«Пензастрой» пытается выжить: аргументы Валентина Журавлева

A A A

Настоящий материал подготовлен на основе интервью с генеральным директором ОАО «Пензастрой» Валентином Журавлёвым и его заместителями. Он отражает взгляд руководства «Пензастроя» на возникшие трудности и может не совпадать с точкой зрения редакции.
Правительство Пензенской области и органы правопорядка при подготовке расследования про ситуацию с «Пензастроем» от комментариев отказались.

zhuravlevСтроить надо, но нельзя
Бездомный полк, который попытался привлечь внимание общества и власти к своей проблеме, наткнулся на давление со стороны провластных пензенских СМИ.
Некоторые из них обвиняют дольщиков в том, что они сами виноваты в своём несчастье. Дескать, надо было думать перед тем, как вкладывать деньги в долевое строительство.
При этом журналисты, сочиняющие такие публикации, предпочитают не вспоминать, что до недавних пор «Пензастрой» считался одной из надёжных строительных компаний в регионе. Именно он в своё время достроил 4 дома ГК «Поволжье» и спас тем самым тысячу дольщиков. Вместе с членами их семей – это 3 тыс. человек.
Также «Пензастрой» неоднократно выручал бюджет Пензенской области, вкладывая свои собственные средства в расселение муниципальных домов, строительство детских садов, школ и других социальных объектов.
Например, только в расселение 10-го микрорайона Арбекова, который достался «Пензастрою» после ГК «Поволжье», было вложено 309 млн руб. Эти деньги пришлось направить на расселение муниципального жилого фонда. Застройщик предоставлял квартиры с отделкой в собственность граждан, проживавших в муниципальных квартирах по договорам социального найма.
То есть «Пензастрой» помог не только дольщикам «Поволжья», но и выполнил работу муниципалитета по расселению ветхого жилья.
Кроме того, на детский сад в Лукоморье «Пензастрой» пожертвовал сразу 40 млн руб. за счёт нераспределённой прибыли, поскольку у регионального бюджета не было денег.
На фоне вопросов о том, куда же подевались деньги «Пензастроя», необходимо напомнить, что в Пензе имеются ещё две строительных организации с обманутыми дольщиками – «Декор-Трейд» и «Север-Траст».
Проблема обманутых дольщиков накрыла всю Россию, они есть практически в каждом регионе. И это наводит на мысли, что причина банкротства застройщиков может заключаться в системных ошибках, которые были допущены федеральной властью.
Генеральный директор ОАО «Пензастрой» Валентин Журавлёв связывает тяжёлое положение своего предприятия с экономическим кризисом, который разразился в 2014 г.
На тот момент компания «Пензастрой» возводила 22 многоквартирных дома.
«Их строительство началось практически в одно время, – поясняет Валентин Журавлёв. – А спрос на квартиры обрушился почти на 70%, причём резко. Поэтому привлекать деньги на завершение объектов стало сложно. Какие-то дома мы сдали в срок, а какие-то не успели».
Валентин Журавлёв подчёркивает, что за 3 года «Пензастрой» ввёл в эксплуатацию 17 домов из 22. При этом спрос на жильё продолжал падать, и к началу 2017 г. «живые» деньги в компании вообще закончились.
«На протяжении всего года мы строили без денег, – уточняет он. – Подрядчики выполняли свою работу в обмен на квартиры, которые потом продавали. Благодаря этому в
2017 г. мы ввели в эксплуатацию 4 многоквартирных дома и решили проблему почти тысячи дольщиков. А ввести ещё один дом нам помешало введение процедуры наблюдения».
Сегодня у «Пензастроя» остаётся 6 недостроенных жилых домов, где дольщики ждут своих квартир. Три из них компания планировала ввести в эксплуатацию в первом полугодии 2018 г.: дом № 12 по ул. Антонова (223 дольщика), дом № 3 в мкр. Лукоморье (216 дольщиков) и первая очередь жилого дома в Райках (179 дольщиков).
Остальные дома планировалось сдать к концу 2018 г.: дом по ул. Ново-Казанской, дом № 4 по ул. Рахманинова, дом № 1 корпус 6 по ул. 8 Марта, вторая очередь дома в Райках.
Валентин Журавлёв отмечает, что подрядчики работали с его организацией вплоть до октября 2017 г. и готовы были завершить все объекты в обмен на квартиры. Однако теперь эти планы нарушены и отложены, поскольку в отношении «Пензастроя» введена процедура наблюдения, а судебные приставы наложили аресты на счета и имущество компании.
«Наша компания связана по рукам и ногам, – объясняет он причину полной остановки работ на 6 строительных площадках. – С одной стороны нас держат судебные приставы, а с другой – арбитражный управляющий Александр Арбат-ский, который не даёт разрешения на проведение сделок и даже перестал отвечать на телефонные звонки».

 


Наследство «Пензастроя»
Главным инициатором введения процедуры наблюдения над «Пензастроем» считается «Инвестторгбанк», которому застройщик должен 150 млн руб.
Юристы подчёркивают, что в залоге у данного банка находится ряд объектов и земельных участков, принадлежащих компании. Только их рыночная стоимость превышает 600 млн руб. С этой точки зрения гораздо проще было подать иск об изъятии предмета залога и выставить его на торги.
Однако «Инвестторгбанк» почему-то решил идти через процедуру банкротства своего должника. Этот путь является более сложным и более длинным. Но зато открывает доступ к многочисленным активам «Пензастроя». А их у компании много.
Несмотря на очевидные проблемы, «Пензастрой» всё ещё остаётся богатой организацией. И его главные сокровища – это земельные участки, находящиеся в собственности или аренде.
Самый лакомый кусок находится в 8-м микрорайоне Арбекова: почти 10 га земли с фундаментами под многоэтажки, разработанными проектами на 13 домов и подведённым электричеством. Стоимость только этого актива Валентин Журавлёв оценивает в 500 млн руб.
Кроме того, имеется земля в микрорайонах Лукоморье, Райки и 8 Марта.
Имеется фундамент детского сада на ул. Антонова с подведёнными сетями стоимостью порядка 15 млн руб.
Имеются непроданные квартиры. И ряд незавершённых домов, где нет дольщиков и обязательств.
По подсчётам «Пензастроя», реальная стоимость его имущества на 20% превышает всю кредиторскую задолженность.
Валентин Журавлёв: «Если всё это продавать по рыночной стоимости, то денег хватит и на выплату долгов, и на достройку квартир всех наших дольщиков. Наши активы позволяют нам самостоятельно завершить все эти проблемные объекты. Но я ещё раз подчёркиваю, что именно арбитражный управляющий не даёт нам этого сделать».
По наблюдениям «УМ», социальный протест Бездомного полка в Пензе начался после того, как остановились работы на строительных площадках.
Люди не хотят идти по пути создания жилищно-строительных кооперативов, поскольку при таком сценарии существуют высокие риски доплат за квартиры. Они боятся, что их оставят с бедой один на один.
Валентин Журавлёв официально заявляет, что его компания при поддержке правительства и в сотрудничестве с другими строительными организациями готова исполнить свои обязательства перед дольщиками и достроить проблемные дома. Но для этого необходим арбитражный управляющий, который будет действовать в интересах дольщиков.
Компания «Пензастрой» готова отдать другим застройщикам свою землю и недостроенные объекты, которые не обременены правами участников долевого строительства. Это имущество и пойдёт в счёт оплаты выполненных работ.
По словам Валентина Журавлева, именно с этой целью в рамках процедуры банкротства осенью 2017 г. был открыт спецсчёт для достройки домов. Открыть его оказалось делом непростым. «Пензастрой» стал четвёртой компанией на всю Россию, которая это сделала. Данная опция позволяла расходовать получаемые деньги дольщиков исключительно на строительство. Причём трогать их не могут даже судебные приставы.
«Мы открывали этот счёт как первопроходцы, со всеми вытекающими отсюда последствиями, – вспоминает Валентин Журавлёв. – Однако арбитражный управляющий Арбатский запрещает нам проводить финансовые операции, и на счёте до сих пор ноль рублей. Из-за этого мы не можем строить».
Положение дольщиков «Пензастроя» осложняется ещё и тем, что им не дают возможности предложить кандидатуру арбитражного управляющего, который устроит именно их.
В силу юридических тонкостей Арбитражный суд Пензенской области пока не способен услышать 3 тыс. граждан из Бездомного полка.

Прочитано 1527 раз

Поиск по сайту

Реклама