Вход для пользователей

Рафику Ибрагимову – 60. Траектория старта

A A A

1 января основатель холдинга «Термодом» и Города Спутника Рафик Ибрагимов отмечает 60 лет.
В этой связи «Улица Московская» решила опубликовать воспоминания его мамы Раисы Ибрагимовой,
которая стала свидетелем самых первых шагов этого легендарного строителя.

ibragimov3«Порода такая»
В этом году Раисе Ибрагимовой исполнился 81 год. Но это не мешает ей держать огород в Золотарёвке, ходить за грибами, вязать носки и мочалки.
В Пензу она продолжает ездить с сумками, в которых везёт гостинцы для родственников. Как правило, это морковь, мясо или яйца. По прошествии 80 лет Раиса Ибрагимова воспринимает это как задачу-минимум.
«Сейчас из Золотарёвки можно уехать на машине или автобусе, – поясняет она. – Сыну позвонила, он сам отвезёт или водителя даст. А 60 лет назад ходили на электричку в Леонидовку. Надо было через 7 больших оврагов пройти, это 11 или 12 км. Пока идёшь, заодно насобираешь ведро грибов или ягод».
Она продолжает жить в том самом доме на берегу реки, где выросли Рафик Ибрагимов и два его младших брата. Давая интервью, она то отходит приготовить чай, то отвечает на звонки домашнего телефона, то отгоняет кошек, которые требовательно скребутся в дверь для получения дополнительной порции питания.
Судя по её голосу, активной жестикуляции и скорости передвижения по комнатам деревенской избы, она остаётся по-прежнему молодой.
«У нас вся порода такая, – отмечает Раиса Ибрагимова. – Даже в 80 лет я не могу лежать весь день или грызть семечки. Встала в 7 утра, заправила кровать, пропылесосила комнату, умылась, сварила кашу, убралась в доме. А потом то мочалки вяжу, то носочки. Без дела с ума сойти можно. Время от времени выезжаю в город, в люди».
По вечерам она садится перед телевизором и продолжает следить за новостями самого большого строительного проекта нашей страны – телешоу «Дом-2». Вот уже много лет она переживает за то, как молодые люди из телевизора строят свою любовь.
Её короткие рассказы о последних проблемах на телепроекте очень контрастируют с воспоминаниями про военные и послевоенные годы. И, слушая её, приходишь к выводу, что проблем сегодня в принципе-то и нет.

 


Война и люди
Родители Раисы Ибрагимовой (в девичестве – Алмакаевой) родом из села Усть-Уза Шемышейского района. В своё время у них был там собственный магазин и даже небольшая пекарня.
«Их выгнали из дома в 30-е годы, – вспоминает она. – Пришли вечером и сказали, что если до 12 ночи не покинут Усть-Узу, то их всех убьют. Так они и приехали в Золотарёвку.
Жилья нет, ничего нет. Только шестеро маленьких детей. Местный житель Иван Егорович Долгов сжалился, говорит: «Идите жить ко мне, у меня барак большой».
Раиса Ибрагимова родилась в Золотарёвке и стала седьмым ребёнком в семье. Её отец довольно быстро построил дом, пусть и небольшой. Поначалу все спали на полу, но зато в своих стенах.
«А отец покрыл крышу соломой, – рассказывает она. – И когда на улице шёл дождь, то вода капала с крыши. И все дети залезали под стол. Голова-то сухая, но по полу вода всё равно течёт. И вот это дело я запомнила на всю жизнь».
Жить стало ещё тяжелее, когда началась война и отец ушёл на фронт. Чтобы заработать хоть какие-то деньги в семью, 6-летняя Раиса Алмакаева вместе с братом ходила в лес и возила оттуда дрова на ледянке, которую они сами и сделали. За неделю работы зажиточные соседи давали стакан соли, которая очень ценилась на рынке.
ibragimov2«За стакан соли давали 400 рублей, – поясняет Раиса Ибрагимова. – А годы были голодные. Хлеба полагалось 400 гр на человека в сутки. И чтобы его получить утром, мы иногда занимали очередь с вечера и стояли всю ночь.
Крапиву ели и мякину ели. Бывало, крапивы наберём, мама обдаст её кипятком, чтобы листья помягче были. Нарежет, воду посолит, добавит туда щавеля, и вот таким бульоном мы питались».
Когда однажды совсем прижало, ходили с матерью за 15 км в Усть-Узу, к деду по отцовской линии. Он давал полтора ведра картошки, и вместе с этим грузом шли обратно, переходя вброд Суру.
Раиса Ибрагимова: «Столько мы голода увидели, ребята. Не приведи бог никому ещё раз пережить такое. Это научило, как нужно жить, беречь и ценить друг друга. И никогда не забывать про своих родителей. Это основное».


От рассвета до заката
«Когда мне сравнялось 13 лет, я пошла устраиваться в ткацкий цех Золотарёвской фабрики, – продолжает вспоминать свою жизнь Раиса Ибрагимова. – Подошла к начальнику цеха Ивану Андреевичу Пастлееву, говорю: «Иван Андреевич, берите на работу, мы с голоду умираем».
Привели меня в ткацкий цех, станки стучат, сердечко тоже стучит. И поставили ученицей к Надежде Петровне Клушиной. А ещё дней через десять написали приказ поставить меня на 2 станка. А если смогу, то и третий станок посоветовали прихватывать. Без паспорта я ещё была, но проработала 4 года.
А потом на фабрике случился пожар из-за того, что халатно смазывали станки. С неделю, наверное, горела фабрика. Погибли женщина и 2 мастера. И осталась я без работы.
Председатель Рабкоопа Марк Петрович пристроил меня сначала в магазин в Куриловке, а потом перевёл в гастроном. И вот там я проработала до самой пенсии, 42 года».
С отцом Рафика Ибрагимова она познакомилась в тот день, когда её приехали сватать.
«У нас, у татар, не знакомятся, – рассказывает Раиса Ибрагимова. – Было так принято, что если дети хорошие, а семья большая, значит, отдадут девушку замуж.
Анвер приехал вместе со своим отцом. Посидели, чаю попили, мой будущий свёкор говорит: «А мы ведь приехали сватать Раю». Мама сказала, что «это её личное дело». А я подумала: уживусь, значит, уживусь. А не уживусь – вернусь к родителям».
ibragimov5Через несколько дней отец Рафика Ибрагимова переехал в Золотарёвку. И за 3 мешка пшеницы устроился работать механиком в гараж.
На самом деле Рафик Ибрагимов родился не 1 января, как записано в паспорте.
«Он родился 27 декабря 1957 г., – уточняет его мама. – Но мы не захотели из-за нескольких дней записывать его задним годом. Поэтому зарегистрировали днём его рождения 1 января».
А ещё через 10 лет погиб его отец Анвер Ибрагимов.
«Семью-то надо кормить, и Анвер хотел сколымить, – рассказывает Раиса Ибрагимова. – В Золотарёвке как раз строились Лихачёвы, он говорит: поеду я им брёвна привезу, маленько подзаработаю.
И когда борт открыл, то брёвна покатились, и его уголком в висок задело. Он трое суток лежал без памяти, потом ещё несколько недель в областной больнице.
Операцию ему делал Семён Иванович Шумаков. Он мне так и сказал: «Доченька, ты молодая, красивая, у тебя двое детей. И ты нам взятки не давай. Мы-то возьмём, а вот вы будете бедствовать».
ibragimovАнвер Ибрагимов умер 16 февраля 1968 г. На тот момент его старший сын учился в 3 классе.
Чтобы вытянуть семью, Раиса Ибрагимова стала работать на двух должностях. Время от времени ездила к родственникам в Ригу, покупала там импортные кофты, платки, тюль. И перепродавала в Золотарёвке.
«А потом меня перевели в виноводочный отдел, чтобы пенсия была побольше, – вспоминает Раиса Ибрагимова. – Когда водку по талонам давала, ой, я думала, живая не останусь. Всем надо водку, а талонов нет».
Вставала Раиса Ибрагимова в 4 часа утра, чтобы успеть приготовить еду, помыть полы и к 8 часам придти на работу. Держала по 9 быков, 2 коровы, огород в 15 соток и целый подпол маринованных грибов.
Чтобы всё успеть, спала по 4 часа в сутки. А теперь позволяет себе спать по 7 часов в сутки. По её словам, теперь она считает себя «вольной птицей».

ibragimov4
Штрихи к биографии сына
По словам Раисы Ибрагимовой, старший сын Рафик унаследовал от неё «в точности такой же характер».
«Вот у среднего сына характер отцовский, – поясняет она. – Отец у них всегда был упрямый. Если он что-то скажет, то это закон.
К Рафику это не перешло, он не упрямый. Если он рассердится, то через 5 минут уже отойдёт. Он спокойный, исполнительный. Всё сделает так, как я скажу. Слова поперёк никогда не скажет. Что накажу – всё исполнит, в точности как сказала».
Она считает себя строгой мамой. Когда уходила на работу, давала задания: помыть полы, сварить картошку, натаскать дров и т. д. И лишь однажды, по её словам, эти указания отказался исполнять средний сын. Он так и сказал: «Нет! Не буду делать!»
Раиса Ибрагимова: «У меня в руках тряпка была и швабра. Так я эту швабру об стол сломала. Поставила ведро в зал и ушла на работу. Прихожу – они вдвоём вымыли. И даже окна открыли, чтобы проветрить».
Говорит, что «держала их в ежовых рукавицах», но никогда не наказывала, потому что наказывать было не за что. И даже когда они залезли на сервант с посудой и опрокинули его вдребезги, наказывать не стала.
«Это всё дело нажитое, – считает она. – Слава богу, все живые остались».
Из её рассказов следует, что Рафик Ибрагимов рос послушным ребёнком, любил гонять футбол, и его команда всегда побеждала.
В еде был неприхотлив: «что сварю, то и ели». Но любил и до сих пор любит татарские ватрушки с мясом.
Когда учился в институте и жил на съёмной квартире, «не озоровал».
Раиса Ибрагимова: «Всегда почитал и до сей поры почитает мать. На дню 5-6 раз звонит. Когда в больнице лежала, он мне всё время звонил: что врач сказал, что врач сказал? Я говорю: сынок, ты уж надоел мне с этим вопросом.
Если он мог бы, в карман бы положил меня и таскал. Это очень большое достоинство. И я ими всеми горжусь».
После того как он познакомился со своей будущей женой Верой, Раиса Ибрагимова поняла, что её сын вырос.
«Я ведь была против их свадьбы, – признаётся она. – И вся семья была против, чтобы он женился на русской. Бабушка так и говорила: «Сынок, ты с ума сошёл? Разве так можно?»
Но потом смотрим – он вьюном так и вьётся. И даже бабушка сдалась. Сказала: «Что мы его будем тиранить? Пусть женится, а там поживём-увидим».
Бабушка вызвала его вечером, говорит: «Женись, сынок, я вам платок и шарф пуховый подарю, спляшу, да ещё спою».
Он на седьмом небе был после этого. И сыграли мы свадьбу: что тянуть-то? Тем более я в вино-водочном работала, водка в моих руках была, закуска есть.
Два дня гуляли, и на третье утро он проснулся, говорит: «Всё, закругляемся». Началась их семейная жизнь, и выбор его оказался правильным».
Сегодня Раиса Ибрагимова гордится тем, что все 3 её сына вышли в люди. И гордится Городом Спутником, который основан старшим сыном.
«Ну, он, конечно, не один его построил, – строго уточняет она. – Спасибо всем, кто сделал это вместе с ним. И спасибо тем, кто придёт к нему на юбилей».
Она традиционно желает ему счастья и долгих лет жизни. А если вдруг начнётся какая болезнь, желает не поддаваться.
«У меня 3 сына, 3 снохи, 3 внука, 3 внучки и 3 правнучки, – подсчитывает она предварительные итоги своей жизни и до сих пор не знает, что дарить старшему сыну на 60 лет. – Всю голову изломала, потому что у него всё есть. Ничего решила не дарить. Я сама как подарок».

Поиск по сайту

Реклама