Эфиопия: диктатор уходит под давлением народных протестов и кризиса в руководстве страны

A A A

15 февраля объявил о своём намерении уйти в отставку Хайлемариам Десалень, диктатор 94-миллионной Эфиопии. О том, что этому предшествовало, рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

 

efiop

«В январе 1974 года эфиопский генерал Белета Абебе, совершавший инспекционную поездку, сделал остановку в солдатских казармах Годе…
Наутро во дворец поступило невероятное донесение: генерал арестован солдатами, которые насильно кормят его продуктами из солдатского пайка. Еда настолько непригодна, что генерал рискует отравиться  и умереть. Император выслал вертолёт с десантниками, которые освободили генерала и доставили его в госпиталь».
Так описывал события, послужившие началом эфиопской революции 1974 г., великий польский писатель и журналист Рышард Капущинский в своей знаменитой книге «Император».
Революция привела к свержению императора Хайле Селассие. Но утвердившийся вместо него коммунистический режим во главе с Менгисту Хайле Мариамом оказался, пожалуй, самым ужасным в истории этой страны.


Красный тиран Менгисту Хайле Мариам (1977–1991)
При коммунистах Эфиопия прошла через все муки ада.
Началось правление М. Хайле Мариама (по национальности амхарца) с волны «красного террора» (1977-1978). По оценке Международной амнистии, он унёс жизни более полумиллиона граждан этой страны.
Коммунисты взялись за насаждение в стране советских порядков. Произошла тотальная национализация всех промышленных предприятий, включая кустарные и ремесленные мастерские.
Была уничтожена рыночная экономика.
Тотальной экспроприации имущества подверглись представители бывших правящих слоёв (помещики, буржуа, офицеры). Свирепые репрессии обрушились на церковь.
В деревне коммунисты стали загонять крестьян, только что получивших помещичью землю, в колхозы, которые представлялись им самым удобным способом выкачивания за бесценок продовольствия для кормления городов. В результате аграрное производство быстро было разрушено. Начался страшный голод 1983-1985 годов, унёсший, по самым осторожным оценкам, жизни 400 тысяч человек.
Такая политика не могла не встретить мощного сопротивления в народе. Всё правление М. Хайле Мариама в Эфиопии полыхала гражданская война, принявшая форму преимущественно партизанской борьбы. В борьбе с антинародным режимом принимали участие все народы страны.
Но особенно тяжёлый жребий выпал на долю тиграев, населяющих Эритрею, единственную приморскую провинцию Эфиопии. Там правительственные войска, понимая стратегическое значение этой провинции, устроили настоящую резню местного населения.
Коммунистический режим был вынужден содержать огромную армию для борьбы с собственным народом. Доля военных расходов в ВВП при М. Хайле Мариаме достигла 46%. Коммунисты могли выдерживать такое напряжение только благодаря поддержке со стороны СССР.
Но Советский Союз, лишённый после 1986 г. нефтедолларовой подпитки, сам быстро надорвался. Русские коммунисты вынуждены были начать сворачивать военную и экономическую помощь своим эфиопским товарищам. Это означало конец режима М. Хайле Мариама.
Многим гражданам Эфиопии до конца их жизни будет памятен светлый день 21 мая 1991 г., когда диктатор со своим окружением был вынужден на самолёте бежать из полуокружённой войсками повстанцев Аддис-Абебы в Хараре под крыло своего собрата, свирепого угнетателя Зимбабве Роберта Мугабе.
На родине М. Хайле Мариам был заочно приговорён за свои преступления перед народом к смерти. Но пока, даже после свержения в прошлом году Роберта Мугабе, зимбабвийские власти не торопятся выдавать 80-летнего бывшего тирана. М. Хайле Мариам по-прежнему живёт в Хараре, где пишет и издаёт свои ценнейшие воспоминания.


Умеренный коммунист Мелес Зенауи (1991-2012)
Пришедший к власти в 1991 г. Революционно-демократический фронт народов Эфиопии правильнее всего было бы назвать партией умеренных коммунистов – идейных наследников Николая Бухарина и Дэн Сяопина.
Новым диктатором стал Мелес Зенауи, человек высокого интеллекта и широких взглядов.
Прежде всего М. Зенауи распустил колхозы. В Эфиопии была возрождена рыночная экономика. При этом крупнейшие промышленные предприятия остались под контролем государства.
Были налажены дружеские отношения с ЕС, США и Китаем. В страну постепенно стали приходить прямые иностранные инвестиции.
Тиграй М. Зенауи сразу же предоставил независимость Эритрее, лишив таким образом Эфиопию выхода к морю.
Эфиопия – многонациональная страна, где на долю двух крупнейших народов – оромо (34%) и амхарцев (27%) – в сумме приходится всего 61% населения.
Сторонник ленинской национальной политики М. Зенауи поделил Эфиопию на 9 регионов по национальному признаку и способствовал развитию образования на национальных языках. Формально Эфиопия была провозглашена федерацией. Такая политика укрепила единство страны и способствовала смягчению недовольства народов Эфиопии традиционным амхарским великодержавным чванством.
Были восстановлены нормальные отношения с церковью.
Режим М. Зенауи поначалу даже терпел либеральную оппозицию в парламенте. Но постепенно его внутренняя политика всё более ужесточалась. Либеральная оппозиция со временем подавлена. Сейчас в парламенте все места принадлежат правящей партии.
Каковы итоги правления умеренных коммунистов?
Эфиопия по-прежнему остаётся одной из самых нищих стран планеты. Впрочем, если в 1995 г. она отставала от Израиля (самой бедной из развитых постиндустриальных стран) по ВВП на душу населения, рассчитанному по паритету покупательной способности, в 40 раз, то в 2016 г. – уже только в 18 раз.
Эфиопия – по-прежнему аграрный придаток развитых и новых индустриальных стран. Её основные статьи экспорта – это кофе, сушёные бобы, перец, козлятина, баранина, дублёные овечьи и козьи шкуры. Впрочем, с 1995 г. по 2016 г. доля в эфиопском экспорте аграрной продукции упала с 84 до 73%. Черепашьими темпами развивается обрабатывающая промышленность. Доля в экспорте продукции лёгкой промышленности с 1995 г. по 2016 г. выросла с 5 до 8%, а продукции машиностроения – с 5 до 7% (в России доля продукции машиностроения в экспорте упала с 1995 г. по 2017 г. с 10% до 7%).
Впрочем, полноценная экспортоориентированная индустриализация в Эфиопии невозможна в принципе: в стране, не имеющей выхода к морю, размещать ориентированные на экспорт заводы невыгодно.
Доля грамотных среди жителей старше 15 лет составляет всего 49%.
По данным Всемирной организации здравоохранения, средняя ожидаемая продолжительность жизни – 64 года (в Германии – 81 год, в США – 79 лет, в Китае – 76 лет, в России – 70 лет, в Сенегале – 66 лет, в Нигерии – 54 года, в Сьерра-Леоне – 50 лет).
Сравнительно неплохо обстоят дела с нравственностью и духовностью. В 2015 г. число умышленных убийств на 100 тыс. жителей составило 7,6 (на Мадагаскаре – 0,62; в Китае – 0,74; в Германии – 0,85; в США – 4,88; в Кении – 5,75; в России – 11,31; в Южной Африке – 34,27).


Кризис режима
В 2012 году М. Зенауи умер, передав власть собственноручно выбранному преемнику – 47-летнему министру иностранных дел Хайлемариаму Десаленю. Новый диктатор не шёл ни по уму, ни по широте взглядов ни в какое сравнение со своим предшественником. Будучи представителем небольшого народа велайта, Х. Десалень не мог опереться ни на оромо, ни на амхарцев, ни на тиграев.
Уже в 2014 г. Х. Десаленю пришлось столкнуться с массовыми протестами, вызванными жестокой засухой. Сначала они охватили оромо, затем к ним примкнули и амхарцы. Миллионы людей стали беженцами в собственной стране.
На народные протесты у диктатора нашёлся лишь один ответ: пули и тюрьмы. По данным Эфиопской комиссии по правам человека, за последние 4 года в столкновениях с полицией погибли 669 граждан. За решётку были брошены десятки тысяч человек. На год в стране даже вводилось чрезвычайное положение.
Но сбить с помощью террора волну протестов так и не удалось. Как часто бывает в таких случаях, народный гнев распаляет коррупция правящего режима.
Любопытно, что протестующие выходят на улицы не только под либерально-демократическими лозунгами. Уже много раз за последние годы колонны начинали скандировать: «Приди, приди Менгисту!»
С момента свержения М. Хайле Мариама уже успело вырасти целое поколение, знающее об ужасах его правления лишь понаслышке. Для него публичное выражение симпатий к бывшему тирану – это способ бросить вызов правящему режиму.
Молодёжь отмахивается от рассказов старших, учителей и представителей власти словами: «Всё, что он сделал, он сделал из любви к родине».
А дальше начинаются рассказы о том, что при М. Хайле Мариаме мы вели победоносную войну с Сомали, имели самую мощную армию в Чёрной Африке, удерживали Эритрею.
Как справедливо заметил эфиопский политический эмигрант Хассен Хуссейн: «Когда у вас нет надежды на будущее, вы разворачиваетесь и пытаетесь найти что-то светлое в прошлом».
В декабре появились признаки, что правящий режим уже не выдерживает напряжения борьбы с непрекращающимися 4 года народными протестами. На пленуме исполнительного комитета правящей партии раздалась резкая критика в адрес диктатора. Партийная верхушка поставила под сомнение его способность управлять страной.
В январе правительство начало выпускать из тюрем политических заключённых. К настоящему моменту освобождено 6 тыс. человек..
А 15 февраля объявил о своём уходе сам 52-летний диктатор, заявив, что надеется, что его отставка станет «частью решения» всё углубляющегося политического кризиса. Впрочем, уже через день после заявления Х. Десаленя власти вновь ввели – пока на полгода – чрезвычайное положение, опасаясь нового взрыва протестов.
Пока режим не объявил, кто станет новым диктатором. Х. Десалень продолжает руководить правительством, дожидаясь, когда определится его преемник. Можно не сомневаться, что сейчас в правящих кругах идёт свирепая схватка бульдогов под ковром.
Кого прочат в преемники?
Самый популярный в народе деятель правящего режима – это Лемма Мегерса (оромо). Он 2 года руководит крупнейшим в стране регионом – 33-миллионной Оромией.
Л. Мегерса представляет реформаторское крыло режима, выступающее за демократизацию страны. Кроме того, у него есть ещё один важный довод в пользу своей кандидатуры: ещё никогда представитель оромо – крупнейшего народа Эфиопии – не возглавлял эту страну. Правда, по правилам возглавлять правительство и партию может только член парламента, а губернатор Л. Мегерса таковым не является.
Другая серьёзная кандидатура – это вице-премьер Демеке Меконнен (амхарец).
Третий потенциальный претендент – министр иностранных дел Воркне Гебейеху (оромо).
Не будем списывать со счетов и твердолобых из армии и тайной полиции, где по-прежнему в офицерском корпусе немало тиграев – соплеменников покойного М. Зенауи.
Заявление Х. Десаленя обнажило глубокий кризис правящего режима. В этой ситуации своё веское слово может сказать и сам народ Эфиопии. И никакое чрезвычайное положение ему не помешает.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 708 раз

Поиск по сайту

Реклама