Вход для пользователей

Удар по Америке

A A A

Консерваторы в Конгрессе приняли законопроект о налоговой контрреформе. О возможных последствиях рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

 

trump

«Сегодня мы возвращаем народу этой страны его деньги», – заявил 19 декабря, после принятия налогового билля, консервативный спикер Палаты представителей Пол Райан.
В этот момент его прервал крик с галереи для зрителей. «Вы врёте! Вы врёте! – кричала одна из дам. – Это только для богатых!»
В самом деле, 83% сокращения налогов придётся на самый богатый 1% домохозяйств, 99% сокращения налогов – на самые богатые 5%.
Основные положения контрреформы таковы.
Во-первых, налог на прибыль корпораций снижается с 35 до 21%.
Во-вторых, произойдёт резкое снижение налогов на богатых. Максимальная ставка подоходного налога снижается с 39,6% до 37%. Это вроде бы немного. Но законопроект создаёт такое количество лазеек, что при наличии желания и опытных юристов ничто не помешает богачу мимикрировать под мелкого предпринимателя и платить налог со своих доходов по 15% ставке.
Кроме этого, резко повышается порог, начиная с которого действуют высокие ставки налога на наследство. Теперь по максимальной 40% ставке его придётся платить при наследовании состояний не в 5,5 млн долл. и выше, как раньше, а в 11 млн долл. Если же наследником является супружеская чета, то порог составляет вообще 22 млн долл.
В-третьих, консерваторы уничтожают один из трёх столпов, на которых покоится реформа здравоохранения Барака Обамы. Теперь граждане не обязаны приобретать медицинскую страховку.
Это значит, что относительно молодые и здоровые страховаться не будут, что неизбежно запустит спираль взвинчивания цен на страховые полисы и сделает высококачественную медицинскую помощь недоступной для широкого круга граждан.
Правда, опасаясь реакции избирателей, консерваторы не рискнули вводить в действие эту статью немедленно, накануне промежуточных выборов 2018 г., и отодвинули её вступление на 2019 г.


Военные хитрости
Чтобы отвести от себя обвинения в том, что законопроект нацелен лишь на поддержку богатых, консерваторы пошли на значительное снижение налогов на бедные и большую часть средних слоёв населения.
Но сделано это в виде временных налоговых льгот, действие которых должно закончиться через 8 лет. После этого бедные и средние слои населения ждёт резкое повышение налогов.
Консерваторы просят не беспокоиться. Они обещают потом сделать эти льготы постоянными.
Другая военная хитрость придумана, чтобы парировать обвинения в резком увеличении бюджетного дефицита. Предполагается, что он вырастет с нынешних более чем 600 млрд долл. в год (3,5% ВВП) до 1 трлн долл. и даже выше.
На это они отвечают, что через 8 лет действие налоговых льгот для бедных и средних слоёв населения закончится, и ситуация с дефицитом войдёт в норму.
«Постойте, вы же собираетесь сделать эти льготы постоянными!» – изумляются журналисты. «Не берите в голову!» – отвечают правящие консерваторы.


Сеанс саморазоблачения
Любопытно, что за гигантское увеличение бюджетного дефицита и государственного долга проголосовали именно те депутаты, что в правление ненавистного либерального президента Б. Обамы травили его за резкое превышение государственных расходов над доходами.
В конце 2000-х – начале 2010-х годов значительное наращивание бюджетного дефицита было необходимо для вывода экономики из кризиса. Тогда консерваторы, доведшие Америку до экономической катастрофы, закатывали дикие истерики, обвиняя Б. Обаму в подрыве народного хозяйства. Они стенали, что колоссальный рост государственного долга превращает США в Грецию.
Контрреформа Доналда Трампа прекрасно показала, что на самом деле консерваторов не беспокоят ни бюджетный дефицит, ни государственный долг. (По этому поводу, даже с учётом запланированного скачка, действительно нечего беспокоиться стране, которая занимает в валюте, которую сама же и печатает.) За той истерикой стояло неприятие политики Б. Обамы по повышению как социальных расходов, так и налогов на богатых.
Сейчас рост дефицита сопровождается снижением налогов на богатых. Значит, всё нормально. И консерваторы тихо голосуют за стремительное наращивание государственного долга. Сеанс саморазоблачения «обеспокоенных» дефицитом и долгом консерваторов состоялся.
Но пройдёт ещё несколько месяцев или кварталов, и вопль о бюджетном дефиците и государственном долге вновь раздастся из республиканских рядов.
Тогда им этот жупел понадобится, чтобы обосновать сокращение социальных программ. Они скажут, что такой размер бюджетного дефицита недопустим, а значит, надо (нет, не повышать налоги на богатых) резать социальные расходы.


«Экономика вуду»
Идеологическим обоснованием налоговой контрреформы Д. Трампа является антинаучная теория экономики предложения. Она предполагает, что сокращение налогов на богатых стимулирует их больше вкладывать в производство, что неизбежно ведёт к бурному подъёму экономики.
Это миф, многократно опровергавшийся экономической историей самих Соединённых Штатов.
Бешеный рост американской экономики в 1950–1960 годы происходил на фоне самых высоких в истории налоговых ставок. При консервативном президенте Дуайте Эйзенхауэре (1953-1961), например, максимальная ставка подоходного налога составляла 92%, а максимальная ставка налога на наследство – 77%.
Экономика бешено росла и при резко поднявшем налоги на богатых либеральном президенте Уильяме Клинтоне (1993-2001), а при резко снизившем налоги на богатых консервативном президенте Джордже Буше-младшем (2001-2009) страна скатилась в тяжелейший со времён Великой депрессии кризис 2008-2009 годов, потянув за собой весь мир.
Потом великий либеральный президент Б. Обама (2009-2017) вновь резко поднял налоги на богатых и вывел страну из кризиса.
В чём ошибка сторонников экономики предложения?
В том, что в экономике первично не предложение, как они полагают, а спрос. В производство выгодно инвестировать только в том случае, если есть спрос на выпускаемую продукцию. Если нет спроса, поскольку у потенциальных потребителей мало денег, то самые эффективные в техническом и управленческом отношении заводы будут простаивать, а экономика впадёт в застой или кризис.
Это понимал ещё в середине 1920-х годов выдающийся американский предприниматель и организатор производства Генри Форд. Он писал: «Бедность населения есть причина промышленного застоя. Промышленный застой можно излечить только одним средством – расширением покупательной способности населения».
Для того чтобы обеспечить устойчивый потребительский спрос? необходимо перераспределение доходов от немногочисленных богатых домохозяйств к многочисленным бедным и средним. Чем беднее домохозяйство, тем выше его склонность к потреблению, тем большую часть своих доходов оно тратит на приобретение товаров и услуг.
Немногочисленные же богатые семьи тратят на потребление лишь ничтожную часть своих доходов. Спросу с их стороны не под силу двинуть вперёд махину национальной экономики.
Кейнсианская экономическая политика обеспечила изъятие сверхдоходов богатых с помощью прогрессивного налогообложения и перераспределения этих средств в пользу бедных посредством многочисленных социальных программ, а также законодательно определённого минимума зарплаты и расширения прав профсоюзов, что привело к огромному скачку потребительского спроса, запустившему экономический рост.
Именно на этом механизме перераспределения доходов основывались и успех «золотых тридцати лет» (1945-1973) с их ошеломляющими темпами развития и резким сокращением неравенства по доходам, и превосходные результаты правления либералов У. Клинтона и Б. Обамы.
Если ничего не изменить, то нынешняя налоговая контрреформа, в перспективе увеличивающая неравенство по доходам и подрывающая потребительский спрос, закончится новым глубоким кризисом, как это произошло после резкого снижения налогов на богатых правительством Дж. Буша-младшего.
По меньшей мере все экономисты согласны, что никакого экономического бума в результате принятия этого законопроекта Америка не увидит.
Но американским консерваторам, представляющим интересы наиболее безответственной части крупного капитала, нет никакого дела до многочисленных практических доказательств гибельности их политики. Они просто не хотят слышать эти доводы. Они объявили войну научной экспертизе.
В 1980 году, когда бредовая теория экономики предложения только поднимала голову, будущий консервативный президент Джордж Буш-старший (1989-1993), последний вменяемый республиканец в Белом доме, метко назвал её «экономикой вуду».
Будущему президенту её сторонники, не реагирующие ни на какие, даже самые убедительные доводы и доказательства своей неправоты, представлялись этакими зомби (фантастическим образом оживлёнными трупами) из гаитянских верований.


Либеральная волна?
Налоговая контрреформа глубоко непопулярна. По подсчётам сайта Fivethirtyeight.com, обобщившего данные последних опросов общественного мнения, в среднем только 33% американцев поддерживает этот законопроект, а 52% выступают против.
Уровень поддержки контрреформы даже меньше, чем уровень одобрения деятельности Д. Трампа, который колеблется сейчас вокруг отметки в 37-38%. Уж слишком очевиден её несправедливый антинародный характер.
Америка так устала от консерваторов и от своего некомпетентного президента, что по всем приметам на следующих промежуточных выборах 6 ноября 2018 г. её накроет либеральная волна. Либералы, похоже, смогут завоевать большинство в Палате представителей, а может быть, и в Сенате.
Но, даже получив большинство, они смогут лишь заблокировать новые выходки Д. Трампа. Отменить же только что принятый налоговый билль им не удастся. Все их попытки будут натыкаться на вето безумного президента.
Шанс что-то исправить у либералов появится не раньше 2020 г. при условии, что в их руках окажутся обе палаты Конгресса и Белый дом.
Остаётся только надеяться, что до того времени налоговая контрреформа не успеет довести американскую и мировую экономику до кризиса или застоя.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Поиск по сайту

Реклама