Затягивая гайки

A A A

Европа не спасёт Иран от нефтяных санкций.

Накануне Дня всех святых воды вокруг Китая кишели призраками.
Шедший под панамским флагом танкер Dino I исчез 13 октября недалеко от большого нефтяного терминала в Даляни. Когда он снова включил транспондер несколько дней спустя, он шёл уже близ Тайваня и не был так тяжело нагружен.
Судно где-то тайно избавилось от миллионов тонн персидской нефти. Сейчас оно держит курс на остров Харк, где находится нефтеналивной терминал персидской государственной компании. Этой осенью по этому маршруту следовало по меньшей мере шесть других «танкеров-призраков».
Иран думал, что смог покончить со всеми этими фокусами. Соглашение, подписанное им с шестью державами в 2015 г., снимало с него большинство санкций в обмен на жёсткие ограничения его ядерной программы.
Персидский президент Хассан Рухани обещал своему народу приток новых инвестиций и создание рабочих мест. Вместо этого они получили Дональда Трампа, который назвал ядерный договор «худшей сделкой в истории». (Трамп путается: это не единственное соглашение, которое он так называет).
В мае Америка вышла из соглашения, а уже в августе она начала вводить санкции. 4 ноября санкции будут наложены на столь важную для Ирана нефтяную промышленность.
inopress

 

На диаграмме показана динамика среднесуточного экспорта Ираном сырой нефти (в млн. баррелей) по направлениям (Европа, Азиатско-Тихоокеанский регион, Африка) с 2009 по 2017 год. Особо выделены 2012 (введение США и ЕС санкций против нефтяной промышленности) и 2016 год (некоторые санкции сняты).
Источник: ОПЕК.


 

Когда Америка делала это в предыдущий раз, персидский экспорт упал с 2,5 млн баррелей в день в 2011 г. до 1,1 млн три года спустя. Никто не знает, сколь глубоким станет падение на этот раз. Экспорт уже упал примерно на треть с максимального уровня в 2,8 млн баррелей в день в апреле.
Южная Корея и Япония прекратили покупать персидскую нефть. Индия тоже ограничила её импорт.
Объём закупок со стороны Китая оценить сложнее, отчасти из-за таких прячущихся судов, как Dino I. Другие танкеры тоже перевезли в нефтехранилища миллионы баррелей. Возможно, Иран приманивает их скидками.
Тем не менее к концу года поставки персидской нефти упадут на 1 млн баррелей в день по сравнению с максимальными значениями. На нефть приходится почти 70% персидского экспорта и половина государственных доходов.
Экономика уже ослабла. В прошлом месяце инфляция достигла 15,9%. Неофициальный курс доллара вырос с 40000 риалов год назад до примерно 150000 риалов.
Ежедневно проходят забастовки и протесты. В сентябре бастовали дальнобойщики, протестуя против роста цен. Несколько недель спустя устроили сидячую забастовку учителя.
Несмотря на экономические проблемы, Иран не стал возобновлять свою ядерную программу. Вместо этого он обращается к Европе, надеясь, что остальные участники соглашения помогут ему обойти санкции.
В августе Европейский союз ввёл «регулирование блокировки», которое позволяет европейским фирмам не подчиняться санкциям. Вожди ЕС также обсуждают идею создания расчётной палаты для регулирования торговли с Ираном в евро. Это позволит фирмам обходить американские банки, а значит, и американские санкции.
Но это всё хорошо лишь в теории. Ирану не следует надеяться, что всё это заработает. Европейские фирмы не будут обращать внимания на регулирование блокировки. Total уже вышел из сделки с Ираном по освоению его главного газового месторождения. А Airbus отказывается поставлять ему пассажирские самолёты.
Дело в том, что опасность потери доступа на американский рынок и к американской финансовой системе гораздо страшнее. Ни одна из стран ЕС пока не решилась разместить у себя создаваемую расчётную палату.
Ирану не следует переоценивать ту поддержку, что он получает со стороны Европы. Федерика Могерини, глава европейской дипломатии, которая защищала ядерную сделку, уходит со своего поста через год.
Датские власти призывают к санкциям против Ирана за организацию им заговора с целью убийства персидского инакомыслящего на территории их страны.
Южная Корея и Япония, а также ряд других стран хотят, чтобы американцы позволили им продолжить закупать хотя бы немного персидской нефти.
Предвосхищая эти требования, ястребы в Вашингтоне хотят изгнать Иран из Общества всемирной межбанковской финансовой телесвязи (SWIFT) – нервного центра мировой финансовой системы.
Если это произойдёт, как это случилось в 2012 г., то покупателям персидской нефти придётся расплачиваться наличными либо заключать бартерные сделки.
Её главный потребитель – Китай – будет только рад этому. Во время предыдущего раунда санкций он обменивал на нефть автомобили Geely и другие потребительские товары. Отключение Ирана от SWIFT в основном ударит по простым персам, затруднив законную торговлю.
Трампу не удастся довести персидский экспорт нефти до нуля, как он надеется. Но большой ущерб он нанесёт.
Вопрос в том, чего он хочет добиться, ведь санкции – это всего лишь средство, а не стратегия. Барак Обама знал, чего добивался: ядерного соглашения. Критики говорят, что у Обамы была слишком узкая цель.
У Трампа противоположная проблема. Его государственный секретарь Майк Помпео представил список пожеланий, которые должны войти в состав будущего соглашения.
Он включает не только отказ Ирана от ядерной программы, но и прекращение испытания им баллистических ракет, вывод войск из Сирии и отказ от поддержки своих марионеток в регионе вроде ливанской Партии Бога.
Всё вместе это означает пересмотр всей доктрины безопасности Ирана, основанной на поддержке шиитских добровольцев. Исламская республика держалась за это десятилетиями, не обращая внимания на экономические страдания.
Какой для неё смысл идти на компромисс с президентом, который стремится к смене режима в Иране?
Во время Манамского диалога – ежегодного совещания по безопасности в Бахрейне – чиновники были восторженно настроены по поводу этого максималистского подхода.
«Иран делится без остатка», – заявил Адель аль-Джубейр, саудовский министр иностранных дел. Однако за стенами гостиницы Ritz-Carlton ситуация выглядела по-другому.
Персидские войска помогли Башару аль-Ассаду победить в гражданской войне в Сирии. Поддерживаемые Ираном повстанцы-хуситы продолжают досаждать Саудовской Аравии и её союзникам в Йемене.
Партия Бога намерена увеличить своё влияние в будущем правительстве Ливана.
Трамп убеждён, что способен лучше заключать сделки, чем его предшественник. Но с кем?
Он опорочил Рухани, который должен покинуть своё кресло в 2021 г. Если к тому времени Иран останется под действием калечащих санкций, то на смену Рухани может прийти твердолобый политик.
И если к тому времени будут простаивать насосы на нефтяных скважинах, то вполне могут вновь заработать центрифуги по обогащению урана.
The Economist,
3 ноября 2018 года

Прочитано 267 раз

Поиск по сайту

Реклама