Садись, Мануйлов, два!

A A A

22 ноября на электронный адрес редакции поступило письмо за подписью директора многопрофильной гимназии № 4 «Ступени» В. В. Вишненковой, в котором она высказалась по поводу статьи «Несчастный случай в школе: теория и практика», опубликованной в выпуске «Улицы Московской» от 16 ноября этого года.
«УМ» публикует это письмо в аутентичном виде, полагая, что читатели имеют право знать, в какой манере в наше время мыслят и разговаривают отдельные педагоги и директора.

gimnazy
Уважаемый Валентин Игоревич!
В Вашей газете № 42 от 16.11.2018 опубликована статья Оксаны Светличной «Несчастный случай в школе: теория и практика». Темой статьи стал несчастный случай, произошедший в нашей гимназии с одним из учеников.
Считаю своим долгом дать краткую оценку данному материалу, т. к. в публикации упомянуты имена педагогов, учащихся, родителей, затронута репутация гимназии.
Журналист О. Светличная позволила себе изложить односторонний, субъективный взгляд пострадавшей стороны на событие, не удосужившись получить хотя бы комментарий от руководства гимназии.
Неясно, какую цель преследовал автор статьи, ведь обсуждение такой серьёзной проблемы требует погружения в материал, глубокого анализа фактов.
К сожалению, информация дана в искажённом, непроверенном виде. Где же объективность, достоверность, порядочность, наконец?
В действительности в соответствии с нормативными документами и с соблюдением положенных сроков в гимназии было комиссионно проведено расследование данного несчастного случая, сделаны выводы и приняты управленческие решения.
Одноклассники навещали пострадавшего мальчика в больнице.
Тимофей Б., неправомерно обвиняемый в случившемся, и потерпевшийКлим П. пожали друг другу руки.
Родители класса, администрация гимназии выразили семье Клима сочувствие в случившемся. Семье была оказана материальная помощь.
Мне как директору гимназии непонятно, почему репутация целой школы, которой даже не дали права голоса, пострадала в угоду частным, личным интересам людей, неудовлетворённых результатами расследования несчастного случая.
Р.S. Несмотря на факт публикации явно заказного материала, надеюсь на Ваш профессионализм и остаюсь верным читателем газеты.
С уважением, директор В. В. Вишненкова



Уважаемая Валерия Валерьевна!
Прочитал Ваше письмо и был удивлен.
Чувствуется, что письмо написано педагогом с большим стажем.
Его посыл – «Садись, Мануйлов, два!»
Вся лексика, что Вы позволили себе использовать в письме, есть неприкрытое моральное давления на меня как на главного редактора, отвечающего за выход статьи «Несчастный случай в школе: теория и практика».
Между тем в этой статье, написанной внештатным автором издания Оксаной Светличной в рамках редакционного задания, была описана проблема, существенная, как пояснили мне наши консультанты, едва ли не для всех школ г. Пензы.
Напоминаю. Речь шла о том, что в результате столкновения, произошедшего между двумя мальчиками, один из них получил  «компрессионный перелом тел Th2-Th3 позвонков 1 степени».
Однозначно, что он – потерпевший.
И в этой связи автор статьи задал вопросы, на которые «Улица Московская» до сих пор не получила от Вас, как директора гимназии № 4, ответы.
Напоминаю эти вопросы.
Организационные:
1. Почему в коридоре не было дежурного учителя или камер наблюдения?
2. Почему медсестры не было на месте?
3. Почему ребенка с травмой отпустили одного домой, не оказали первую помощь и не транспортировали в медучреждение?
Юридические:
1. Почему расследование несчастного случая было проведено только через неделю после несчастного случая?
2. Почему комиссия при расследовании не опросила письменно самого пострадавшего Клима?
Медицинский:
Можно ли получить компрессионный перелом позвоночника, просто натолкнувшись на кого-то и упав?
Нравственный:
Зачем из объективно пострадавшего ребенка делать виноватого?
Был и риторический вопрос: «Если Тимофей Б. был «погружен» в телефон, как он увидел быстро бегущего на него одноклассника и успел выставить руки?»
Тоже, надо сказать, существенный для родителей детей, что учатся в школах.
Далее. В связи с тем, что Вы своим письмом подвигли меня на ответ, хочу дать краткий комментарий этому несчастному случаю, опираясь на ту информацию, которой владею, и на тот опыт знания школьной жизни, что имею.
Самому довелось учиться в четырех школах. Работал учителем тоже в четырех школах. Дети (два сына и дочь) учились в четырех школах. Опыт наблюдений в разных статусах вполне достаточный.
Тот факт, что дети во время перемены в коридоре бегали, шалили или даже бесились (все зависит от того, как они сами трактуют свою активность), говорит, наверное, о том, что в школе есть свобода. И это хорошо.
Но также это может говорить о том, что отсутствовал дежурный учитель, призванный гасить активность детей, дабы никто не пострадал. И это плохо.
Вопрос, кстати, а график дежурств учителей на переменах есть? Обсужден на педсовете? Утвержден приказом директора? Каждый учитель расписался, что знает свой день и свои часы?
Теперь о главном.
Почему, когда мальчику, у которого, как оказалось, были сломаны позвонки, понадобилась медицинская помощь, медсестры не оказалось на месте? Чем таким важным она была в это время занята?
Не есть ли это признак неудовлетворительной кадровой и организационной работы директора школы?
Почему никто из учителей не удосужился проявить внимание к мальчику, не расспросил его и не подумал, что стоит, наверное, во избежание будущих неприятностей для школы, а главное, ради здоровья ребенка, вызвать скорую помощь и отправить его в больницу?
Не есть ли это признак нездоровой атмосферы в педагогическом коллективе?
Очевидно, что в вашей школе сложилась атмосфера идолопоклонства, при которой никто не смеет Вам возражать или даже давать советы.
Возможно, Вам кажется, что из статьи про несчастный случай этого не следует.
На самом деле тот факт, что никто из педагогов не оказал вовремя внимания и помощи пострадавшему мальчику, а также то обстоятельство, что расследование было проведено не сразу, согласно инструкции, явно говорит в пользу версии о нежелании портить школе репутацию таким случаем.  
Репутация школы оказалась важнее здоровья ребенка?
Кстати, репутацию школе портят плохие случаи, а не то, что про них пишут в газетах.
Наконец, последнее. У Вас по-прежнему есть возможность, или шанс, как хотите, взять слово и написать свою версию случившегося.
Начиная с момента столкновения.
Это была неизбежная случайность?
Или же мальчику по имени Тимофей не было необходимости выставлять свои руки против бегущего на него Клима, ибо Тимофей крупнее и весомее маленького Клима. И даже если бы столкновение произошло, Тимофей не пострадал бы.
И далее, в соответствие с инструкциями министерства образования, все действия руководства школы по этому случаю.
Не надо только писать, что мальчики пожали друг другу руки.
Если Вы все-таки удосужитесь прислать для публикации в «Улице Московской» свою педагогически обоснованную версию, очень рассчитываю, что она также будет литературно выверенной.
Другими словами, ее будет приятно читать, как достойный выпускника литературного факультета текст. Просто излагающий события. Без наездов на редакцию.
Поверьте, в этом деле у нас опыта больше.
Публикация для гимназии и лично для Вас будет совершенно бесплатной, то есть не заказной.
Точно так же, как совершенно бесплатно для бюджета «УМ» публикует репортажи с сессий Законодательного Собрания и Пензенской городской Думы.
Для читателей напоминаю: статья  «Несчастный случай в школе: теория и практика» была опубликована в выпуске «Улицы Московской» от 16 ноября 2018 г.

Фото Даниила Мануйлова

 

Прочитано 971 раз

Поиск по сайту

Реклама