Вход для пользователей

Будущее за таргетной терапией

A A A

14-16 июня 2017 г. в г. Уфе, столице республики Башкортостан, состоялся IХ Съезд Ассоциации онкологов России. Это мероприятие проводится один раз в четыре года и является крупнейшим научным и организационным событием в онкологии. В этом году съезд посетили более 1500 специалистов из России и зарубежья.О том, какие вопросы обсуждали ведущие онкологи страны и каковы перспективы развития этой отрасли здравоохранения, для «Улицы Московской» рассказывает Виталий Серебряков, главный врач Областного онкологического диспансера.

serebryakov
– Виталий Сергеевич, какие вопросы были в повестке дня съезда?
– Программа съезда охватывала все направления деятельности онкослужбы в нашей стране: это лекарственная терапия, лучевая терапия и хирургические методы лечения.
В рамках съезда по этим направлениям работали секции, на которых специалисты смогли обсудить вопросы ранней диагностики, новые методы и подходы в лечении онкозаболеваний, некоторые регионы делились своим опытом работы, результатами научных экспериментов, рассматривались вопросы организации и финансирования онкологической помощи населению, вопросы лекарственного обеспечения. Интересных и важных тем было много.


 – Ожидает ли нас в ближайшее время какой-то прорыв в лечении онкозаболеваний?
– Пожалуй, самым перспективным в настоящее время в лечении различных видов онкологии является направление лекарственной терапии.  
 Конечно, и лучевая терапия, и онкохирургия продолжают развиваться. Взять, к примеру, те же самые эндоскопические методики. Но на сегодняшний день весь спектр операций, которые мы можем выполнить пациенту, определен и во всем мире известен.
Этот спектр может быть меньше или больше в том или ином конкретном онкодиспансере в зависимости от уровня квалификации его специалистов. Но ничего принципиально нового в этом направлении, скорее всего, мы уже придумать не сможем. Хирургический аспект в лечении онкозаболеваний исчерпан.
В рамках лекарственной терапии, помимо химиотерапии, сейчас появилась таргетная терапия (от англ. target – цель, мишень). Вот с ней и связаны в настоящий момент самые большие ожидания. Здесь мы и ждем революционных открытий.


– В чем отличие таргетной и химиотерапии?
– Таргетная терапия – это терапия, бьющая точно в цель. Как известно, химиотерапия блокирует рост всех быстро делящихся клеток, что может приводить к тяжелым побочным эффектам.
Таргетные препараты действуют только на опухолевые клетки. Здоровые ткани организма практически не подвергаются негативному воздействию. Тем самым удаётся избежать большинства негативных побочных эффектов, которые свойственны другим видам лечения.
Таргетная терапия может быть и самостоятельным методом лечения, и дополнительным к другим методам лекарственной терапии.
Например, раньше, еще каких-то 10 лет назад, пациент с 3-4 стадией уходил на симптоматическое лечение. Когда наблюдалась генерализация  болезни, появлялись отдаленные метастазы, считалось, что специализированное онколечение неэффективно или даже вредно, потому что может подстегнуть распространение опухоли.
Раньше было принято проводить химиотерапию до прогрессирования. Если использовали все схемы лечения, а болезнь снова возвращалась, то лечение прекращали.
Сейчас установки таковы: если прогрессия заболевания после 4-6 курсов химии идет не более 15%, лечение все равно продолжают – таргетными препаратами.
За счет появления таких препаратов пациентов, которые имеют показания к лекарственной терапии, становится год от года все больше и больше. Поэтому будущее, конечно, за таргетной терапией.  На съезде много было вопросов по этой тематике.


– Таргетная терапия – направление очень перспективное в лечении онкозаболеваний. Но эти препараты наверняка очень дорогие. Будут ли они доступны всем нуждающимся?
– Эти лекарственные средства действительно очень дорогостоящие. Некоторые из них стоят сотни тысяч рублей. Наши пациенты и сейчас их получают. В 2015 г. мы пролечили 80 пациентов такими препаратами за счет средств областного бюджета. В 2016 г. – 90 пациентов, а за полгода 2017 г. – 130 человек. Но решать этот вопрос за счет средств регионального бюджета, конечно, сложно и проблематично.  
Эта проблема сейчас рассматривается. Планируется, что в 2018 г. в нашей стране будет запущена федеральная программа по онкологии.
Я и Дмитрий Андреевич Чичеватов, заместитель главного врача по медицинской части онкодиспансера, доктор медицинских наук, входим в профильную комиссию при Минздраве РФ по разработке этой программы. Перед началом съезда, 13 июня, в Уфе проходило заседание этой комиссии, на котором мы вырабатывали основные направления этой программы, вносили свои предложения.


– О каких направлениях идет речь?
– В программе обозначены направления, которые требуют серьезной финансовой поддержки федерального центра, чтобы в регионах пациенты с онкопатологией получали эффективную и максимально адекватную медпомощь.
К таким направлениям относятся приобретение дорогостоящего оборудования (только один линейный ускоритель, например, стоит десятки или даже сотни миллионов рублей), реконструкция и капитальный ремонт онкодиспансеров и онкобольниц (это тоже сотни миллионов рублей) и таргетная терапия – приобретение за счет средств федерального бюджета дорогостоящих и максимально эффективных препаратов.
Они и сейчас закупаются, в том числе и за счет средств федерального бюджета.
Есть так называемая федеральная программа «7 нозологий», по которой мы получаем за счет средств федерального бюджета соответствующие медикаменты. Но по другим нозологиям вопрос решается за счет средств регионального бюджета.
Например, на территории Пензенской области есть 2 пациента с редким заболеванием ночная метгемоглобинурия. Единственный препарат в мире, который показан при лечении данного заболевания, Солярис.
В год на лечение этих двух пациентов этим препаратом из областного бюджета выделяется около 40 млн рублей.
Для региональных бюджетов такие траты – это, конечно, очень тяжелая нагрузка. Поэтому мы вышли с предложением, чтобы не только лекарства для 7 нозологий финансировались из федерального бюджета, но и для других орфанных заболеваний.


– Пензенский онкодиспансер делился своим опытом работы на этом съезде? Пенза как-то проявила себя?
– Мы не были в числе докладчиков на тематических секциях, но внесли очень много предложений для федеральной программы по онкологии. Например, в части порядка оказания медицинской помощи по профилю онкология. Сейчас он законодательно определен  приказом № 915н от 2012 г. Там есть ряд нюансов, которые в настоящий момент уже не актуальны. Их нужно менять и дополнять.
В частности, моменты, касающиеся нагрузки на врачей в стационаре, на приеме. На сегодняшний день определена нагрузка в отделении на врача – 10 пациентов. Это очень много, мы считаем. Для сравнения: в Израиле, Германии нагрузка – 3 пациента. Мы внесли предложение снизить планку до 7 пациентов. Чтобы у нас появилась возможность принять в штат новых докторов и увеличить количество пролеченных пациентов.
Обсуждался вопрос о снижении нагрузки на приеме в поликлинике. Мы внесли предложение довести норматив времени приема до 20 минут.
Сроки на выполнение диагностических мероприятий, которые необходимы для постановки диагноза, тоже нуждаются в пересмотре. Существующий по закону норматив на оценку результатов гистологического исследования опухолей  – 30 дней. В пензенском онкодиспансере внутренним приказом он регламентирован пределами 7-8 дней. Потому что всем понятно: чем быстрее поставишь диагноз и определишь необходимое специализированное лечение, чем раньше его начнешь, тем лучше результат.
Все свои предложения мы обосновывали соответствующими расчетами. И вклад пензенской делегации в разработку федеральной программы по онкологии был положительно отмечен на съезде.
Кроме того, Дмитрий Андреевич Чичеватов был награжден дипломом и медалью Ассоциации онкологов за большой личный вклад в развитие отечественной онкологии.


– Виталий Сергеевич, как говорят, что в сухом остатке? Что из увиденного и услышанного на этом съезде будет применено в работе пензенского онкодиспансера?
–  Прежде всего, это была информация, касающаяся таргетной терапии. Мы познакомились с опытом наших коллег в части применения тех или иных препаратов в лечении различных онкозаболеваний, выслушали мнение относительно их эффективности. Начнем теперь использовать их опыт и внедрять новые, доказавшие свою эффективность таргетные препараты в схемы лечения.
Мы никогда не стоим на месте. Постоянно стремимся осваивать новые подходы в диагностике и лечении наших пациентов.
Сейчас активно внедряем методику проведения операций на печени и поджелудочной железе. Это направление возглавляет Дмитрий Чичеватов. Раньше наш диспансер не проводил подобные операции.
Продолжаем активно внедрять эндоскопические методики, особенно в отделении урологии и гинекологии.
На сегодняшний день мы взяли на апробацию японский аппарат, который позволяет проводить анализ кала на скрытую кровь иммунохимическим методом. Это высокочувствительный метод. Он дает возможность выявить онкологические заболевания ЖКТ на ранних стадиях. Его эффективность – 98%.
В министерстве здравоохранения Пензенской области уже приняли решение о закупке этого аппарата. И в рамках диспансеризации все пациенты старше 40 лет будут проходить подобное исследование.
Кроме того, в 2016 г. на страницах вашего издания одна из пациенток нашего диспансера поднимала вопрос о необходимости создания в онкодиспансере условий для проведения аутоиммунной трансплантации. Тема эта действительно была очень актуальной.  
В этом году появилась возможность получить деньги на реализацию этого проекта из Фонда президента. В отделении гематологии будут созданы 4 боксированные палаты, отвечающие всем требованиям для проведения аутотрансплантации костного мозга. Наличие таких палат позволит нам сохранить жизнь десяткам пациентов в год.
Есть еще одна приятная новость: принято решение о строительстве на территории онкодиспансера консультативно-диагностического центра, который позволит нам расширить прием и диагностику онкопациентов.
В настоящее время в нашей поликлинике ведут прием 29 врачей. 3 года назад был только 21 кабинет. Но сейчас за счет существующих площадей расширяться уже невозможно. Нужны новые площади.
Мне хотелось бы, чтобы люди понимали: я рассказываю о работе онкодиспансера не для того, чтобы пропиариться. Моя цель в том, чтобы они не боялись онкологических заболеваний. Чтобы понимали: на сегодняшний день достижения медицины велики. Конечно, мы не боги.
Но наука движется вперед, и результаты этого продвижения видны. Мы постоянно внедряем их в свою работу. Мы делаем все возможное, чтобы люди нам доверяли и шли к нам лечиться.

Поиск по сайту

Реклама