Зачем нужен эндаумент в провинциальном вузе или музее

A A A

13 апреля в Пензе, в фойе областного драматического театра, состоялась первая Всероссийская конференция для фондов и НКО «Целевые капиталы в Российской провинции». Организовал конференцию Пензенский благотворительный фонд «Гражданский Союз» на средства президентского гранта.

endaument
Исполнительный директор «Гражданского Союза» Олег Шарипков отметил, что первая нестоличная конференция по целевым капиталам проходит в Пензе, – городе с вовсе не высокой инвестиционной привлекательностью, где нет гигантских благотворителей.
Кстати, целевой капитал в Пензе появился одним из первых в России. Что подтверждает тезис о том, что в любом деле главное – это заинтересованные люди.
В конференции участвовали несколько десятков человек из разных городов России. Представители различных организаций получили общие сведения о том, что такое целевой капитал и когда он нужен, и узнали об опыте формирования целевого капитала в провинции: в благотворительном фонде (Пенза), университете (Пермь), музее (Омск).
Целевой капитал, или эндаумент, одно из средств финансирования долгосрочных некоммерческих проектов. Доходы от целевого капитала тратятся на заранее определенные цели. Самый популярный пример эндаумента – Нобелевская премия.
Но целевые капиталы известны с древнейших времен. Например, школа Пифагора существовала 300 лет после его смерти благодаря целевому капиталу. Открытая на пожертвования в XII в. больница в Лондоне существует до сих пор.
Об истории фондов рассказывала Наталья Каминарская (директор центра «Блогосфера», Москва). Оказывается, в России тоже существовали целевые капиталы. Например, с именем Христофора Одинцова связан фонд, осуществлявший поддержку Политехнического музея в Москве и обсерватории в Крыму. Поскольку средствами этого фонда распоряжался попечительский совет, а не частное лицо, ему удалось просуществовать почти 10 лет при советской власти, по словам Натальи Каминарской, вплоть до 1936 г.
И в новой России целевые капиталы начали приобретать популярность. У этой формы финансирования некоммерческих проектов есть как минусы, так и плюсы. Бизнес, как правило, более охотно жертвует деньги на конкретные дела. Зато целевые капиталы помогают некоммерческим структурам обрести независимость. Распределение доходов должно вестись специальным попечительским советом. Чем прозрачнее деятельность фонда, тем больше желающих пополнить целевой капитал. Соответственно, тем больше доходов он приносит, тем больше полезных начинаний возможно поддержать.
Наиболее интересным на конференции для корреспондента «Улицы Московской» стал рассказ о целевых капиталах в Перми и Омске.
Начальник управления общественных связей Пермского государственного научно-исследовательского университета Ксения Пунина поведала, что целевой фонд университета собирали совсем не так, как положено по учебникам. Были и курьезы, и сложности. Хоть и «нельзя собирать фонд в розницу», 85% жертвователей физические, а не юридические лица. Самый маленький взнос равнялся 150 рублям.
Первый доход фонда два года назад оказался меньше 200 тыс. руб. Зато впоследствии фонду пермского университета удалось выиграть грант благотворительного фонда Владимира Потанина. Благодаря этому целевой капитал вырос больше чем вдвое. А на
1 января 2018 г. приблизился к 10 млн руб.
Значит, в будущем году для поощрения научной работы студентов и аспирантов у фонда будет в распоряжении почти миллион. А это для провинции уже немало.
Из доходов целевого капитала студентам 11 факультетов университета платят разовые стипендии, на которые объявляется конкурс. Разовые, потому что средств пока не так много. Однако сумма 10 тыс. руб. для студента – неплохая поддержка.
Также фонд оплачивает поездки на конференции и в библиотеки молодым ученым, аспирантам. Третье направление – финансирование материального воплощения научной идеи (создание опытного образца, например).
Главные доходы в фонд приносят выпуск-ники и преподаватели. Люди, эмоционально привязанные к университету. Фамилии тех, чьи совокупные взносы достигают 50 тыс. руб., заносятся на специальную доску меценатов. Это является стимулом. Приятно подвести детей или внуков к такой доске.
Ксения Пунина предупредила, что порочной практикой будет пытаться заткнуть дыры в государственном финансировании за счет доходов от целевого капитала. Чтобы этого не происходило, надо с умом подбирать попечительский совет.
Исполнительный директор фонда развития омского музея им. М. А. Врубеля Алексей Матвеев рассказал, что целевые капиталы есть у таких крупных музеев, как Эрмитаж. И размеры подобных фондов – сотни миллионов рублей.
Омскому музею к настоящему времени удалось собрать в свой эндаумент немногим более 8 млн руб. Но 700 тыс. руб. в год для провинциального музея, по словам Алексея Матвеева, серьезная сумма. На фоне государственного финансирования (примерно 25 млн руб.) и внебюджетных доходов (примерно 6 млн руб.) это кажется каплей в море.
Алексей Матвеев объяснил, что бюджет не предусматривает средств на пополнение коллекций, например. Благодаря доходам от целевого капитала, музей смог купить картину современного художника, которую давно хотели приобрести.
В итоге участники конференции к минусам эндаумента отнесли рост нагрузки на текущую работу организации. Безусловным плюсом назвали возможность долгосрочного планирования и воспитание культуры благотворительности.

 

Прочитано 285 раз

Поиск по сайту

Реклама