Вход для пользователей

Новая Зеландия: уголок спокойствия

A A A

Уроженка и в прошлом жительница Пензы Анна Лежикова рассказывает для читателей «Улицы Московской» о том, как ей живется в Новой Зеландии, куда она с семьей переехала в 2012 году.

newzeland
– Анна, почему для эмиграции Вы с мужем выбрали именно Новую Зеландию?
– Просто вписались. Просто мне там нравится. Нравится, что есть очень много возможностей, ты можешь попробовать все, что захочешь, и не важно, сколько тебе лет и есть ли у тебя способности. Для взрослых – миллион кружков, и никто не скажет: что это ты на старости лет вдруг решила петь?
Как-то я гуляла по холмам и горам с клубом трампинга. Члены клуба имеют право пригласить с собой кого-нибудь на прогулку – вот и меня пригласили. Но членом клуба я стать не могу, слишком молодая: средний возраст участников – 70 лет. И эти бабушки и дедушки по 20 км за раз наяривают.
Маленькая страна делает доступной любую деятельность. В прошлом году я начала заниматься стрельбой из лука, а сейчас участвую в национальных соревнованиях.
Никто не будет тебя оценивать. Конечно, у этого факта есть и другая сторона: Новая Зеландия не может блистать массовыми спортивными достижениями и медалями. Потому что детей не мучают ради того, чтобы они становились звездами.
В Новой Зеландии очень высокий уровень толерантности. Единицы осудят человека за цвет кожи, профессию, ориентацию. Остальные на этих единиц осуждающе посмотрят.
Еще мне нравится культура бережливости. Когда в Новую Зеландию приезжали первые поселенцы, вещей у них было мало, ведь это сложно – привезти что-то из Европы на корабле. Потому вещи никогда не выбрасывались, а переделывались и использовались снова.
Эта культура сохранилась до сих пор. В Новой Зеландии покупать подержанные машины – абсолютная норма. Много магазинов подержанной одежды, куда люди приносят вещи, их покупают, а прибыль идет на благотворительность, хосписы, приюты для животных. Есть даже специальный огромный сайт для продажи вторичных вещей. Поэтому когда я приезжаю в Россию и вижу, сколько всего выбрасывается, у меня внутри все переворачивается.


– Как можно описать ментальность в Новой Зеландии?
– Ментальность очень простая: у тебя есть частная жизнь, она меня не интересует, пока ты не захочешь со мной поделиться, и права тебя судить я не имею.


– Как там относятся к эмигрантам?
– Отлично. Там же каждый второй – эмигрант. В кого ни ткни – очень высокая вероятность, что человек окажется эмигрантом, как минимум, во втором поколении.


– На что обращаешь внимание, когда едешь в Новую Зеландию как турист и как эмигрант?
– Когда ты едешь как турист, ты едешь в страну «Властелина колец», естественно. Ты едешь в самую экологическую и зеленую страну в мире, родину экстремальных видов спорта.
А когда едешь жить, то видишь раздувающийся пузырь рынка жилья, которое очень дорого и сложно снять, видишь проблемы с экологией, социальные проблемы. В общем-то, видишь обычную страну со своими недостатками.


– Какова главная экологическая проблема в Новой Зеландии?
– Проблема в том, что невозможно держать столько скота и не загрязнять при этом водоемы. В Новой Зеландии в речках не рекомендуют купаться вообще. В море – пожалуйста.


– Страна считается главным образом аграрной?
– Недавно я читала, что в доле ВВП Новой Зеландии сейчас на первом месте туризм, в кои-то веки. На втором – сельское хозяйство, на третьем – интеллектуальный труд.
Как и везде, в Новой Зеландии своя политика, свое лобби. Есть лобби, которое хочет снизить долю сельского хозяйства, потому что оно негативно влияет на экологию. А другое лобби, у которого в этот бизнес вложены большие деньги, не позволяет это сделать. Также стараются развивать туризм, но экологи возмущаются – мол, как мы будем туризм развивать, если у нас в речках купаться нельзя.
Третья сфера, на которую делается большой упор, это IT-технологии. От аграрного производства в Новой Зеландии все же пытаются уходить, хотят экспортировать интеллектуальный продукт. Поэтому айтишникам туда уехать проще всего. А сложнее всего – врачам.


– В Новой Зеландии хватает своих специалистов?
– Нет, просто дипломы там принимаются только британские, любое другое образование нужно подтверждать заново. Ты не признаешься врачом, если ты не учился в Новой Зеландии, Британии или Австралии.


– Как Вы оцениваете здравоохранение в Новой Зеландии?
– В России касательно здравоохранения существует крайность: есть светлые головы, но нет сервиса. В Новой Зеландии противоположная крайность: шикарный сервис, но очень мало грамотных специалистов. И не потому, что в это не вкладывают деньги, а потому, что откуда у специалиста, практикующего в стране с численностью населения 4,5 млн возьмется опыт? Некоторых клинических случаев просто не происходит.
Так что меня устраивает, как в новозеландских больницах кормят и постель меняют, но вот длинные очереди на специалистов – это минус.


– Насколько вообще в стране развита социальная сфера – образование, например?
– Ну, нормально… (Смеется). Почему-то люди думают, что за границей все радикально по-другому. А я уверена, что в каждой стране есть проблемы, и, когда ты переезжаешь из одной страны в другую, ты это замечаешь. Ты видишь, что аспекты, которые тебе нравились здесь, в другой стране развиты плохо, и наоборот.
В мире сейчас много говорят про финскую систему образования, называют ее самой лучшей. Мнение это основывается на показателях финских школьников при поступлении в университет.
У нас система образования такая же. Но про нее никто не пишет, потому что новозеландские школьники отметками не блещут. А значит, дело не в системе образования, а в чем-то другом.
Начальное образование в Новой Зеландии мне нравится. Оно очень гуманное, дружелюбное и уважительное к ребенку. С 1 по 6 класс, то есть с 5 до 10 лет, у детей нет ни учебников, ни парт, ни уроков по звонку, ни оценок, ни дневников. Дети много бегают, веселятся, у них большие перемены. Предметы изучаются по блокам.
При освоении нового материала дети рассаживаются на коврики вокруг учителя. А во время закрепления материала или практических работ делятся на группы по 2-4 человека и работают самостоятельно. Причем эти группы распределены по степени овладения предметом, и ребенок всегда занимается на том уровне сложности, на котором может.


– Как дорого стоит жизнь в Новой Зеландии?
– Сложно сказать однозначно, все зависит от потребностей человека и места жительства. Окленд, например, сравним с Москвой, а Веллингтон – с Кузнецком. Там население около 200 тысяч. Мы живем в так называемом Большом Веллингтоне – агломерате с населением 350 тысяч человек.
Выходит по-разному, но в среднем в месяц мы тратим около пяти тысяч долларов. И это все, что мы зарабатываем. То есть нам хватает на продукты, жилье, одежду, детские кружки, но на отпуск – нет. Мы ничего не откладываем.
Аренда жилья в Веллингтоне стоит от 200 долларов в неделю за комнату до 800 долларов в неделю за дом. Очень сильно влияет месторасположение, ценовой разброс большой.
Недвижимость в Новой Зеландии кто угодно может покупать, необязательно даже быть гражданином страны. Именно поэтому сильно растут цены: многие покупают недвижимость не для жилья, а для бизнеса: покупаю, ждут, пока вырастет цена, и продают.


– Много ли русских эмигрантов?
– Кто-то говорит, что во всей стране пять тысяч русских, кто-то утверждает, что двадцать. Основная масса русских – в Окленде. В Большом Веллингтоне русскоговорящих около полутора тысяч, это одна из самых маленьких коммьюнити.
В Веллингтоне есть русская церковь, русский клуб при посольстве. Есть не религиозная русская школа, где по субботам проходят развивающие занятия для дошколят. Есть магазин, где можно купить колониальные товары со всего мира, в том числе и русские продукты. В Окленде есть русские рестораны.


– К чему приходилось привыкать?
– До сих пор привыкаю к одной черте местных – нерасторопности. Пока их не пнешь, ничего не поменяется. И они делают это не со зла, просто у них такой ритм жизни. Похоже на разницу между деревенским жителем и городским. Все быстрые нации – русские, американцы, китайцы – отмечают эту черту в новозеландцах.


– Можно сказать, что Новая Зеландия – страна благоустроенная, несмотря на то, что это островное государство?
– Можно. Гуляешь в лесу. Идешь, идешь – телефон не ловит, лес кругом дикий. Вдруг бац – скамейка.
Хорошие дороги. Отлично развит общественный транспорт. Удобная система электричек, автобусов, троллейбусов, есть фуникулеры и паромы.
Парковки в городе очень дорогие. Стоимость зависит от места, но в будний день – в среднем 4 доллара в час.
В жилых районах, где нет гаражей, есть купон-паркинг: то есть человек, живущий в доме, имеет право оставить машину на парковке. Если разрешающего купона нет, машину сразу заберут.
Большие штрафы и серьезные наказания за вождение в пьяном виде, много социальной рекламы на эту тему.


– Кому и за чем стоит ехать в эту страну?
– Пенсионерам и семьям с детьми за размеренным темпом жизни, хорошей экологией и достойной пенсией.

Поиск по сайту

Реклама