Вход для пользователей

Путепровод через Суру зашатался

A A A

Похоже, что у одного из самых дорогостоящих объектов г. Пензы начались юридические проблемы с фундаментом. Две семьи, которых расселили в рамках строительства мостового перехода через Суру, заявляют о своих нарушенных правах. Они требуют, чтобы городская власть наконец-то предоставила им обещанные квартиры. Либо демонтировала развязку, которая построена прямо на их земельном участке.

urickogo1

Путепроводная трагедия
«Улица Московская» напоминает, что мостовой переход обошёлся бюджету в 7,5 млрд руб. Видимо, этих денег всё-таки не хватило для покупки двух однокомнатных квартир, что были предоставлены в
2013 г. жителям дома № 15 на ул. Урицкого.
Как оказалось, в обмен на участок в центре города двум родным сёстрам дали… временное жильё!
Ситуация, в которой находятся Елена Власенкова и Юлия Эзау, поражает своей бесчеловечностью и цинизмом. Сегодня судебные приставы требуют «освободить занимаемые помещения» и угрожают принудительным выселением.
Но уезжать этим семьям теперь некуда. На руках Елены Власенковой и Юлии Эзау остались только свидетельства о праве собственности на их земельный участок. Однако родного дома на ул. Урицкого больше нет. Вот уже 4 года на его месте функционирует транспортная развязка, по которой автомобили спускаются с мостового перехода и уносятся в сторону Ростка.
Деревянный дом на ул. Урицкого, 15 был построен в 1878 г. На момент сноса здесь располагалось 3 квартиры. В двух из них проживала семья Александра Эзау, который работал водителем в Горводоканале. Для того чтобы разместить трёх внуков и двух дочерей с мужьями, у него было 60 кв. м. Дом находился в центре города. При этом печь топили дровами, за водой ходили к колонке через дорогу, а туалет был на улице.
«Из всех благ цивилизации в нашем доме было только электричество, – вспоминает Юлия Эзау. – Но мы не видели в этом минусов. Мы жили большой семьёй, дружно и весело. Утром встанешь, дров наколешь, за водой с вёдрами сбегаешь. Для нас это было нормально. Наоборот, мы закалялись и почти не болели».
К дому прилегал земельный участок площадью 1483 кв. м. Он находился в собственности жителей, и они делили его между собой. У семьи Эзау было два небольших огорода, на которых выращивали овощи, собирали малину, смородину и клубнику. Вся эта деревенская радость располагалась в самом сердце Пензы, примерно в 150 шагах от подвесного моста.
«Строительство путепровода на нашем участке началось в 2008 г., – рассказывает Елена Власенкова. – Однако вопрос о нашем расселении был поставлен только через 5 лет. Городская власть долго думала, делать съезд на ул. Урицкого или не делать. Поэтому мы жили прямо под строящимся мостом и даже планировали отремонтировать крышу, обложить стены кирпичом. Но мэрия запретила. Она сказала, что мы можем попасть под снос, поэтому затраты на ремонт компенсировать никто не станет».
За 5 лет жители дома № 15 прошли через все круги строительного ада.
«Сначала мы жили на стройплощадке, а потом в буквальном смысле под стройплощадкой, – говорит Юлия Эзау. – Весь строительный мусор с моста летел к нам во двор. Работали они круглые сутки, поэтому грохот стоял постоянно. А когда ставили опоры, то весь наш дом реально ходил ходуном: стены шатались, посуда дребезжала, с потолка сыпалась штукатурка».
Старый дом, покрытый строительной пылью, иногда и вправду казался необитаемым. Видимо, именно поэтому кто-то из рабочих однажды закинул остатки арматуры в окно. Вернувшись после трудового дня, жители обнаружили разбитые стёкла, через которые в квартиру врывался морозный воздух.
«В 2011 г. отец вышел на пенсию и начал ждать, когда же нас расселят, – вспоминает Елена Власенкова. – Ему хотелось спокойной старости, а тут постоянный грохот над головой. Наконец, в начале 2013 г. Администрация г. Пензы сообщила, что дом всё-таки попадает под снос. А 22 мая наш папа умер.
Сначала мы занимались похоронами, потом занимались поминками. А городская власть нас всё время торопила. Потому что 5 лет они ждали непонятно чего, а тут выяснилось, что путепровод надо запускать уже в сентябре.
Чтобы успеть построить развязку и отчитаться перед Москвой, им надо было срочно оформлять документы и расселять жителей дома. А наш папа, который владел половиной квартиры, умер очень некстати для них».


Мэрия как гарант
Через несколько дней после того, как схоронили Александра Эзау, обе его дочери были вызваны в кабинет главы Администрации г. Пензы Романа Чернова.
Как вспоминают женщины, Роман Чернов был не в духе. Оказалось, что их квартирный вопрос сопровождается большим количеством проблем, которые надо срочно решить.
Но как ты их срочно решишь, если, по действующему законодательству, право вступления в наследство у дочерей усопшего жителя г. Пензы наступит только в ноябре 2013 г.? А открытие путепровода с возможным участием президента РФ Владимира Путина и полпреда ПФО Михаила Бабича назначено на сентябрь!?
«По действующим законам Российской Федерации, надо было ждать, когда мы вступим в наследство, и только после этого сносить дом, – поясняет Юлия Эзау. – Однако по графику строительства снос дома был назначен уже на июль. Поэтому нам с сестрой предложили отказаться от наследства в пользу муниципалитета».
Разумеется, что ни один здравомыслящий человек не станет просто так отказываться от дома и земельного участка в центре Пензы. Даже если он патриот и очень сильно любит свой город.
Юлия Эзау и Елена Власенкова рассказывают, что в кабинете главы Администрации г. Пензы им предложили поменять данный отказ на две однокомнатных квартиры. Кроме того, ещё одну квартиру обещали дать пожилой сестре покойного, которая являлась совладелицей жилья на ул. Урицкого, 15.
«Этот вариант нас устроил, – отмечает Елена Власенкова. – В тот момент не велось речи о том, что это будет временное жильё. Да мы бы и не согласились. Вы как себе это представляете? Мы отдаём городу наш единственный дом и участок, чтобы 2 года пожить на служебной квартире, а потом оказаться на улице?»
3 июля 2013 г., на 42-й день после смерти отца, Елена Власенкова и Юлия Эзау явились к нотариусу и подписали самые безрассудные документы в своей жизни – заявления об отказе от наследства в пользу муниципального образования г. Пензы.
При этом в каждом из заявлений отмечалось, что оно написано «в связи с предоставлением мне и членам моей семьи жилого помещения в виде однокомнатной квартиры по договору найма с правом переоформления с 1 декабря 2013 г. предоставленного жилого помещения по договору социального найма».
Как объяснили женщинам, ещё не отошедшим после смерти отца, в этой юридической абракадабре было заложено их право на приватизацию полученных квартир.
Юлия Эзау: «Я ещё спросила Михаила Резницкого (начальник отдела распределения муниципального жилищного фонда Администрации г. Пензы – «УМ»), что это значит. Он сказал, что мэрия решила подстраховаться. Дескать, чтобы не получилось так, что нам дадут квартиры, а мы после этого возьмём и вступим в наследство на доли в доме и земельном участке под путепроводом. Я говорю: а какая у нас гарантия, что вы не отберёте эти квартиры? Он говорит: мэрия – ваш гарант. И мы, две дуры, всё это подписали».
Переезд свершился стремительно: приехали два грузовика с военнослужащими, покидали вещи в кузов и отвезли счастливых переселенцев в новостройку на ул. Антонова.
Сначала им всё понравилось: просторные квартиры в кирпичном доме, который построен в рамках программы по уничтожению химического оружия. Ремонт с отделкой, соседи спокойные, ходят в военной форме.
«И мы первое время даже не обращали внимания, что живём исключительно среди военных, – отмечает Елена Власенкова. – Мы относились к этому без задней мысли. И только уже потом узнали, что вся многоэтажка принадлежит войсковой части и что квартиры в ней служебные».
Сёстры вспоминают, что в июле 2013 г. их ещё раз приглашали в мэрию. Михаил Резницкий просил срочно выписаться из дома на ул. Урицкого, потому что строителям нужно подавать документы на снос здания в Москву.
«Мы люди несведущие, – говорит Юлия Эзау. – Пошли всей гурьбой, вместе с детьми, в паспортный стол и выписались. А когда попытались прописаться на ул. Антонова, нам отказали. Выяснилось, что надо брать разрешение у командира войсковой части Язынина. И что прописка в этих квартирах может быть только временной».
Обеспокоенные сёстры снова обратились в мэрию, но их попросили не волноваться. Сказали, что вопрос находится на рассмотрении и всё будет хорошо.
В июне 2014 г. заместитель главы Администрации г. Пензы Николай Заводовский прислал письмо. Он сообщил, что обе квартиры включены в реестр жилого фонда, который будет передан на баланс мэрии.
«После утверждения этого нормативного документа будет осуществлена передача квартиры», – пообещал Заводовский.
А ещё через год обе сестры получили уведомления от командира войсковой части № 21222 Язынина. Он объяснил, что «данное жильё было предоставлено Вам временно по просьбе Администрации г. Пензы», и потребовал «в 30-дневный срок освободить занимаемое жилое помещение».
В конце письма рекомендовалось решать вопросы о предоставлении жилья через Администрацию г. Пензы.
В свою очередь, глава Администрации г. Пензы Виктор Кувайцев в письме от 19 апреля 2017 г. рекомендовал обратиться к командиру войсковой части № 21222 Язынину.
«Поскольку на момент расселения дома Вы не являлись собственниками земельного участка и жилого помещения, основания для предоставления жилых помещений у Администрации г. Пензы отсутствовали», – резюмировал Виктор Кувайцев. После чего отправил письмо тем самым женщинам, которые 4 года назад отказались претендовать на дом с земельным участком и вошли в положение муниципалитета, торопившегося достроить мостовой переход.

urickogo


Битва под мостом
Возможно, вас это развеселит, но российское законодательство очень ревностно относится к защите прав собственников. Об этом дочери умершего Александра Эзау узнали после того, как перестали верить сотрудникам мэрии и обратились за помощью к юристу.
«Подписанный ими отказ от наследства не имеет правовых последствий, – поясняет юрист Алексей Калашников. – Потому что такой документ должен заявляться только тому нотариусу, который открывает наследство. Однако отказ от наследства заверял совсем другой нотариус, и поступил он в Администрацию г. Пензы».
Именно это обстоятельство помогло обманутым сёстрам повернуть время вспять и восстановить свои права на недвижимость в центре Пензы.
В наследство они вступили 21 ноября 2015 г. А уже 2 февраля 2016 г. получили свидетельства государственной регистрации права, которые заверены печатями Росреестра. Таким образом, Елена Власенкова и Юлия Эзау оказались сособственниками участка, на котором построена дорожная развязка. А также сособственниками жилого дома, который снесён в рамках её строительства. Кроме того, им даже удалось зарегистрировать в уничтоженном доме себя и членов своей семьи! Об этом свидетельствуют отметки УФМС в паспортах от 18 февраля 2016 г.
На вопрос, как вообще возможно прописаться по адресу, где вместо дома располагается дорожная развязка, Елена Власенкова пожимает плечами: «Когда мы пришли в паспортный стол, к нам был только один вопрос: почему вы так долго нигде не были прописаны? Сотрудник УФМС имел в виду отметки в паспортах, в соответствии с которыми мы ещё 30 июля 2013 г. снялись с регистрационного учёта по ул. Урицкого, 15. После чего ознакомился с нашими документами на право собственности и совершенно спокойно прописал нас по тому же самому адресу».
«Сегодня они являются полноценными собственниками долей в земельном участке, на котором располагается съезд с моста, – резюмирует Алексей Калашников. – То, что мост затрагивает их права, это факт. Кроме того, они могут распоряжаться долями данного земельного участка как захотят. То есть могут их продать, подарить, поменять и даже что-то на них построить, поскольку участок предназначен под индивидуальную жилую застройку».
По словам Алексея Калашникова, они могут даже потребовать демонтажа дорожной развязки. Или выставить городской администрации арендную плату за его использование. Впрочем, перед этим необходимо провести ряд юридических процедур в отношении земельного участка.
В 2016 г. Елена Власенкова и Юлия Эзау выходили в суд против Администрации г. Пензы. Как следует из искового заявления, они требовали предоставить им новое жильё взамен уничтоженного.
Однако по факту они пытались получить доступ к документам и хотя бы понять, кто конкретно сносил их дом, кто расселял и в рамках какой программы.
Есть подозрения, что один и тот же дом расселялся по разным программам, поскольку существовал под разными литерами. А это значит, что за одни и те же квадратные метры кто-то мог получить жильё по нескольку раз.
«Представитель мэрии на суде сказал, что да, нарушения были, – вспоминает Юлия Эзау. – То есть они признались в том, что где-то преступали закон. Но аргументировали это тем, что нужно было срочно сдать путепровод».
Любопытно, что даже в судебном процессе мэрия так и не увидела оснований для выдачи двух однокомнатных квартир. Зная о странной склонности пензенских судов к патриотизму, Елена Власенкова и Юлия Эзау решили приостановить процесс. И теперь, вооружившись собранными документами, пытаются достучаться до надзорных органов.

urickogo2


По словам Юлии Эзау, Прокуратура Ленинского района г. Пензы в своём ответе пояснила, что собственник уничтоженного помещения имеет право на возмещение. Однако оснований для внесения актов прокурорского реагирования не нашла.
И теперь обманутые сёстры планируют ехать в Генеральную Прокуратуру РФ и Администрацию Президента. По их версии, причина инцидента с квартирами может заключаться «в преступном сговоре сотрудников мэрии и войсковой части».
Кроме того, они намерены требовать проведения полномасштабной проверки и добиваться ответов на вопросы о том, каким образом происходило расселение их дома и куда исчезли выделенные на это денежные средства.
«УМ» обещает следить за развитием ситуации вокруг одного из самых дорогостоящих объектов г. Пензы.

Поиск по сайту

Реклама