Внутри другой культуры-2

A A A

«Улица Московская» продолжает рассказ о путешествии пензенского фотографа Натальи Рыбаковой в Иран в составе фотографического клуба «Фрейм Вэй». В предыдущем выпуске «УМ» она рассказывала о духовности и нравах, царящих в Иране. Сегодня речь пойдет о материальной составляющей иранской жизни.

iran

– Наташа, как выглядит среднестатистический иранский пейзаж?
– Полупустыня, квадратные коробки домов. Некрасиво совсем. Пыльно, серо. В тех провинциях, что лежат севернее, поинтереснее: предгорья, рисовые поля, виноградники.
Мы часто останавливались в небольших городках, чтобы размяться и пофотографировать – ненадолго, примерно на полчаса. В первый день мы доехали до деревни Масуле. Она находится на горе – это очень красивое место. В Иране по большей части некрасивые города, но некоторые из них уникальные и живописные.
Фишка Масуле в том, что крыша нижнего дома служит двором для верхнего. Крыши расположены каскадами – метров сто двадцать в высоту. Люди на них сидят, стирают, торгуют. Выглядит очень интересно.
Еще один очень интересный город – Кандован. Это город в пещерах. Он напоминает турецкую Каппадокию, но в Кандоване живут люди. Часть домов кирпичом обложена, а часть выдолблена прямо в породе. При этом у них у всех есть газ, свет, вода. Кандован – очень туристический город, так как он уникальный. Несмотря на это, женщины там очень старательно скрывают лица платками.
А вот Энзели меня не впечатлил. Порт Энзели – это стратегическое место, там находится очень большая таможня. Во времена образования СССР за этот город бои шли.
Мы приехали в Энзели ближе к вечеру. Отель находится на берегу, в окошко высовываешься – метров тридцать, и море. Но море никакое – ни рельефа, ничего. Просто вода, которая шумит.
В Энзели за нами металась целая толпа девчонок в хиджабах – человек пятнадцать. Они ходили за нами очень долго, и в конечном итоге выяснилось, что они хотят с нами фотографироваться. Мы, конечно, не отказали, и они были счастливы до смерти. Видимо, русские у них – редкость.
По пути из Энзели в Астару мы заехали в лес-заповедник Гулистан, которым иранцы очень гордятся. Он им кажется красивым и огромным.
Каждый год в этот лес приезжает около 800 тысяч туристов. Иранцы там отдыхают, живут в палатках на берегу Каспийского моря. А для нас этот лес совершенно обычный. Деревья как деревья, лиственные.
У иранцев вообще свои понятия о красоте. Для них красиво то, что для нас привычно. Хамед, наш гид, нас не понимал. Ребята требовали заброшенки, а в его понимании это не красиво. Он думал, что лес, море, куда сами иранцы ездят, нас впечатлят. Но, благо, он необидчивый.

iran2


– Можно ли сказать, что Иран – бедная страна?
– Не думаю. Страна благоустроенная. Дороги, например, неплохие. Но машины старые, в основном иранские, местного производства, сделанные на основе «Пежо». Иранцы – поклонники своего автопрома.
На дорогах неспешный трафик. Никто не гоняет, правил не нарушает. На трассах машин мало, в городах – жуткие пробки.
Нас предупреждали, что дорогу в Иране надо переходить аккуратно, потому что машины имеют преимущество над пешеходами. То есть, даже если это пешеходный переход, никто не остановится и тебя не пропустит. Давить специально, конечно, не будут, но пропускать тоже не будут.

iran6


– Как отдыхают иранцы?
– Очень много времени они проводят в чайхане. Интересный момент: в Иране везде самовары, куда ни зайдешь. Даже в придорожных кафе. Причем самовары тульские. С медалями, начала прошлого века. Не знаю, что за мода, но они повсюду.
Чай в Иране выращивают на севере. Повсюду чайные плантации. Но чай этот плохой. Бурда какая-то. И культуры питья чая у иранцев нет. Единственный более менее приличный чай в Иране – в кальянных. Они там повсюду. Женщин, кстати, я в кальянных не видела.
Кофе иранцы тоже не пьют. За все время путешествия я ни разу не выпила молотого кофе. В лучшем случае растворимый «Нескафе» в отеле.
Популярный в Иране напиток – айран. Это какой-то водянистый продукт переработки молока. Я не пью кисломолочку, но айран мне понравился. Они в него добавляют соль, специи, и получается вкусно. Подается айран кувшинами.

iran4


– Что можешь рассказать о кухне в Иране?
– Еда очень однообразная. Рыба – везде разная, где какая водится. Вареная, жареная. Люля-кебаб. Но в Иране, в отличие от Стамбула, люля-кебабом называют все: и шашлык, и кебаб. Делается он из баранины, курицы, говядины. Супы не очень вкусные, на овощных бульонах с крупами. Хлеб в Иране прикольный, похожий на еврейскую мацу.
Разнообразия у кухни никакого. Мы под конец поездки уже напропалую шутили насчет этих люля-кебабов, настолько они надоели.

iran5


– Дорого ли путешествовать по Ирану?
– За неделю я потратила 200 долларов. Национальные деньги в Иране – иранские риалы – измеряются миллионами. Крупная купюра в 500 тысяч – это примерно 12 евро. До революции иранские деньги назывались туманами. И народ до сих пор мыслит в туманах. В них же объявляют цены. Туман – единица в десять раз меньшая, чем риал.

iran3


– Какое самое красивое место из тех, что ты видела в Иране?
– Соленое озеро Урмия. Оно очень большое, располагается между нагорьями. Так же, как и знаменитое Аральское море, Урмия – высохшее озеро, от него осталось 10 процентов. Связывают это с тем, что по берегам люди ведут сельскохозяйственные работы: роют колодцы, строят оросительные системы, и из-за этого вода ушла. Сейчас в Иране многомиллиардные национальные программы разрабатываются по возрождению этого озера.
Мы жили в отеле на берегу Урмии. Этот отель построил какой-то очень богатый иранец. Построил он его на озере, но за несколько лет вода ушла настолько, что корабли, которые были пришвартованы к берегу, теперь стоят на суше. И озеро теперь начинается в километре от того места, где построен отель.
Раньше он был очень популярным, его обслуживали около 400 человек. Но из-за ухода воды туристы перестали ездить, и сейчас отель стоит полупустой.
Но там по-прежнему очень красиво. Не понятно, где небо, где вода – они отражаются друг в друге.
Интересный факт: озеро Урмия находится в провинции Западный Азербайджан. Исторически это бывшая территория Армении. Когда ребята выложили фотографию озера в «Инстаграм», геолокация автоматически определилась, и люди запутались.
В отеле, где мы жили, сделан зоопарк. Печальное очень зрелище. Там живут волки разных видов, лисы, птицы какие-то. А еще в клетках они держат собак разных пород. Это связано с тем, что после революции начали активно насаждать радикальный ислам.
А по исламским законам, собака – это грязное животное, как и свинья. И людям запретили держать собак. Их насильно отбирали. Даже сейчас их можно встретить разве что в глухих деревнях.


– Как теперь, после поездки, ты можешь охарактеризовать иранцев?
– Простые, доброжелательные, очень любопытные, не высокомерные. Как мне кажется, любят комфорт. А еще у них плохо с английским.

Прочитано 328 раз

Поиск по сайту

Реклама