Советская жизнь 1920-х годов в Москве и её окрестностях

A A A

В архиве британской леволиберальной газеты «Гардиан» сохраняются все публикации, которые когда-либо выходили в этом издании. 90 лет назад, в выпуске от 26 июня, The Guardian опубликовала материал о жизни Москвы при советской власти в 20-е годы. «Улица Московская» полагает, что эта публикация, которую The Guardian повторила в выпуске от 26 июня 2018 г., достойна и внимания русского читателя. Во всяком случае любители отечественной истории найдут немало забавных моментов, рисующих жизнь и быт москвичей того времени.

26 июня 1928 года. Если центр считается «европейским», то дома на окраинах маленькие и грязные. Коммунистическая партия – зародыш будущей буржуазии. А пьют они больше, чем кто бы то ни был ещё.
Москва всегда была большой деревней. Только центр города с его бульварами выглядит «по-европейски». Улицы прекрасно вымощены. Витрины магазинов выглядят привлекательно (вот только внутри – пустые и пыльные полки). Много трамваев и автобусов. Вокруг полно плакатов и рекламы (есть очень красивые образцы).
Над улицами развешаны растяжки с объявлениями о театральных спектаклях, выставках живописи и концертах. На каждой площади установлен громкоговоритель. Улицы запружены людьми.
В начале лета в толпе встречается гораздо больше красивых и ухоженных женщин, чем зимою.
В киосках можно купить иностранную прессу, но только в том случае, если в ней не публикуются новости о России, отличающиеся от сообщений советских газет. Например, когда решалась судьба Троцкого и оппозиции, мы целую неделю сидели без иностранных изданий.
Широко распространено пьянство. Вино можно купить лишь в особых магазинах. Водку можно купить лишь в небольших количествах в центре города. Тем не менее, её полно везде.
Если постараться, то можно достать водку довоенного качества, однако гораздо более распространена «палёная водка». Впрочем, это настоящая отрава. Крестьяне предпочитают самогон собственного производства.

 

moscow 1920
Фото из архива Гардиан. Москва 20-е годы.


 За бульварами
За Бульварным кольцом город становится другим. Дома здесь ниже, меньше и грязнее. Улицы плохо замощены и редко метутся. Очень много пивных и чайных. Лавки грязные. Товары плохого качества. Даже хлеб плохой.
На железнодорожных станциях вокруг Москвы полно грубых и неопрятных людей. Воры и карманники одеты лучше. Нужно постоянно следить, чтобы к тебе не залезли в карман или не стащили сумку.
Вокруг станций процветает законная и незаконная торговля. Здесь можно купить ворованные вещи и любую контрабанду. Водка продаётся в любое время дня и ночи.
Рабочие кварталы расположены на окраинах. Посреди старых зданий бросаются в глаза новые огромные строения барачного типа. На окраинах и в пригородах много дачных домиков, предназначенных для жизни летом.
Сейчас они всё в большей степени становятся постоянным жильём для растущего населения Москвы. Скопления таких домов располагаются вдоль железных дорог. Примерно 10000 рабочих и служащих живут в 10-30 верстах от Москвы и ежедневно ездят в город на поезде.
Много частных домовладений. Почти все старые домовладельцы сохранили свою собственность. Но появились и новые домовладельцы. Это либо коммунисты, которым дачи и жильё положены по должности, либо те, кто накопил достаточно денег на свой дом.
Однако большинство домов находится в распоряжении властей и «домоуправлений». Теоретически они должны предоставляться рабочим, прежде всего железнодорожникам. Но «домоуправления» бесстыже коррумпированы и сдают дома «своим людям», как здесь принято говорить, т. е. коммунистам и их родным.
Так что, вопреки всем законам, многие коммунисты имеют как жильё в городе, так и дачу за городом. Этой привилегией пользуются и те, у кого достаточно денег на взятки. И всё это делается открыто, без утайки.
Возмущаются лишь те, у кого нет денег, чтобы дать на лапу.

Советы и «ячейки»
В этих дачных посёлках на окраинах города и вдоль железных дорог кипит новая жизнь. В каждом посёлке есть свой Совет, который ведает благоустройством, очисткой, социальной работой, пожарной охраной, канализацией и т. д.
Там, где рядом находятся несколько посёлков (я живу в таком месте), есть аптека, медицинский пункт, больница. Так что мы неплохо обеспечены медицинской помощью.
Правда, коммунальные службы работают довольно примитивно. С канализацией и вывозом мусора у нас плохо. Так что улицы загажены. Весной, когда тает снег, и осенью вам приходится буквально пересекать вброд трясины грязи.
В каждом посёлке есть коммунистическая «ячейка», призванная обслуживать «культурные потребности» жителей. Она располагается – что само по себе показательно – в здании отделения милиции.
В некоторых посёлках есть «клубы», где показывают фильмы. Предпочтение отдаётся французским картинам. Там также время от времени читают лекции «О значении физкультуры» и на тому подобные темы. Но на них мало кто ходит. Молодёжь предпочитает проводить время за выпивкой и игрой в карты. Никогда в России не потребляли так много водки, как сейчас.

Коммунистическая буржуазия
Коммунисты пьют больше, чем кто-либо ещё. Не потому, что они такие плохие. Просто у них больше денег в карманах. Как правило, коммуниста трудно отличить от простого рабочего. Хотя различия есть. Коммунисты легче приспосабливаются, они более угодливы и способны лучше отстаивать свои интересы.
«Они получают всё», «Он получил дом, потому что стал коммунистом», – такие замечания постоянно слышишь от рабочих.
Сейчас в отношении коммунистов стали часто использовать слово «буржуазия». Все, кто вступают в Коммунистическую партию, делают это из соображений материальной выгоды и привилегий. Нет никаких сомнений, что Коммунистическая партия – это зародыш будущей буржуазии.
Многие из коммунистов вполне могут сравниться с американцами по своим деловым инстинктам и усердию. В общем, коммунисты в России – привилегированный класс.
Однако здесь незаметно особого негодования против них. Им, скорее, немного завидуют и немного их презирают. «Ничего с ним не сделается: он же коммунист», – можно часто услышать эту фразу от простых рабочих.
Сотрудники ГПУ тоже относятся к числу привилегированных лиц. Их немало в нашем посёлке. У многих из них свои дома и участки, которые они нередко сдают внаём. Их не боятся и не ненавидят так, как раньше боялись и ненавидели царских полицейских.
В общем, отношение к ним со стороны русских рабочих примерно такое же, как к коммунистам в целом: ими не возмущаются, а, скорее, немного презирают.
The Guardian, 26 июня 2018 года.

Прочитано 248 раз

Поиск по сайту

Реклама