Вход для пользователей

Преображение Кремля в эпоху новой холодной войны

A A A

Настоящий текст написан в жанре околонаучной фантастики, то есть автор выдает желаемое за действительное и при этом использует научную терминологию.

 

moscow

Вначале о терминах. Понятие «преображение» созвучно обновлению или переменам, но не тождественно им, ибо может быть осуществлено старыми методами и в качестве результата иметь не движение вперед, а возврат к прошлому, к миру традиционных ценностей. Скажем, опричнина времен Ивана Грозного тоже была преображением, но в результате страна больше потеряла, чем приобрела.
Выражение «новая холодная война» пока является скорее публицистическим, но через полстолетия станет вполне научным. Для меня оно выражает время информационного противостояния России с Западом, когда предупреждения и заверения, которыми обмениваются борющиеся стороны, приобретают в массовом сознании статус угроз и обещаний.
Кремль – место нахождения резиденции президента России, но вместе с тем, и понятие, ассоциирующееся с самой-самой верхушкой власти в России независимо от ее персонального состава.
А теперь к сути.
19 сентября на заседании Генеральной Ассамблеи ООН президент США Трамп заявил: «Соединённые Штаты обладают великой силой и выдержкой, но если нам придётся защищать себя или своих союзников, то у нас не останется иного выхода, как полностью уничтожить Северную Корею».
На мой взгляд, это заявление можно расценивать как ключевой момент в возможной эскалации напряженности отношений между США и Россией. Ибо нынешнее руководство России рассматривает Северную Корею как союзника и партнера на Дальнем Востоке.
А если учесть, что Северная Корея обладает ядерными ракетами, то тема возможного конфликта выходит за пределы региона и приобретает всемирное значение.
В этой связи возникает вопрос, а сможет ли Россия в случае ядерного удара США по Северной Корее выполнить свои обещания и помочь своему союзнику? Да и нужно ли помогать этому союзнику, возлагая на себя столь тяжелое бремя противостояния с США, чей экономический потенциал в 10 раз превосходит российский.
В этой связи стоит вспомнить, что только две внешнеполитические акции России в последние годы (поддержка повстанцев, или сепаратистов, в Донбассе и аннексия Крыма) привели к изоляции России и введению санкций. Вроде бы ограниченных и направленных на бизнес круга друзей национального лидера, но оказавших существенное влияние и на экономику России в целом. Во всяком случае, чистый вывоз капитала из России частным сектором, по данным Центробанка, в 2014 г. составил 152,1 млрд дол., в 2015 г. – 58,1 млрд дол., в 2016 г. – 19,8 млрд дол., в 1 квартале 2017 г. – уже 17,5 млрд дол.
Конечно, сравнительно с 2014 г. вывоз капитала существенно сократился. Наверное, потому, что произошло резкое замедление предпринимательской деятельности и снижение уровня накопления капиталов за счет внутреннего рынка.
Неслучайно бюджет на текущий год был сверстан с дефицитом в 2,753 трлн руб., который будет компенсироваться за счет средств Фонда национального благосостояния.
Неслучайно также, что из России уходят иностранные банки, которым становится невыгодно здесь работать.
Неслучайно, что правительство России одобрило внеплановое повышение акцизов на топливо, дабы получить дополнительные доходы для бюджета. Неслучайно, что правительство России отказалось от выдачи регионам бюджетных кредитов на 2018-2020 годы. Признаки наступления глубокого и длительного экономического кризиса можно и дальше искать, находить и перечислять, но довольно и этого, чтобы понять: Россия вступила в период, который не сулит ее гражданам ничего хорошего.
А если допустить дальнейшее усиление санкций со стороны Запада, что грозит России в перспективе выпадением из мировой технологической цепочки и в конечным счете тотальной зависимостью от Запада, то надо признать, что нынешняя национальная элита должна быть озабочена вопросом выживания страны. И своим собственным тоже.
Отчасти она этим озабочена. Меры по формированию базы поддержки приняты: порядка 50% федерального бюджета на 2017 г. составляют расходы на силовиков, чиновников и финансирование государственных экономических проектов и субсидирование госкорпораций. Но этого мало. И потому продолжается внедрение в массовое сознание штампов или стереотипов существующей будто бы поддержки режима населением.
Но цифры, представленные, скажем, в публикации «Путиным на посту президента доволен 81% россиян» (издание «Ведомости», выпуск от 29 июня), столь противоречивы и прежде всего не соответствуют здравому смыслу, что понимаешь: люди, которые обслуживают правящую верхушку, утратили чувство реальности.
На самом деле, как такое может быть, что Путиным как президентом довольны 81%, а доверяют ему только 55%.
Или, как в стране, в которой отсутствует политика, или борьба за власть, как в этой стране, по опросу Левады-центра, политикой не интересуется только 14%.
Моя гипотеза – в России сегодня политикой не интересуется порядка 50% (отклонения плюс-минус 10%).
Работой Дмитрия Медведева на посту премьер-министра удовлетворены 44% респондентов, а вот доверяют ему только 10%. Скорее верна или точна последняя цифра.
Но довольно. Стремление выдать желаемый имидж за действительный – явный признак кризиса идентичности режима или его легитимности. Не правовой, а политической. То есть это кризис утраты доверия. И явка на региональных выборах 10 сентября – достаточно точный или правдивый показатель.
В статье «Шанс для России: революция, путч или дворцовый переворот» (выпуск «УМ» от 11 марта 2016 г.) я писал о том, что ситуация экономического коллапса может повлечь за собой смену режима или персонального состава правящей верхушки.
Допускаю, что как раз в наши дни, когда перед путинским политбюро стоит вопрос о выдвижении кандидата в президенты на выборах 2018 г., он может быть переформатирован. Вместо лозунга «Россия будет жить, если нашим президентом будет Путин» может появиться лозунг «Россия будет жить, если нашим президентом будет не Путин».
В конце концов, люди, которые составляют ближайшее окружение президента, лучше нас понимают угрозы, которые несет стране пребывание Путина на посту президента еще один срок. И их задача – не допустить коллапса экономики и последующей за ней революции, или, как минимум, массовых протестов и потрясений, сопряженных с дезинтеграцией страны.
Есть уже признаки некоторого смягчения внешнеполитической риторики, точнее, в подведомственных Кремлю изданиях появляются призывы к сдержанности во внешней политике.
На самом деле, если правящая верхушка желает удержаться у власти еще на неопределенный срок, необходимо крепко менять весь внешнеполитический вектор, имея при этом в виду, что Барак Обама и Хилари Клинтон были для нас наилучшими партнерами.
А Ангела Меркель была и остается той фигурой, которая может обеспечить России возвращение в Европу.
И если в ближайшее время произойдет замена Сергея Лаврова на посту министра иностранных дел и Сергея Шойгу на посту министра обороны на фигуры, более лояльные к Западу, более склонные и способные к переговорам, то это и будет первыми признаками курса на примирение с Западом.
Затяжка с выдвижением Путина в качестве кандидата в президенты от правящей партии, его оговорки о том, что он может пойти и в качестве самовыдвиженца, его оговорка во время визита в Китай, что в случае выдвижения все бросят работать, свидетельствуют против Путина. Все это признаки колебаний в путинском политбюро: вновь ставить на него или выдвинуть новую фигуру?
Логично предположить, что решающую роль в этом политбюро играют те персоны, которые владеют наибольшей полнотой информации. Самой публичной персоной среди них является шеф ФСБ Бортников.
Было бы оправданным, если бы именно он и озвучил своему патрону мнение политбюро. А также имя нового кандидата в президенты. Догадаться, чье имя будет названо, в этом случае труда не составит. Этого человека еще в прошлом году вывели за кадр, чтобы сохранить его репутацию.
Вдумчивый читатель уже и сам догадался – Сергей Иванов на сегодня единственный персонаж из группы друзей Путина, который (если верить информации о нем в Интернете) может по своим личностным качествам и публичному реноме претендовать на роль преемника Путина.
И если дело пойдет так, что политбюро выдвинет Иванова на роль преемника Путина, то я могу допустить, что произойдет частичный разворот во внешней политике России, имеющий цель вернуть страну в лоно европейского капитала и европейских ценностей.
Тогда вполне можно будет говорить о преображении Кремля в эпоху новой холодной войны. Наверное, сама война еще долгое время будет иметь место, но ожесточение или напряжение, что сейчас ее сопровождают, поутихнут или поугаснут. Все-таки худой мир лучше войны.


 

Фрагмент
В статье «Шанс для России: революция, путч или дворцовый переворот», вышедшей
в «Улице Московской» 11 марта 2016 г., я обосновал версию о том, что для страны сегодня предпочтительнее дворцовый переворот.
«Дворцовый переворот может быть успешен при условии единства внутри узкой группы лиц, приближенных к правителю.
Достаточно группы заговорщиков в 5-7 человек, чтобы они смогли договориться об условиях отстранения и изоляции первого лица и его замене своим кандидатом.
Конечно, при этом им необходима поддержка и одобрение со стороны широких народных масс, в первую очередь – со стороны контр-элиты и среднего класса, в последнюю очередь – со стороны наемного труда.
Соответственно, нужна правильная мифологизация или мистификация произошедшего события. Самое сильное впечатление на массы производит объявление свергнутого правителя душевнобольным или агентом вражеской разведки». 
* * *
«Так что остается дворцовый переворот. Для него не нужно много людей. Не нужно привлекать военных.
Достаточно в формате междусобойчика цивильно решить вопрос об отстранении действующего президента от власти, изолировать его.
А потом объявить о сложной международной обстановке, в которой оказалась страна в результате правильных, но до конца не просчитанных действий этого человека, поэтому сначала придется потерпеть во главе государства узурпатора, а после того, как он добьется успехов во внешней и внутренней политике, избрать его законным президентом.
Учитывая, что наш народ и элита, как его часть, привыкли ждать, когда за них решат и сделают, можно быть уверенным – вариант вполне проходной.
Вопрос в том, есть ли в окружении Путина те 5-7 человек, которые захотят взять на себя функцию контрэлиты и осуществить дворцовый переворот. Без насилия и крови».

Поиск по сайту

Реклама