Бастрыкина предоставила результаты собственного расследования.
Информация о том, что материалы уголовного дела будут изучать сотрудники Центрального аппарата, появилась на сайте Следственного Комитета России в тот же вечер.
«Александр Бастрыкин поручил отстранить от должности всех следователей и сотрудников, причастных к расследованию этого преступления и провести в отношении них служебные и процессуальные проверки, а в случае выявления признаков должностных преступлений в их действиях незамедлительно возбудить уголовное дело», – подчёркивала пресс-служба СКР.
По сведениям «УМ», обструкции подверглись сразу 8 сотрудников. В их числе руководитель отдела СУ СКР по Каменскому району Румис Магдеев и старший следователь Рамир Карамышев.
И вот накануне Нового года результаты собственного расследования Елены Гришаковой подтвердились. В этой связи 25 декабря 2018 г. Первомайский районный суд г. Пензы рассмотрит ходатайство следствия о том, чтобы возобновить уголовное дело по факту убийства 10-летнего мальчика.
«В связи с установленными нарушениями, влекущими за собой признание полученных доказательств недопустимыми», – признался в ходатайстве подполковник юстиции Свечников, исполняющий обязанности руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Пензенской области.

 

opryaНа чём погорел следователь Карамышев
По информации «УМ», вышестоящее руководство усомнилось в добросовестной работе Рамира Карамышева, старшего следователя отдела СКР по Каменскому району.
Именно этот человек на протяжении первых месяцев расследовал гибель мальчика и проявил сверхспособности, которые навсегда зафиксированы в материалах уголовного дела.
Так, из некоторых протоколов допроса свидетелей следует, что сотрудник СКР может одновременно присутствовать в разных точках города.
Например, 18 октября 2016 г., через 6 дней после первого «разгона» в кабинете у Александра Бастрыкина, Рамир Карамышев принимал участие в следственном эксперименте на берегу реки Атмис, что на окраине г. Каменки. Об этом свидетельствует протокол, где содержится подпись старшего лейтенанта юстиции Шведова.
Однако из других документов следует, что в эти же минуты Рамир Карамышев находился в своём кабинете на ул. Центральной, 8 и допрашивал двух свидетелей, одного за другим.
Аналогичное чудо произошло 27 октября 2016 г. Как видно из документов, сотрудник СКР одновременно принимал участие в следственном эксперименте на берегу реки и допрашивал в своём кабинете несовершеннолетнего, да ещё с участием педагога.
Материалы уголовного дела свидетельствуют также о том, что 1 ноября 2016 г., в одно и то же время, следователь Карамышев допросил сразу двух несовершеннолетних с участием педагогов. Причём первый допрос он проводил в своём кабинете, а второй – в школе.
Любопытно, что в некоторых протоколах и вовсе отсутствуют данные о следователе, который проводил допрос.
Почему вышестоящее руководство и прокуратура не замечали таких очевидных нарушений Уголовно-процессуального кодекса РФ на протяжении двух лет – непонятно.
Конечно, можно допустить и даже понять, что с учётом большого потока уголовных дел раздвоение личности старшего следователя считается вполне допустимым явлением в структуре регионального СКР.
Но вот закрыть глаза на подделку подписей в протоколах допроса свидетелей, наверное, нельзя.
По информации «УМ», почерковедческие экспертизы, проведённые после встречи Елены Гришаковой с Александром Бастрыкиным, подтвердили, что как минимум в 7 протоколах допроса свидетелей содержатся поддельные подписи трёх человек.
Именно это основание послужило формальной причиной для того, чтобы реанимировать уголовное дело по факту убийства 10-летнего Михаила Опря. Ибо в силу норм Уголовно-процессуального кодекса РФ доказательства, полученные с нарушением закона, являются недопустимыми.
Все эти доводы сотрудники СКР расскажут 25 декабря 2018 г. Первомайскому районному суду г. Пензы. Они будут ходатайствовать об отмене постановления о прекращении уголовного дела, чтобы вернуть его к жизни и расследовать дополнительные обстоятельства гибели ребёнка.
«УМ» не исключает, что в рамках нового следствия может родиться ещё несколько уголовных дел в отношении должностных лиц. По крайней мере одно из них, по информации «УМ», уже поставлено на ноги и идёт полным ходом.

Сотрудник полиции скрывал тяжкие преступления
После того как Елена Гришакова потеряла сына, она начала изучать личности подростков, которые находились вместе с ним
в момент трагедии. И оказалось, что криминальный шлейф тянется за ними вот
уже несколько лет. Однако должный контроль и профилактическая работа со стороны
органов правопорядка почему-то отсутствовали.
Для того чтобы собрать доказательную базу, мама погибшего мальчика пообщалась практически со всеми детьми, проживающими в окрестностях. Так она узнала, что незадолго до трагедии с её сына вымогали деньги и физически унижали его.
Кроме того, оказалось, что группа этих подростков вымогала деньги у других детей и под угрозой избиения заставляла их воровать продукты из магазинов.
Примечательно, что по последнему факту родители пострадавших направляли коллективную жалобу в Администрацию Президента РФ и на имя уполномоченного по защите прав человека Михаила Федотова. Однако на профилактический учёт проблемных подростков так и не поставили.
По словам Елены Гришаковой, эти же подростки инициировали поджоги как минимум двух зданий. И тушили сигареты о тело одного из детей.
О том, что на самом деле происходит в Каменке, Елена Гришакова неоднократно сообщала в Следственный Комитет, полицию и прокуратуру.
Большинство её заявлений тонуло в процессуальной рутине, а мама погибшего мальчика обращалась в органы правопорядка снова и снова. Она понимала, что сына ей уже не вернуть.
Но продолжала гнуть свою линию, чтобы таких трагедий больше не повторялось. И чтобы другие родители не попали в такой же ад, в котором оказалась её семья.
18 ноября 2017 г. Гришакова попала на приём к главному инспектору МВД России Игорю Скляру. Из его ответа следует, что изложенные ею сведения подтвердились частично. В том числе про поджог в частном домовладении.
Как выяснилось в результате проверки, сотрудники местного отдела полиции почему-то не внесли информацию о нём в книгу учёта сообщений о преступлениях.
Игорь Скляр согласился, что работа с проблемными подростками в г. Каменке «ведётся не должным образом». Но при этом отметил, что факты других противоправных деяний, о которых рассказала ему Елена Гришакова, своего подтверждения не нашли. Поэтому инспектор по делам несовершеннолетних из г. Каменки отделался всего лишь дисциплинарным взысканием.
А вот Следственный Комитет копнул глубже и возбудил уголовное дело.
Как сообщают источники «УМ», оно возбуждено в отношении инспектора по делам несовершеннолетних, которого обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями.
Следствием установлено, что инспектор умышленно искажал объяснения тех, кто пострадал от действий проблемных подрост-ков задолго до убийства 10-летнего Михаила Опря. Это делалось якобы для того, чтобы не портить статистику.
В том числе установлено, что сотрудник полиции не отражал в материалах доследственных проверок полученные им сведения о тяжких преступлениях. Тем самым он вынес сразу несколько постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по фактам грабежа, вымогательства и истязаний над несовершеннолетними.
По версии следствия, это отрицательно повлияло на деятельность отдела полиции по Каменскому району и спровоцировало сбой в его работе.
«УМ» напоминает, что причину этого сбоя обнаружили не после того, как был жестоко убит 10-летний ребёнок. А только после того, как его мама дважды дошла до председателя СКР Александра Бастрыкина.
Фото с сайта СКР

Прочитано 1690 раз

Поиск по сайту

Реклама