Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 441

Барнео: современная романтика севера

A A A

barneo aАдминистратор ресторана Павел Иванушкин, ежегодно в 2008-2012 г. по 4 недели руководивший работой кухни туристического и научного лагеря Барнео, что на Северном полюсе, подытожил свой рассказ об особенностях жизни в этом лагере.

На Севере, как в космосе: нет бактерий, в том числе и болезнетворных. На практике это означает, что заработать кашель там невозможно, только получить обморожение. Простуду или другое вирусное заболевание в лагерь могут привезти на себе туристы или «наука». Именно поэтому врач так тщательно их проверяет сразу после прибытия.
barneo4

Но обезопаситься на 100% совершенно невозможно. Однажды в лагерь все-таки приезжает кто-то с возбудителями простуды. И тогда с температурой сляжет сразу весь коллектив. Хорошо, что случается такое нечасто.
Северные люди вообще крепкой закалки. Многие потомственные полярники: приезжали сюда еще детьми, а потом приняли вахту у родителей и дядьев. Доктор лагеря – Станислав Боярский, сын Виктора Боярского, директора музея Арктики и Антарктики, российского полярника. В техническом составе Барнео Сергей Орлов – сын инвестора лагеря полярного штурмана Александра Орлова.
Матвей Шпаро прилетал к отцу-полярнику Дмитрию Шпаро. Почетный полярник Михаил Малахов привозил на полюс сразу двух сыновей – Михаила и Алексея. Он же, Михаил Малахов, стал основателем Барнео. В далеком 1993 г. он вел первую туристическую группу на Северный полюс. Это был автономный лыжный переход «Канада – Северный полюс – Канада», для тренировки.
Удовольствие по тем временам ужасно дорогое, но желающие пощекотать нервы смертельно-опасными испытаниями всегда найдутся среди людей с большими деньгами. Так и родилась идея привлечения туристов, которые смогут оплатить немалые расходы содержания базы. Спустя 3 года, из снега и человеческого труда на Барнео появилась жизнь.
barneo

С тех пор цены и условия жизни несколько изменились. Но так называемая романтика северного полюса, несмотря на монетизацию, никуда не пропала. Люди по-прежнему прилетают сюда не столько для того, чтобы заработать (деньги немалые, за месяц работы можно получить несколько тысяч долларов), сколько для попытки испытать себя.
Некоторые энтузиасты нанимаются в команду разнорабочими, своим трудом оплачивая возможность бесплатно посетить базу. Несколько лет назад так приезжал на Северный полюс директор ликероводочного завода откуда-то из центральной России.
Нашел сайт, попросился в персонал разнорабочим – снега напилить, натопить, сжечь что-то, самолет разгрузить. Выполнил программу отдыха на ура – работал за троих, а в свободное время купался в проруби, ходил на лыжах и даже с приятелем заночевал в собственноручно нарезанном из торосов иглу – в компании тепловой пушки и водки. Ни один иностранец на моей памяти на подобное не решался.
Главная забота всех работников – это безопасность туристов. Бесчисленные опасности готовит для человека Север. И главные из них – опасность быть унесенными в Северный ледовитый океан и поломка теплового оборудования. Поэтому barneo2

команда ежедневно по несколько раз проверяет наличие топлива и исправность тепловых пушек, а также всегда внимательно прислушивается к «поведению» льдины, на которой разбит лагерь. Кому-то везет, и за смену у него не происходит ЧП, мне «повезло» стать свидетелем откалывания льдины.
Произошло это ранним утром – перед самой сдачей смены. Вдруг что-то снаружи упало, земля под ногами затряслась. Выскакиваю из палатки, вижу – льдины поплыли, трещиной лагерь разделился на две части; раскололась взлетная полоса. Действовать в такой ситуации учат и туристов, и персонал.
Моя задача всех разбудить и мобилизировать на сбор лагеря, но многие уже не спали – акклиматизация. Рабочий персонал приспосабливается спать в любое время суток, а туристы всю «ночь» (лагерь живет по норвежскому времени) не могут спать, сидят с зажженным светом, смотрят ТВ.
Когда я начал обходить палатки, люди уже собирались, русские туристы оперативнее всех. Действовать надо быстро и четко, так как на отколовшейся льдине необходимы продукты, теплые вещи и вода, неприкосновенный запас на неделю. barneo3

Если «землю» унесет в океан, необходимо будет некоторое время продержаться до прибытия вертолета.
Правда, одну туристку «потеряли». На обучающем занятии им говорили – если что-то трескается, бегите к вертолету. Все то время, что мы ее искали, она, оказывается, сидела в вертолете, едва не получила обморожение.
Остальные туристы, как ни странно, происшествию радовались, как дети. Два дня подряд скучали и пили горячительное, а тут такое приключение! Правда, оно быстро закончилось – палатки и вещи просто перетащили на основную льдину, дождавшись, когда отколовшийся кусок соединится с материком. Но слом льдины – не самое неприятное, что могло случиться.
barneo6

Страшнее, когда в результате подледной волны льдина начинает трескаться и дробиться. Образуются трещины, происходит нагромождение более или менее крупных обломков льда (торосов), принимающих всевозможные положения, до вертикального включительно. От такого не убежишь и едва ли успеешь сесть в вертолет: в несколько минут все вокруг может превратиться в обломки. В 2005 г. или 2006 г. такая «волна» остановилась всего лишь в 50 метрах от лагеря.
Кстати, неустойку за сорванный или несостоявшийся отдых, если, скажем, погода не позволит вертолетам садиться на льдину или взлетать с нее, никто не выплачивает. Договор по оказанию услуг не предусматривает ответственности организаторов за погоду и «поведение» льдины. По своему желанию путешественники могут оплатить страховку, но на этом их компенсации заканчиваются.
Туристы понимают это, если они не русские. Практически все из них, кто прилетают на базу, не простые. Это большие начальники, чиновники, руководители крупного бизнеса и прочий «золотой миллиард». У них особые запросы и очень 

высокие ожидания от собственного отдыха, а это значит, что они очень много пьют и довольно редко считают персонал за людей.
Туристы из США, Японии, Канады – тихие и спокойные. Их день состоит из обеда, общения, бани, пары рюмок «горячего» и сна.
Русские будут сидеть всю ночь, изучат каждый угол лагеря, поговорят со всеми, до кого дотянутся, в общем, постараются максимально отдохнуть на те деньги, которые заплатили.
За рамки приличий, конечно, мало кто выходит – ну, начнешь буянить, а что дальше? Отсюда невозможно уйти, и полетишь ты с этими же людьми на самолете. Качать права здесь не получается, слишком мало от них зависит, но крови попортят достаточно.
Сегодня Барнео становится все более популярным местом для отдыха: о нем активно рассказывают в прессе и на тематических форумах, все больше известных людей посещает базу, но основной костяк туристов составляют американцы и русские. Российское влияние на базе ощутимо – команда состоит из русских, да и полеты сюда возможны только благодаря российским пилотам, лишь у них есть необходимый уровень мастерства для посадок самолета и вертолетов на льдину.
barneo5

Везут отсюда в качестве сувениров впечатления, чистую океанскую воду и растопленные кусочки торосов, игрушечных медведей и фотографии. Но если вы спросите меня, готов ли я после 5 лет работы отправиться туда в качестве туриста, то – нет.
Дни для персонала текут на базе медленно и однообразно: на второй и третий год уже осмотрены все достопримечательности, единственное удовольствие в редком общении с туристами, да в бессонных ночах на смене, когда вокруг тишина и можно подумать о чем-то своем. Чистый разреженный воздух способствует появлению отличных идей и замыслов. Но туристам на базе делать совершенно нечего, если ты не лыжник или собачник.
У однодневников, туристов на один день, посещение расписано по часам. Трехдневники в течение двух суток почти круглосуточно скучают. Хорошо, если кто-то возьмет с собой ноутбук с компьютерными играми, потому что иначе делать там совершенно нечего: гулять там особо некуда, ближайшие живые существа (медведи, тюлени) в трех часах лета на вертолете. Для «романтики северного полюса» надо родиться с этим в крови.
В последние дни базы, перед тем, как температура опуститься ниже 40 градусов, поднимется ветер и океан потеряет спокойствие, сотрудники разводят огромный костер. Все, чем был лагерь – стройматериалы, предметы быта, пищевые и технические отходы – все сгорает в огне.
Все, что остается от Барнео, это полоса, уносимая вместе с льдиной в Гренландское море. Случается так, что спустя несколько недель, а то и месяцев, ее замечают пассажиры какого-нибудь исследовательского ледокола. На будущий год Барнео вновь появится среди льдов, как Феникс из пламени.

Прочитано 2226 раз

Поиск по сайту

Реклама