Сколько самолётов приходится на одного лётчика?

A A A

В странах Персидского залива дипломатией считается закупка ненужных им вооружений. Только в прошлом году они заключили сделки на миллиарды долларов.

На национальном празднике Катара в декабре самолёты непрерывной чередой проносились над побережьем: шесть сделанных во Франции истребителей  Mirage,  шесть транспортных самолётов, затем целая эскадрилья турбовинтовых учебных самолётов. Это была половина военно-воздушных сил этой страны.
Самое богатое государство мира, где коренное население насчитывает всего 300000 человек, никогда ранее не отличалось военной доблестью.
Первые три самолёта, отправленные для контроля над соблюдением режима бесполётной зоны в Ливии в 2011 г., совершили аварийную посадку на Кипре.
Однако Катар намерен увеличить свой военно-воздушный флот. С июня он подписал соглашения на покупку 96 новых самолётов с тремя странами: Америкой (F-15), Британией (Typhoon) и Францией (Rafal). Это стало побочным эффектом девятимесячной блокады Катара Бахрейном, Египтом, Саудовской Аравией и Объединёнными Арабскими Эмиратами (ОАЭ).
Эта четвёрка хочет, помимо прочего, чтобы Катар прекратил поддерживать исламистские группы. Однако этот шаг подвиг крошечный эмират на редкостную демонстрацию своего национализма. Военное строительство стало лишь одним из её проявлений. «Мы должны готовиться к худшему, – говорит Халид аль-Аттия, министр обороны. – Думаю, что 25 млрд долл. недостаточно».
Западные военные удивляются, что будет делать Катар со всем этим вооружением. Сейчас в его армии служит всего 27500 человек. Лишь 10% из них приходятся на авиацию. А для обслуживания новых самолётов требуются сотни новых лётчиков.
Военно-воздушная академия выпустила в прошлом году всего 30 пилотов, правда, в 2018 г. планируется в два раза больший выпуск. А ведь их надо научить летать на самолётах трёх разных моделей. Военные атташе ломают голову, как катарцы решат эту задачу.
Аттия защищает решение о закупках. F-15 – это истребитель-бомбардировщик, замечает он, тогда как европейские военные самолёты лучше зарекомендовали себя в воздушном бою.
Впрочем, для Катара и его соседей закупка вооружений – это ещё и способ заручиться поддержкой в западных столицах. Бахрейн потратил 3,8 млрд долл. на то, чтобы удвоить число эксплуатируемых им F-16. ОАЭ подписали контракт на 1,6 млрд долл. с американской компанией Lokheed Martin на модернизацию своих военно-воздушных сил.
Во время своего визита в Саудовскую Аравию в мае прошлого года президент Доналд Трамп заключил сделку на поставку вооружений этому королевству на 110 млрд долл. Это крупнейший контракт такого рода за всю американскую историю. Точнее, может им стать.
«Это скорее список возможных покупок. Саудовцы пока не подписали контракты на поставку большинства из перечисленных в нём вооружений», – говорит один американский дипломат.
Катар наиболее решительно проводит эту стратегию. 9 июня Трамп обвинил этот эмират в пожертвованиях террористам.
Пять дней спустя его министр обороны дал согласие на сделку по продаже Катару F-15, тем самым признав слова президента ничего не значащими.
В октябре британская компания BAE Systems объявила о предстоящем увольнении примерно 2000 рабочих из-за вялых продаж Typhoon. Однако сделка с Катаром на 6,7 млрд долл., о которой объявили через два месяца, позволит продолжить работу сборочным линиям.
Бешеный рост военных расходов Катара привёл к тому, что на вашингтонские лоббистские компании пролился настоящий золотой дождь. С июня они заработали на Катаре 4,7 млн долл. (За предыдущие 5 лет Катар потратил на услуги лоббистов в Америке всего 6,5 млн долл.)
Расположенный на полуострове, по форме напоминающем рукавицу, у восточного побережья Саудовской Аравии Катар всегда ощущал угрозу.
В 1996 г., вскоре после прихода к власти предыдущего эмира, несколько десятков бывших армей-ских офицеров были обвинены в подготовке переворота. Катар заявил, что за этим стоят Саудовская Аравия и ОАЭ, хотя те отрицали свою причастность.
Страхи Катара усилились в
2011 г., когда арабские государства Персидского залива послали свои войска в Бахрейн, чтобы подавить там народное восстание. Тогда Катар поддержал этот шаг (и даже сам послал небольшой контингент), но многие сочли, что он тем самым создаёт опасный прецедент.
Главная защита Катара от интервенции – это Эль-Удейд: огромная авиабаза, где разместился один из штабов Центрального командования вооружённых сил США.
Чтобы угодить американским военным, Катар строит там 200 жилых домов для офицеров и их семей, а также развлекательный комплекс.
Он также хочет построить порты для приёма американских военных судов. Сейчас штаб американского Пятого флота находится в Бахрейне. Вряд ли это изменится, но это предложение лишний раз подчёркивает, насколько важен для Катара американский зонтик безопасности.
Активное военное строительство уже привело к росту напряжённости в регионе. В январе ОАЭ обвинили Катар в том, что два его истребителя перехватили гражданский самолёт.
Государственное телевидение Бахрейна показало видео с радарным следом всех трёх самолётов. Они и в самом деле летели рядом друг с другом.
Вот только катарские военные самолёты летели курсом, перпендикулярным маршруту лайнера, принадлежащего ОАЭ. Более того, они летели на 2000 футов ниже.
Чем больше будет военных самолётов в небе над Персидским заливом, тем чаще будут происходить подобного рода происшествия.
The Economist, 3 марта 2018 г.

 

Прочитано 525 раз

Поиск по сайту

Реклама