«Нет в России семьи такой, где б ни памятен был свой герой»

A A A

«Улица Московская» продолжает публикацию лучших, на взгляд редакции, школьных исторических работ, присланных на конкурс «Памяти земляков наших».
Сегодня «УМ» представляет работу Эльвиры Курмалеевой из объединения «Юный краевед» Центра развития творчества детей и юношества Каменского района Пензенской области (с. Кобылкино) «Нет в России семьи такой, где б ни памятен был свой герой» (руководитель – педагог дополнительного образования Дания Дасаева).
Работа рекомендована к публикации общественной организацией «Памяти земляков наших» (руководитель – Зоя Рожнова), публикуется в сокращении, с согласия автора.

 

akjigitov

Исмаил Акжигитов


Мой прапрапрадед Хасян Акжигитов, родившийся еще в начале XIX в., был зажиточным крестьянином. Он имел обширные земли и пасеку. В его собственности была кузница, рядом он создал искусственный пруд, где выращивал рыбу. Все это досталось по наследству сыну Мухаметжану (родился в 1878 г.), моему прапрадеду.
Прапрадед Мухаметжан считался сельчанами знающим человеком и был местным хирургом. Навыки и знания в медицине он унаследовал от своего отца. Сельчане часто обращались к нему. Приезжали даже из других сел.
Но прежде всего Мухаметжан был крепким хозяином. Он очень любил проводить время у себя в кузнице. Был отличным мастером, своими руками создал собственную молотилку, и многое у него в хозяйстве было механизировано. А потому дела в хозяйстве шли успешно.
Начавшаяся после революции 1917 г. коллективизация сельского хозяйства не обошла стороной и наше село. Зажиточных крестьян, в числе которых оказался и мой прапрадед, раскулачивали. У прапрадеда забрали всю скотину, кузницу, молотилку. Дом прапрадеда перестроили в сельсовет и медпункт.
Мухаметжан со своей семьей остался жить в землянке. Это было очень трудное для него время. Приходилось заботиться о большой семье: жене, дочери и шести сыновьях, среди которых был мой прадед Исмаил. Ему было тогда около семи лет.
Отцу и матери приходилось работать с утра до ночи. Семья была дружная, уважительная по отношению к окружающим людям. Несмотря на все хозяйственные заботы, дети посещали школу. Прадед Исмаил получил 3 класса образования в Кобылкинской сельской школе. Затем четыре года ходил пешком 6 км до села Кикино, чтобы закончить 7 классов.
Трагическим для России стал 1937 год. Настигла беда и род Акжигитовых. Родной брат прапрадеда, Акжигитов Ахметжан Хасянович, был арестован 12 августа 1937 г. и осужден по 58 статье ч. 1 при УНКВД по Тамбовской области. Его обвинили в контрреволюционной агитации и спустя полгода расстреляли. Он был реабилитирован Пензенским облсудом в 1957 г.
Прадед Исмаил рассказывал, что, будучи четырнадцатилетним подростком, навсегда запомнил, как в дом его отца Мухаметжана украдкой прибежала дочь брата и сообщила, что ее отца забрали.
Вскоре в дом ворвались сотрудники НКВД, зашли в дальнюю комнату, прапрадед в этот момент чудом оказался за дверью в прихожей. Он выбежал из дома, побежал к лесу и через поля вышел на железнодорожный переезд с. Адикаевка, добрался до Баку, где потом работал на заводе на токарном станке.
Но с особой болью прадед Исмаил вспоминал, как началась Великая Отечественная война. Три его старших брата: Алимжан, Шарибжан и Шакиржан – добровольцами ушли воевать летом 1941 г. Уже в первые месяцы войны в дом пришла беда. Без вести пропали Алимжан и Шакиржан.
Шарибжан с первых дней войны попал в окружение к немцам. Молоденький лейтенант, их командир, застрелился, а солдаты, не имевшие оружия, сдались в плен. Всю войну Шарибжан провел в нацистских концлагерях. В полной мере познал ужасы фашистских застенков. После освобождения из плена в 1945 г. попал в Англию.
По возвращении в Россию оказался в поле зрения НКВД. Его подозревали в пособничестве фашистам. Спасло Шарибжана то, что в архивах НКВД была найдена фотография, на которой изможденный узник Шарибжан с другими узниками ели из пилотки лагерную баланду.
Весной 1942 г. моему прадеду Исмаилу было 19 лет, его взяли в ряды Красной Армии. Он был направлен в первый танковый корпус, которым командовал генерал Катуков.
После нескольких месяцев в учебной роте и в артиллерийском училище получил звание старшины 1-го орудия. Исмаил был отправлен на фронт в свою часть.
Прадед рассказывал: «Фронт. Передовая. Мы с товарищами лежали на снегу. Горячей еды не было по нескольку дней. Вражеская артиллерия и авиация уничтожали все полевые кухни. Мы питались сухарями и замерзшим хлебом. Но, несмотря на все, бойцы держались».
Однажды деда оставили на перекрестке двух проселочных дорог, чтобы координировать движение нескольких эшелонов. Когда эшелоны подошли, он, выполнив приказ командования, сел в последний грузовик. И вдруг в воздухе послышался гул летящих самолетов. Это были 27 немецких бомбардировщиков.
Когда прадед это рассказывал, всегда плакал: «Уничтожили весь эшелон. Боеприпасы, медикаменты, продовольствие – все горело. От эшелона ничего не осталось. Никто ничего не мог сделать. Везде взрывы снарядов, я просто лежал посреди поля, держась за голову, и плакал. Мне не было так страшно никогда в жизни».
После тяжелого ранения в январе 1943 г. прадед Исмаил почти полгода провел в госпитале.
В битве на Курской дуге гвардии старшина Акжигитов и его боевой расчет артиллеристов, включая наводчика и заряжающего, подбили и уничтожили несколько «Тигров» и «Пантер» противника, несколько самоходных немецких орудий «Фердинанд», вывели из строя вражеский эшелон с боеприпасами и еще несколько бронетранспортеров.
«Бой длился с самого утра до позднего вечера. Потери были колоссальные как со стороны противника, так и со стороны наших войск. К концу дня на поле горели танки, было много убитых и раненых», – вспоминал прадед.
За эту битву прадед получил первую воинскую награду – медаль «За отвагу».
nagradaСтаршина Исмаил Акжигитов был участником многих боевых операций: форсирование Днепра, операция «Багратион» (освобождение Белоруссии), освобождение Варшавы.
С каждым днем Победа над фашизмом становилась все ближе. Однако враг отчаянно сопротивлялся.
«В конце апреля 1945 г. в Берлине происходили кровопролитные, ожесточенные уличные бои, – рассказывал прадед. – На балконе одного из домов разместился вражеский пулеметный расчет.
У него была хорошая позиция для обстрела – вся улица как на ладони. Когда пошла наша пехота, бойцы попали под шквальный огонь: из целой роты остались от силы три человека».
Тогда гвардии старшина Акжигитов приказал своему расчету подкатить пушку и уничтожить вражеский пулемет прямой наводкой.
Балкон рухнул. Пулемет был уничтожен. Прадед был представлен к награде – ордену Красной Звезды.
Здесь же, в Берлине, 30 апреля 1945 г. боевой расчет старшины Акжигитова остановился около маленького ларька, где когда-то продавали сигареты. Естественно, продавца там не было. Прадед решил сбегать и взять пачку сигарет. Как только он вошел в ларек, за ним раздался взрыв.
Прадед выбежал на улицу и увидел, что минометным обстрелом повредили 76-миллиметровую пушку, уничтожили гаубицу. В его расчете было четверо раненых и двое убитых. Исмаила спасла пачка сигарет.
Отремонтировали пушку к 7 мая, когда уже стихли последние очаги сопротивления немцев. Через день немцы подписали капитуляцию. И, наконец, долгожданная победа Красной Армии в Великой Отечественной войне!
После падения Берлина генерал Катуков разрешил солдатам и офицерам обращаться с вопросами и просьбами.
Прадед Исмаил написал на листке бумаги лишь один вопрос: «Как помочь семье?»
В далеком от поверженной Германии селе Кобылкино жилось тяжело.
В 1942 г., вскоре после ухода Исмаила на фронт, село сгорело. Люди жили в землянках, но продолжали трудиться на полях.
Колхоз «Игенче» (Зерновой) давал стране урожай. Вернулся в село из Баку Мухаметжан Акжигитов, отец Исмаила. Но поднять хозяйство из пепла не удавалось.
За мужество, проявленное на полях сражений, генерал Катуков дал старшине Акжигитову отпуск на 3 месяца, чтобы он помог семье.
На железнодорожном переезде с. Адикаевка встречали солдата с войны мать и сестра. Привели в порядок солдатскую форму. Так Исмаил вернулся с фронта в родное село.
Вернулся с наградами: две медали «За отвагу», орден Отечественной войны 2 степени, орден Красного Знамени, медали «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина».
После войны Исмаилу, как участнику боевых действий, разрешили держать корову. А поскольку он устроился работать лесником в местное лесничество, у него вскоре появилась и лошадь. С радостью Исмаил возвращался к мирному труду, к земле, возрождал хозяйство. Трудолюбия ему было не занимать, с детства так был воспитан. И дело стало спориться.
* * *
К сожалению, моего прадеда Исмаила Акжигитова уже нет в живых. Но я часто листаю старый альбом с пожелтевшими фотографиями. На праздник Победы достаю награды прадеда, любуюсь и горжусь ими. Прадед заслужил их по праву. И мы помним, и будем помнить… Моя семья и моя страна.

 

Прочитано 247 раз

Поиск по сайту

Реклама