Селиксенские лагеря: правда историка Виктора Кладова

A A A

25 августа историк из города Заречного Виктор Кладов презентовал результаты собственного расследования по лагерям на станции Селикса, что готовили красноармейцев в годы Великой Отечественной войны. На сбор документов и доказательств ему потребовалось 5 лет.

seliksa
Доказательства под ногами
Селиксенский гарнизон располагался там, где впоследствии вырос г. Заречный. Лагерь предназначался для подготовки солдат, уходивших на фронт.
Его строительство началось в августе 1941 г. А уже 17 сентября на войну была отправлена первая маршевая рота.
За 4 года через Селиксу прошло 400 тыс. бойцов. Последняя рота покинула пределы лагеря 27 февраля 1945 г.
Информация о том, что же на самом деле происходило на территории Селиксенских лагерей, всегда считалась «неудобной», а многие документы засекречены вплоть до сегодняшних дней.
Народная молва гласит про масштабное воровство, которое было распространено среди командного состава. А также про тысячи солдат, что погибли от голода и болезней, так и не дождавшись отправки на фронт.
Самый известный миф касается визита маршала Ворошилова. Очевидцы рассказывают, будто он был настолько поражён царившими здесь беспорядками и воровством, что приказал расстрелять командира бригады и его заместителей. Дескать, только после этого офицерский состав прекратил воровать продукты питания и медикаменты и жизнь бойцов в Селиксе более-менее наладилась.
Для того чтобы подтвердить или опровергнуть эти мифы, историку Виктору Кладову понадобилось 5 лет. Он собирал информацию в пяти федеральных архивах, работал в музеях и библиотеках, общался с научным сообществом, изучал фотографии и кинохронику. Провёл 45 интервью с очевидцами тех событий или их родственниками.
В распоряжении Виктора Кладова оказались уникальные аэрофотоснимки, которые были сделаны немецкими лётчиками в годы войны. Их сопоставили с современной картой Заречного, и это помогло установить границы Селиксенских лагерей.
Там, где сейчас раскинулась северная часть города, когда-то располагался учебный полигон. Раньше здесь было чистое поле, а после войны выросли деревья и многоэтажные дома. Каждое утро жители Заречного идут на работу по тем самым местам, где 75 лет назад бойцы Красной Армии учились ходить в атаку, рыли наблюдательные пункты и щели для укрытия от бомбёжек.
Стрельбы проходили в глубоком овраге, который находился за границами нынешнего города, по другую сторону от железной дороги.
А в том месте, которое зареченцы называют «кольцом», когда-то был полевой аэродром. На него приземлялись самолёты с высокопоставленными чинами из Москвы и Куйбышева. Именно эти люди проводили проверки и докладывали наверх правду о Селиксе, которая не обнародована до сих пор.
По иронии судьбы Селиксенский полигон заканчивался именно там, где сегодня находится музейно-выставочный центр г. Заречного. В нём и работает Виктор Кладов.
А на месте Лермонтовского сквера, где построен художественный музей-салон, когда-то стояли зенитки и землянки.
«Ямы, мимо которых я ходил всю жизнь и вообще не обращал на них внимания, оказались остатками военно-инженерных сооружений, где тренировались новобранцы, – уточняет историк. – И это к вопросу о том, как интересно порой расшифровывать то наследие, которое нам досталось».
Ямы, что были вырыты защитниками Родины в 40-х годах, сохранились до сих пор. Сегодня на их дне можно увидеть следы работы «чёрных копателей», которые ищут военную атрибутику тех дней. При этом сотрудники музея не работали здесь ни разу, поскольку порядок получения разрешительной документации слишком сложен, а законодательство всё время ужесточается. В результате экспонаты из тех дней попадают на прилавок. Хотя могли бы занять место в музее.
Так уж получилось, что Селиксенский полигон представлял ценность только в те годы, когда надо было готовить людей для фронта. А после войны память о нём оказалась ненужной и довольно быстро стёрлась.
Виктор Кладов: «Те, кто приходил сюда на заре городского строительства, ещё помнят, что первый склад отдела рабочего снабжения размещался прямо в бывшей землянке. А потом произошёл какой-то разрыв памяти, причём резкий. И современные люди абсолютно не в курсе, что происходило в годы войны в том месте, где они сейчас живут».
О том, что 400 тыс. бойцов учились здесь побеждать Германию, долгое время рассказывали только человеческие кости, которые местные жители выкапывали на своих огородах. Информация о том, в каких нечеловеческих условиях жили эти люди и что им приходилось терпеть, ходила на уровне мифов и слухов.
Но после той работы, которую проделал историк Виктор Кладов, тема Селиксенских лагерей вышла на уровень научной дискуссии и публичного обсуждения.
«Мы добились того, что ввели эту тему в публичное пространство, – резюмирует он. – У нас появился более серьёзный материал, опирающийся на документы, факты и исторический анализ. И это всего лишь первый этап нашей большой работы».

 


Выжить в бою и не умереть в лагере
Главная функция Селиксенских лагерей заключалась в том, чтобы научить солдата выжить в бою.
По данным, которые собрал Виктор Кладов, в 1942 г. курс боевой подготовки занимал 2-4 недели. Но иногда он продолжался от 2 до 8 дней, после чего бойцы отправлялись на фронт.
Оценить сегодня уровень их подготовки тяжело, поскольку даже официальные документы противоречат друг другу.
Виктор Кладов: «Нам кажется, что документ – это некая священная корова, которая раскрывает глаза на всё происходившее. Но ничего подобного.
Изучая документы, обращаешь внимание, что одни и те же инспекторы, работая параллельно, делают совершенно разные выводы по качеству боевой подготовки. Условно говоря, в сентябре они пишут, что всё отвратительно.
Потом проходит 2 недели, и они заявляют, что комдив – умница, его надо ставить в пример. А ещё через 2 недели этого комдива снимают как не справившегося с организацией боевой подготовки».
Поработав с архивами 5 лет, историк Кладов ставит под сомнение даже результаты инспекторских проверок. Основанием для этого является судебное дело над командиром одного из батальонов.
Накануне высокой проверки он собрал подчинённых и сказал, что стрелять никто не умеет, но результат надо дать хороший. Бойцам вручили пули и молотки, приказав спрятаться за мишенями. И уже после того, как все отстрелялись, эти люди вышли из укрытий и сделали в мишенях пулевые отверстия. В результате подразделение получило неплохую оценку, но потом кто-то всё-таки донёс, и всё вскрылось.
«Это не единичный случай, – подчёркивает Виктор Кладов. – Я делал интервью с человеком, который 3 года служил там пулемётчиком и обучал тех, кто уходит на фронт. Он рассказал, что во время проверок его заставляли стрелять за всю роту, чтобы дать хороший результат. Потом эти цифры уходили в Москву и свидетельствовали о том, что бойцы подготовлены к фронту».
Землянки в Селиксенских лагерях были переполнены, люди спали вповалку, в 2 или даже 3 яруса. Зимой температура в землянках не превышала 8-10 градусов.
Главной бедой Селиксы считался голод. В документах, где закрепляются нормы питания, есть упоминание про мясо. Однако ветераны рассказывают, что мяса не было. Их кормили, как правило, капустным супом. Причём капусту не резали, а рвали руками и бросали в котёл.
Кто-то вспоминает про кашу из мороженой чечевицы.
Голод сказывался не сразу, а недели через две или три. Если человек по какой-то причине задерживался в Селиксенских лагерях больше месяца, то начинал превращаться в дистрофика. Одновременно с этим обострялись хронические болячки, которые в отдельных случаях приводили к смерти.
В материалах тогдашних проверок отмечается, что организация питания была построена плохо. Вплоть до того, что не хватало посуды. В 1942 г. на пятерых солдат приходился один котелок. Люди шли на помойки и искали там выброшенные банки из-под консервов, чтобы использовать их в качестве посуды. В документах проверок зафиксировано, что бойцы питаются из вёдер и корыт.
Самая страшная потеря для Селиксы – это ложка. Если потерял ложку, то новую тебе никто не даст, и ты её нигде не найдёшь.

seliksa2
Миф о том, что причиной голода и высокой смертности являлось воровство со стороны командного состава, нашёл в расследовании Виктора Кладова лишь частичное подтверждение.
«С одной стороны, есть документы, которые действительно свидетельствуют о распространённых случаях воровства среди командного состава, – отмечает историк. – Но, с другой стороны, одного только хлеба этой огромной бригаде требовалось до 15 тонн в день. И даже если командиры что-то крали… Это не могут быть такие масштабы».
По мнению Виктора Кладова, главная причина голода заключалась всё-таки в низкой калорийности самого продовольственного пайка. В те дни, когда всё гнали на фронт, тыловые части снабжались по урезанному принципу и пищевая ценность пайка составляла 2700 калорий – это норма питания подростка. Для взрослых мужиков, которые испытывали тяжёлые физические нагрузки, это не могло перекрывать энергетических затрат организма.
К слову сказать, калорийность рациона в немецких тыловых частях в те годы была почти такой же.
«У немцев в тылу тоже голодали, и они тоже работали на фронт, – поясняет Виктор Кладов. – Это совершенно открытые данные, их историки не боятся об этом писать. И основной вопрос заключается всё-таки в том, выдерживались ли нормы питания?».


Сколько погибло?
Основной вопрос, который интересовал историка Кладова, касается смертности.
«Документы должны быть, но многие из них уничтожены, – поясняет он. – И у меня такое чувство, что это ещё в военные годы началось. А уж в послевоенные годы очень здорово продолжилось.
В итоге, большинство документов, которые могли проиллюстрировать самые острые темы, такие как смертность, заболеваемость, преступность и дезертирство, оказались уничтожены».
Стоит отметить, что Селиксенский гарнизон включал в себя несколько войсковых частей. В каждой из них должна была вестись книга учёта умерших бойцов. Однако до наших дней дожили всего лишь две таких книги, которые велись в 379-м и 103-м запасных полках.
Виктор Кладов: «Книга умерших по 103-му запасному полку сохранилась только за 1944 г., и в ней находится 60 имён. При этом надо подчеркнуть, что за период с 23 апреля по 9 ноября 1944 г. смертные случаи не регистрировались вообще. Если честно, у меня сложилось впечатление, что там выдраны страницы. Или был прямой запрет на регистрацию смертей».
Если верить официальным данным, то в самую страшную зиму с 1941 на 1942 гг., когда в лагере всё только строилось и бойцы спали в шалашах на скорую руку, смертность была в разы ниже, чем в относительно благополучном 1944 г.
«По 379-му полку книга потерь вообще велась только с 1943 г. по 1945 г., – уточняет Виктор Кладов. – Все остальные книги почему-то не сохранились, и это к вопросу о том, насколько правдивы слухи».
Историк пытался добыть документы в Центральном архиве Министерства обороны РФ. Однако ему их не дали, сославшись на некие внутренние инструкции и закон о защите персональных данных.
«Под таким предлогом можно закрыть что угодно, – полагает Виктор Кладов. – Это ещё можно понять, когда речь идёт о совершённых преступлениях. Но почему до сих пор засекречены те же схемы противодесантной обороны лагеря?»
Оказавшись в изоляции от официальных данных, историк попытался обратиться к воспоминаниям очевидцев.
«Они тоже оказались противоречивыми, – честно признаётся он. – Солдат видел одно, местный житель – другое, медсестра полкового стационара – третье, повар – четвёртое. Но даже при таких обстоятельствах иногда случается, что каждое воспоминание рисует одну и ту же картину. А значит, есть основания доверять словам ветеранов».

seliksa3
К примеру, самый популярный миф о визите маршала Ворошилова имеет под собой документальные основания. По словам Виктора Кладова, Климент Ворошилов действительно посещал Селиксу. И это был не единичный случай: он приезжал сюда 4 или 5 раз.
«В начале войны Государственный комитет обороны назначил его уполномоченным по проверке качества подготовки красноармейцев, – поясняет историк. – В том числе Ворошилов отвечал за боевую подготовку в учебных частях, подобных Селиксе. И он несколько раз посещал этот лагерь в период с 1941 по 1943 гг.».
Прямых доказательств, что по приказу маршала Ворошилова был расстрелян командный состав лагеря, найти не удалось. Наоборот, фамилии командного состава фигурируют в документах даже после того, как Ворошилов уехал.
Стоит отметить, что Климент Ворошилов наряду с Селиксенскими лагерями посещал крупную базу подготовки бойцов в Кузнецке и даже отдал там под суд командира полка.
«Но никто почему-то не говорит о массовых расстрелах в кузнецком гарнизоне, – обращает внимание Виктор Кладов. – А вот про Селиксу говорят. И несколько независимых друг от друга свидетелей называют одну и ту же цифру расстрелянных: 23 человека».
То же самое касается и высокой смертности среди бойцов.
Виктор Кладов: «Можно ли говорить, что если не доказано, значит, этого не было? Я бы ответил, что так говорить нельзя. Косвенных свидетельств высокой смертности предостаточно, а дыма без огня не бывает.
В Кузнецке стояла такая же запасная бригада, в Каменке был свой большой гарнизон. Почему мы не слышим о высокой смертности в этих местах? И почему такая дурная слава шла именно о Селиксе?
Значит, что-то тут было, если очевидцы из числа ветеранов и местных жителей вспоминают, что трупы умерших узбеков свозили без счёта, закапывали в братских могилах, а домой отправляли извещение, что пропал без вести. Видимо, были у людей основания так говорить».
Главное доказательство того, что командование пыталось скрыть высокую смертность, человеческие кости, которые находили в окрестностях Заречного.
Из официальных документов следует, что погибшие в Селиксе бойцы были похоронены на территории двух кладбищ: в Чемодановке и Ахунах. Там находились лазарет и госпиталь, куда заболевших солдат отправляли на лечение. И уже там их смерть регистрировалась официально.
Однако, по словам историка Кладова, очевидцы вспоминают ещё о 6 местах захоронений, которые находятся в окрестностях Заречного и даже в самом Заречном.
Одно из них – дом на ул. Торговой, 15, в северной части города.
«Это один из старейших домов, – рассказывает историк. – В своё время туда заселили медсестру, и она 50 лет прожила фактически на кладбище, поскольку дом построен на месте массового захоронения бойцов селиксенского гарнизона. Женщина ходила к начальнику стройки и спрашивала, почему он ей дом на кладбище дал? Он ответил, что здесь повсюду кладбище, поэтому где дали, там и живи».
Долгое время она никому об этом не рассказывала, поскольку был режим секретности. Да и, будучи медсестрой, к трупам привыкла. Поэтому молча ухаживала за могилами и только под конец жизни рассказала всё журналистам.
Братские могилы находятся в посёлках Лопатки и Леонидовка, а также на зареченских дачах в районе пос. Монтажный.
«Когда это место начали осваивать в 60-е годы, местная жительница нашла скелет», – уточняет Виктор Кладов.
По его словам, одна из главных задач исторического расследования о Селиксе – установление судьбы красноармейцев, которые пропали без вести, так и не добравшись до фронта.


Возвращение в Селиксу
В конце 2015 г. Виктор Кладов подал заявку в Благотворительный фонд Владимира Потанина. И проект зареченского историка вошёл в число 18 победителей из 400 претендентов. Таким образом он выиграл миллион рублей.
«Очень символична номинация, в которой победил проект «Возвращение в Селиксу», – отмечает Ирина Лапидус, директор программ благотворительного фонда Владимира Потанина. – Виктор Кладов заявился в номинацию «Открытая коллекция». И это о проявлении непроявленного. Про то, что хранится в музейных фондах, но не экспонируется. Про то, что сейчас принято называть «сложными историческими темами». И ещё это возможность не стереть ту самую коллективную память, о которой мы говорим».
К деньгам, которые предоставил фонд Владимира Потанина, добавились средства музейно-выставочного центра из г. Заречного. В результате собранный материал удалось закрепить в виде постоянной экспозиции и книги.
Виктор Кладов: «Перед нами встал вопрос, каким образом предъявить собранную коллекцию широкой публике. И как интерпретировать собранные нами факты».
Экспозицию создавали с учётом мнения тех, кто впоследствии будет её посещать. Проводились встречи со школьниками, студентами и ветеранами, собирались впечатления от темы Селиксенских лагерей. Окончательная концепция появилась после консультаций с Архитектурным бюро «Контора» из Москвы, которое проектировало музей ГУЛАГа.

seliksa4

Селикса. Парад 7 ноября 1941 г. Из личного архива В. Вержбовского



По ощущениям журналиста «УМ», выставка получилась пронзительной. Пожалуй, для Пензенской области это единственная экспозиция, которая учитывает тренды современных музеев. Здесь представлены и фотографии, и документы, и даже аудиозаписи.
Особенность выставки заключается в том, что она рассчитана на одиночного посетителя. По сути, это комната, в центре которой находится стол следователя. И человеку, который пришёл сюда, предстоит самому изучить доказательства, провести собственное мини-расследование и вынести вердикт, насколько всё это соответствует истине.
Постоянная экспозиция была открыта в мае 2017 г. Сегодня она является одной из самых посещаемых. Во время всероссийской акции «Ночь музеев» сюда водили 8 экскурсий по 25-30 человек в каждой.
Виктор Кладов: «Есть критика, что мы слишком мрачно показываем историю войны и очерняем светлую память о народном подвиге. Но, с другой стороны, есть благодарности и пожелания, что об этом надо говорить громко».
В конце августа Виктор Кладов презентовал свою книгу. В ней собран гигантский массив информации, которую историк добыл за 5 лет. Формат у издания нестандартный, оно изобилует фотографиями, документами и картами. Переплёт книги похож на подшивку документов из уголовного дела. Дизайн и вёрстку делали в Санкт-Петербурге, за это отвечала Маргарита Чекоданова, известный специалист в музейных кругах.
Самым интересным блоком в этой книге Виктор Кладов считает воспоминания ветеранов о Селиксе.
К сожалению, тираж получился небольшим – всего 180 экземпляров. Книга не предназначена для продажи, зато с её электронной версией можно ознакомиться уже сейчас на сайте Областной библиотеки им. Лермонтова.
Кроме того, по результатам работы над проектом родилась электронная база документов. Виктор Кладов сделал её доступной для скачивания и выложил на гугл-диск. Порядка тысячи оцифрованных документов сгруппированы по разным аспектам, касающимся функционирования селиксенской бригады.
А на днях появился ещё один электронный сборник – выписки из архивных дел. Теперь каждый может провести собственное расследование и изучать то, что ему интересно (Панорама 3d, Архив документовАрхив документов). В связи с тем, что Заречный является закрытым городом, музейную экспозицию по Селиксе можно посмотреть виртуально. Для этого разработаны 3d-панорамы, которые помогают не только оценить общий вид выставки, но и познакомиться с каждым экспонатом. Их можно увидеть на сайте музейно-выставочного центра г. Заречного.

Ещё один способ совершить виртуальную экскурсию – установить на свой смартфон приложение izi.travel.
«Тема Селиксы нашла широкий отклик среди людей, – резюмирует Виктор Кладов. – Мне поступают звонки, кто-то хочет поделиться семейными историями, связанными с Селиксой. Кто-то хочет приехать в Заречный и посмотреть те места, где бывал их дедушка.
Селикса продолжает задавать вопросы. Кто виноват в столь бедственном положении новобранцев? Связано ли это с ошибками высшего руководства страны или всё дело в халатности конкретных командиров?
И справлялась ли вообще бригада со своими задачами, отправляя на фронт необученных и истощённых бойцов?
Расследование по Селиксе ещё не закончено, здесь по-прежнему много белых пятен. Поэтому я приглашаю тех, кто располагает какой-либо информацией, связаться со мной и тем самым помочь в формировании источниковой базы».

 

Прочитано 1525 раз

Поиск по сайту

Реклама