Областная больница и медицинский институт: конфликт интересов или конфликт понимания

A A A

Статья Валентина Мануйлова «В защиту Гулякова», опубликованная в выпуске  «Улицы Московской» от 26 октября (на сайте № 750), ожидаемо оказалась резонансной. Но был среди откликов на этот материал и один неожиданный.

В редакцию «Улицы Московской» обратилась администрация Областной клинической больницы им. Н. Н. Бурденко с желанием высказать свою позицию по поводу «конфликта ПГУ с Министерством здравоохранения», который, по информации нашего издания, имеет место якобы с мая текущего года.
Суть конфликта в том, сообщалось в статье Валентина Мануйлова, «что министр Стрючков поставил себе цель выдавить кафедры медицинского института, что входит в состав ПГУ, из Областной клинической больницы им. Н. Н. Бурденко. Дескать, пусть студенты медики учатся в аудиториях, не вступая в прямой контакт с больными.
Источники «УМ» сообщали в этой связи, что на самом деле минздрав просто хочет, чтобы ПГУ платило министерству или больнице деньги за доступ студентов медиков к телам больных. Типа того, коли студенты медики оплачивают свое обучение в ПГУ, то часть этих денег должна поступать в бюджет больницы или самого министерства».
Александр Никишин, главный врач областной больницы им. Н. Н. Бурденко, не согласен с версией событий, изложенной в статье.
Он заявил, что никакого конфликта между руководимым им лечебным учреждением и медицин-ским институтом не существует.
«Это не конфликт, а деловые отношения между двумя юридическими лицами,  – пояснил главный врач. – Идет рабочий процесс. Что-то нас, бывает, не устраивает, чем-то они бывают недовольны. Мы ведем переговоры, выстраиваем отношения. Конфликт – это не то слово, которое уместно в данном случае».
Администрация больницы никогда не ставила себе цели «выдавить кафедры медицинского института» и уж тем более не ратует за то, чтобы студенты медики учились в аудиториях, «не вступая в прямой контакт с больными».
 «Наоборот, мы очень заинтересованы в том, чтобы кафедры у нас работали, чтобы студенты присутствовали на операциях, на обходах, курировали пациентов вместе с нашими врачами, дежурили в приемном отделении. Мы хотим, чтобы студенты медики были нашими помощниками,  – пояснил главный врач.  – Мы ни в коем случае никого не выдавливаем».
Однако какие факты дали повод для версии о существовании конфликта между Минздравом и ПГУ?
Как пояснил нам руководитель областной больницы, между этим лечебным учреждением и пензенским медицинским институтом всегда существовали тесные деловые отношения.
 Областная больница разместила на своих площадях кафедры терапии, кардиологии, хирургии, травматологии, пульмонологии, эндокринологии пензенского мединститута. Выделила для студентов и преподавателей помещения под учебные комнаты для занятий  и кабинеты для профессоров. Общая площадь помещений, отведенных больницей под организацию учебного процесса, составляет порядка 1300 кв. м.
Однако за 18 лет сотрудничества мединститута и областной больницы ситуация как в высшей школе, так и в здравоохранении существенно поменялась.
И в новых условиях увязывать интересы лечебного и образовательного процессов становится все сложнее.
«На областную больницу возложена задача оказания медпомощи всему населению Пензенской области. Пациенты к нам едут и едут. Требования к качеству лечения сейчас предъявляются очень высокие. Мы их должны выполнять.  
А у нас бывает такое, что пациенты в коридорах лежат, в палатах мы ставим для них дополнительные кушетки. Больница реально испытывает дефицит площадей. Нам сейчас важна каждая койка,  – рассказывает Александр Никишин. – Пациенты жалуются на неудобства.
А при этом некоторые профессора мединститута в отделениях больницы, где люди лежат в коридорах, имеют личные кабинеты площадью по 30-40 кв. метров».
В связи с возникшим дефицитом площадей администрация больницы в мае текущего года предложила двум кафедрам мединститута  – терапии и хирургии  – переехать с территории отделений на 1 этаж административного корпуса.
Причем переехать должны были только те кабинеты и учебные комнаты этих двух кафедр, которые располагались на площадях больничных палат. Другие же кабинеты кафедр терапии и хирургии, расположенные не в палатах, а в других помещениях, остались на прежних местах.
Мотив такого решения, подчеркнул Александр Никишин, был только один: «Я хочу одного – создать нормальные условия для пребывания больных в стационаре. Если бы у нас не было дефицита площадей, я бы не поднимал этот вопрос».
Администрация областной больницы ответственно подготовилась к переезду кафедр: на 1 этаже административного корпуса были освобождены, реконструированы и отремонтированы кабинеты для учебных занятий общей площадью порядка 300 кв. м – такую же площадь занимали учебные комнаты ранее, на территории отделений.
Причем надо понимать, что эти площади не пустовали: в них располагались кабинеты административных служб больницы. Сотрудники этих служб тоже вынуждены были переехать.
Получается, чтобы сохранить прежние условия для учебного процесса, администрация, по сути, вынуждена была пойти на некоторое ухудшение условий труда своих сотрудников – их уплотнили.
Вот уже 3 месяца, как эти сотрудники работают в «уплотненном режиме», а кафедры так и не переехали, а значит, не освободили палаты для пациентов.
Как мы поняли из разговора с главным врачом больницы им. Н. Н. Бурденко, помимо дефицита площадей есть еще один момент, который способен негативно отразиться на качестве лечебного процесса. Это количество студентов.
Если в первые годы сотрудничества мединститута и областной больницы речь шла о подготовке на ее базе порядка ста студентов для нужд Пензенской области, то в настоящее время, по подсчетам сотрудников ОКБ, ежедневно на ее территории находятся порядка 800 студентов.
По словам Александра Никишина, пребывание на территории больницы столь большого количества студентов медиков серьезно затрудняет обеспечение и режима лечения пациентов, и всех норм безопасности: санэпидрежима, пожарной и антитеррористической безопасности.
«Молодежь есть молодежь,  – поясняет главный врач.  – У них много энергии  – они галдят, шалят, громко разговаривают, бегают, а у больных, например, тихий час. Я понимаю их: они же молодые! Разве им это запретишь?
Кроме того, среди студентов много иностранцев. Ты ему замечание сделал – он тебе кивнул. То ли понял тебя, то ли нет…  
Конечно, мы со своей стороны делаем все необходимое. Это громадные затраты. И все равно: разве при таком количестве студентов за всеми уследишь? Всегда остаются риски. Мы же видим, что творится в стране…
И именно я, как руководитель больницы, отвечаю за обеспечение безопасности и пациентов, и сотрудников, и тех же студентов».
На вопрос, согласовывает ли мединститут с администрацией областной больницы  количество студентов, которых она готова принять, Александр Никишин ответил отрицательно: «От нас это держат в секрете».
class

 Аудитория для занятий студентов-медиков на 1 этаже административного корпуса


 То есть другими словами, мед-институт в своем стремлении заработать увеличивает количество студентов, в том числе иностранцев. И при этом не считает нужным согласовывать увеличение нагрузки с другими участниками учебного процесса.

Александр Никишин подчеркнул, что нисколько не против того, чтобы мединститут зарабатывал, но «только не в ущерб качеству лечения пациентов».
«В сложившихся условиях я буду работать в рамках строго тех задач, которые передо мной поставил министр, и буду делать все возможное, чтобы пациенты областной больницы проходили лечение в нормальных условиях»,  – обозначил свою позицию главный врач ОКБ.
Относительно того, должен ли ПГУ, который зарабатывает на обучении студентов медиков, делиться в том или ином формате с областной больницей, Александр Никишин сказал, что вопрос денег не имеет никакого отношения к обсуждаемой ситуации.
Однако «Улица Московская» полагает, что в нынешних экономических условиях постановка такого вопроса выглядела бы вполне закономерной.
Областная больница, увязывая интересы лечебного и учебного процессов, несет если не убытки, то имеет упущенную выгоду.
Судите сами. Часть площадей, отданных под учебный процесс, могла быть использована под палаты, а значит, приносить доход. Энерговооруженность 1 кв. м областной больницы составляет, к слову, 100 тыс. рублей. Их еще надо заработать.
Врачи больницы  помогают обучать  студентов и ординаторов безвозмездно, хотя могли бы потратить рабочее время на выполнение своих прямых обязанностей.
Обеспечение всех мер безопасности обходится ОКБ также в немалую сумму.
Если бы речь шла о подготовке 100 студентов, все эти подсчеты, наверное, выглядели бы крохоборством. Но через ОКБ ежедневно проходит порядка 800 студентов. Это уже другой порядок цифр и другие нагрузки.
Все же складывается впечатление, что конфликт между мединститутом и областной больницей все-таки есть: не скандал, а именно конфликт – конфликт интересов. Вполне нормальное явление, кстати.
«Нет,  – отвечает на это Александр Никишин. – Нет конфликта интересов. Потому что цель у нас одна – подготовка грамотных специалистов. Потому что в перспективе эти студенты придут работать к нам, в областную больницу. И мы, как и мединститут, также заинтересованы в качестве их подготовки. Интерес у нас совпадает.
Есть конфликт понимания. Мы видим ситуацию по-разному, по-разному видим проблемы. У каждого ведь своя правда».
Что ж, Министерство здравоохранения в лице Александра Никишина, главного врача Областной клинической больницы им. Н. Н. Бурденко, озвучило свою позицию. Ход за ПГУ.
И, если руководство медицинского института захочет поделиться «своей правдой», «Улица Московская» готова ее озвучить.

Прочитано 655 раз

Поиск по сайту

Реклама