Решала, по которому уже принято решение

A A A

Майкл Коэн приговорён к тюремному заключению за услуги, которые оказывал своему хозяину.
История личного адвоката президента чем-то напоминает американскую мечту, а чем-то – русский роман.

Начало было знаменательным. В 2007 г. Майкл Коэн жил в Нью-Йорке, в доме, на котором красовалось имя Трампа.
Домоуправление захотело убрать имя Трампа с башни. Тогда Коэн с соседями организовали движение сопротивления.
Руководство домоуправления было сменено, имя Трампа осталось, а Коэну – тогда скромному адвокату Trump Organization с зарплатой в 75000 долл. в год – было сделано предложение, от которого он не смог отказаться.
Не хочет ли он занять пост исполнительного вице-президента и особого советника Дональда Трампа с зарплатой в 500000 долл. в год? Да, хочу.
Это решение привело к тому, что Коэн стал личным адвокатом президента Соединённых Штатов, а потом к тому, что его 12 декабря приговорили к трём годам тюрьмы за ряд преступлений: от уклонения от уплаты налогов до дачи ложных показаний Конгрессу.
Его бы посадили и на больший срок, но Коэн оказался полезен особому прокурору Роберту Мюллеру, который расследует связи между предвыборным штабом Трампа и русским правительством.
Биография Коэна читается, как роман об американской мечте, написанный русским писателем.
Его отец Маурыцы был узником советского ГУЛАГа, а после освобождения эмигрировал в Канаду, где стал хирургом.
Его тесть тоже эмигрировал из Советского Союза, чтобы начать новую жизнь на Западе. Но порочащие связи Коэна-младшего с русским государством имели иную природу.
На протяжении всего периода первичных выборов 2016 г. в Республиканской партии он пытался вести переговоры о строительстве башни Трампа в Москве. Он даже обменивался через посредника посланиями с представителем Владимира Путина Дмитрием Песковым.
Он лгал об этом, стремясь создать впечатление, что этот проект был похоронен до первичных выборов в Айове в феврале 2016 г., тогда как на самом деле переговоры велись вплоть до съезда республиканцев в Кливленде.
Коэн врал под присягой, давая показания в Конгрессе, чтобы защитить своего хозяина и покровителя.
Он лгал и по другим вопросам по причинам, уже в большей степени связанным с его личными интересами. Согласно документам, оглашённым в суде, он занизил свой доход за период с 2012 г. по 2016 г. на 4 млн долл.
Главным образом это было связано с мошенничеством по поводу его зарплаты в Trump Organization. Он покупал медальоны, позволяющие использовать машину как такси, и сдавал их в аренду.
Сам он занимал деньги под 5% годовых, а с клиентов брал по 12%.
Он заработал 30000 долл. на перепродаже редкой французской дамской сумочки (в The Economist полагают, что это была Birkin). Налоговая служба ничего об этом не знала.
Но если с федеральными чиновниками Коэн играл на понижение, то в заявках на получение кредитов, с которыми он обращался в банки, он преувеличивал своё состояние, раскрывая доходы, но ничего не говоря о своих долгах, а это считается преступлением.
Преданность Коэна Трампу привела его и к нарушению законодательства о финансировании избирательных кампаний.
Когда Трамп, будучи кандидатом в президенты в 2016 г., столкнулся с перспективой разглашения несколькими женщинами историй о романтических отношениях с ним, Коэн организовал выплату им крупных сумм и заключение с ними выгодных сделок, чтобы обеспечить их молчание.
Поскольку это делалось для того, чтобы помочь Трампу с теми избирателями-республиканцами, для которых имеют значение «ценности», прокуроры настояли, что эти платежи можно приравнять к незаконным пожертвованиям на избирательную кампанию.
Когда всё раскрылось, Коэн стал настаивать, что всё это он делал по собственной инициативе. Эту выдумку потом подхватил сам Трамп, бросив своего адвоката на произвол судьбы. Именно это предательство и объясняет, почему Коэн согласился давать показания.
В зените своей карьеры Коэн был не только личным адвокатом  президента, но и заместителем финансового директора Национального комитета Республиканской партии. Он баловался политическими консультациями, обещая понимание и доступ к президенту.
Он загребал миллионы долларов, ничего не давая своим клиентам взамен, кроме разве что ощущения близости к власти. Его путь к этому с того момента, как он принял первое предложение  Трампа (которое нельзя было упустить), занял всего десять лет.
Все эти достижения были стёрты в пыль всего за 10 месяцев.
The Economist,
15 декабря 2018 г.

 

Прочитано 386 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту