Вход для пользователей

Иван Белозерцев накануне второй годовщины губернаторства

A A A

26 мая исполняется два года, как Иван Белозерцев вступил в должность губернатора Пензенской области.


iabСтатью «Руки прочь от Белозерцева!» («УМ» от 28 апреля) я закончил указанием на то, что Белозерцеву необходимо провести обновление кадров. Попробую еще раз обосновать эту мысль, прежде чем переходить к теме собственно обновления или, как минимум, рокировок в кадровом корпусе, который своей неутомимой работой призван укреплять устои режима.
На посту губернатора Иван Белозерцев являет собой новый тип руководителя. Он вышел из управленческой команды Бочкарева, построенной во многом на принципе феодально-байской иерархии, но сам он по своим личным качествам не лидер феодально-байского типа. Чуждо Белозерцеву это.
И, как заметили еще в начале 2016 г. эксперты «Улицы Московской», Белозерцев не следит за своим символическим капиталом: не привлекает он к себе людей на условиях вассальной зависимости. Эксперты указали на три причины, по которым Белозерцев не делает этого.
Первая: просто не успевает работать с людьми лично.
Вторая: опасается давать людям неисполнимые обещания, ибо сюзерен не только берет клятву с вассала, но и сам дает клятву защищать его в трудных обстоятельствах.
Третья: не считает нужным использовать принцип вассалитета при создании своей управленческой команды. Дескать, соблюдение формальных процедур, основанных на нормах государственного управления, обеспечат нужную управляемость.
Но тот режим, что сложился в нашей стране в последние четверть века, он сложен из двух параллельных миров или частей.
Одна часть, или один мир, – это формально существующие органы власти и управления. Другая часть, или второй мир, – это системы неформальных отношений, которые явным и неявным образом влияют на власть, на принятие управленческих решений.
И благо для территории состоит в том, когда сильные и ответственные люди сидят в креслах руководителей, а не отсиживаются в тени, словно скрываясь от ответственности, но при этом оказывая существенное влияние на принятие решений.
Сегодня, после ухода Бочкарева, в Пензе сложилась ситуация, при которой не все сильные лидеры привлечены во власть. А те, кто работает во власти, работают порой не в полную силу, ибо не видят целей или просто не соответствуют занимаемой должности. Но, если бы их перевели на другую должность, менее ответственную, не так требующую самостоятельности, они бы еще послужили родине.
Короче, первая проблема кадров для Белозерцева состоит в том, что сильные, самостоятельные люди не с ним. А вторая – в том, что ряд руководителей взяли ношу не по себе и потому падают при ходьбе.
И здесь возникает два блока проблем, которые Белозерцев будет вынужден решать. Возможно, в самое ближайшее время.
Исполнительная власть в первую очередь.
kuvaycevВсем очевидно, что Виктор Кувайцев оказался не самой лучшей фигурой на посту главы Администрации г. Пензы. Он, кажется, и сам не вполне доволен собой, ибо знает свои слабые стороны, понимает, что не успевает руководить городским хозяйством, хотя представительские функции научился исполнять сравнительно сносно.
Но если посмотреть на результаты экспертного исследования «Публичные политики Пензы-2016» (опубликованы в выпусках «УМ» от 3 и 10 июня, на сайте номера 636 и 637), то увидим, что Виктор Кувайцев отсутствует в «двадцатке» по критериям «Боец», «Харизма», «Центр», «Авторитет».
Как может руководить городом-полумиллионником человек, не пользующийся авторитетом среди населения, не имеющий связей в федеральном центре, не обладающий харизмой и бойцовскими качествами?
Учитывая личные качества Кувайцева, прежде всего невеликое его желание быть публичной фигурой, склонность к кабинетной работе, отсутствие сильного желания учиться управлять городским хозяйством, его стоило бы перевести на более спокойную работу в правительство области.
Рискую ошибиться, но допускаю, что лучшим вариантом для него стало бы кресло руководителя аппарата правительства в ранге вице-премьера. Ведь на самом деле Виктор Кувайцев – типичный кабинетный работник, склонный слегка порисоваться, но старательно избегающий ответственности.
Руководитель аппарата – это работа и с людьми, и с документами. Сергей Николаевич Егоров предпочитал работать с людьми, ему нравилось оказывать на них влияние в формате мягкой силы, а Вячеслав Сатин предпочитал работу с документами.
Виктор Кувайцев, сравнительно с ними, не столь силен. Но вполне справится. Козенко же справлялась.
Куда в таком случае передвигать госпожу Рябихину, которая считается, во мнении бомонда, самой-самой приближенной к губернатору?

ryabihina

Наверное, Ивану Белозерцеву будет трудно отказаться от феномена Рябихиной, ведь она не просто руководит аппаратом, но и, если верить Интернет-пространству, руководит некими информационными вбросами якобы в интересах губернатора.
Попробую обосновать версию о том, что наилучшим вариантом использования энергии госпожи Рябихиной стало бы ее передвижение на пост председателя Пензенской городской Думы. Благо освободились места, и на сентябрьских довыборах ее можно благополучно провести в Думу.
Лариса Рябихина за время своей работы в администрации Чернова наработала символический капитал именно в Пензе, руководители ее знают и понимают, она добросовестно исполняла свои должностные обязанности.
Конечно, в рейтинге «Публичные политики Пензы-2016» она отсутствует в первой «двадцатке» по критериям «Харизма» и «Боец», но зато входит в «двадцатку» по критериям «Авторитет», «База», «СМИ» и «Информация».
Учитывая, что Лариса Рябихина имеет склонность объединять людей (то есть в качестве исполнителя поручений губернатора по информационным вбросам она выполняет не свойственные ее характеру дела), а также обладает способностью говорить много и убедительно, она вполне справится с ролью спикера городской Думы.
Кстати, пора освободить написание должности председателя Думы от приставки Глава города Пензы. Ее в свое время придумали якобы для поднятия статуса должности председателя. Но, учитывая полную безответственность этой должности за положение дел в городе, приставка Глава города Пензы приобрела комический характер, воспринимается как что-то клоунское.
Что касается госпожи Рябихиной в кресле спикера, то она, несомненно, поднимет роль этой должности. Ведь не кресло красит человека, а человек – кресло. А госпожа Рябихина отличается редким честолюбием. И это благо именно на публичной должности, а не в кресле руководителя аппарата, где приходится скрывать свое честолюбие и тратить его на всякие вынужденные интриги.
Ибо что бы ни говорили про Ларису Рябихину, дескать, она интриганка, выжила или отжала от тела губернатора вице-губернатора Савина и вице-премьера Трохина, это не так. Она – нормальная, добросердечная женщина, готовая прийти на помощь ближнему. А Савин с Трохиным сами подвинулись, дабы не создавать напряжение вблизи патрона.
Очень важный ресурс Рябихиной в кресле спикера – ее личные отношения с депутатами. Никто из экспертов «УМ» не сказал, что она с кем-то из них за время работы в администрации Чернова испортила отношения. Умеет Рябихина выстраивать и поддерживать отношения с нужными людьми. Не всегда просто успевает.
Но если Кувайцева убрать на аппарат правительства, а Рябихину поставить во главе городской Думы, то кого в этом случае ставить на город?
Здесь выбор ограничен, но он есть. Как минимум, две фигуры могут считаться убедительными.
Как сказал мне однажды один из постоянных читателей, нельзя отрицать, что лучшим мэром для Пензы последних 25 лет был все-таки Роман Чернов.

chernov


Конечно, ему повезло: его мэрство пришлось на тучные годы. В том числе благодаря 350-летию Пензы, под которое на наш город пришли дополнительные средства из федерального бюджета.
Но в данном случае мой собеседник имел в виду способность Чернова принимать решения, а также его исключительную работоспособность. Другие источники «УМ», видевшие Чернова в работе, утверждают, что на посту мэра он последовательно, методично, твердо добивался исполнения принятых решений.
Следует отметить, что после ухода из власти Роман Чернов сохранил сильные позиции внутри элиты. В рейтинге «Публичные политики Пензы-2016» он разделил 16-18 место с Юрием Кривовым (в тот момент еще мэром Пензы) и вице-губернатором Валерием Савиным. Из деловых людей выше него стояли лишь Игорь Руденский, Рафик Ибрагимов и Вадим Супиков.
Если учесть, что публичный политик – это прежде всего связи, харизма и характер, а также материальные ресурсы, которые он благодаря связям может подтянуть, то здесь Роман Чернов имеет вполне приличные позиции. В рейтинге «Связи» он со средним баллом в 7,1 делит 8-11 место с Валерием Савиным и начальником УМВД Юрием Рузляевым, в рейтинге «Харизма» у него 6,5 балла и 7 место. В рейтинге «Боец» у Чернова 7,4 балла и он делит 5-7 место с уважаемыми предпринимателями Сергеем Жулябиным и Рашидом Хайровым.
Наконец, в рейтинге «Ресурсы» он занимает 12 место, но те предприниматели, что стоят выше него (Сергей Есяков, Дмитрий Лаврентьев, Сергей Жулябин, Ильдар Акчурин) или вслед за ним (Михаил Дралин, Вадим Боринштейн, Роман Семенов), могут рассматриваться как дружественные к Чернову.
Главное же состоит в том, что за время своего мэрства Роман Чернов наверняка оказал много услуг разным людям, имеющим ресурсы и влияние. Это называется система взаимных обязательств.
В политике она очень важна. Тут уместно вспомнить исторический анекдот. Джимми Картер, президент США от демократической партии в 1976-1980 годах, хвастал, что он никому ничем не обязан. На деле вышло, что конгресс США, где большинство имела республиканская партия, блокировал его законодательные инициативы. Картер не стал президентом США на второй срок.
То ли дело Линдон Джонсон, ставший президентом США после убийства Джона Кеннеди и затем избранный президентом в 1964 г. Его инициативы конгресс обычно поддерживал, несмотря на то, что большинство в нем имели республиканцы. Просто Джонсон за свою предыдущую карьеру политика успел многим конгрессменам-республиканцам оказать такие услуги, которые они не могли забыть.
Думаю, что главное преимущество Романа Чернова как кандидата на пост мэра в том и состоит, что многие в Пензе помнят его как руководителя, способного выстраивать систему взаимных обязательств. И за счет этого добиваться результатов. Не  только благодаря бюджетным ресурсам.
Сложность для Ивана Белозерцева принять фигуру Чернова в качестве мэра Пензы состоит в том, что в этом случае Чернов становится соперником Белозерцева в борьбе за пост губернатора на выборах 2020 г. Это понимает и Белозерцев, и сам Чернов тоже понимает.
Когда человек достигает таких высот в политике, он, даже будучи самостоятельным человеком, оказывается в зависимости от тех связей и отношений, благодаря которым он состоялся как политик. То есть и Белозерцев, и Чернов в преддверии губернаторских выборов 2020 г. (а борьба реально начнется уже после президентских выборов 2018 г.) будут прислушиваться не только к себе – есть ли желание побороться? – но и к своему ближайшему окружению, к тем персонажам, которые будут уверять их в своей готовности вложиться в их кампанию своими ресурсами.
Проблема выбора для Белозерцева состоит в том, что, пригласив Чернова в мэры Пензы и сознавая, что Чернов может оказаться его соперником, он вступает с Черновым в систему взаимных обязательств, где он может к началу выборной кампании оказаться слабее.
Но, если он оставляет Чернова вне существующей системы управленческой вертикали и, соответственно, вне системы взаимных обязательств, он почти наверняка оказывается с ним в состоянии противоборства, в котором более молодой и напористый Чернов, имея поддержку местных олигархов, переиграет Белозерцева.
Короче, куда ни кинь – везде для Белозерцева клин.
Но, как я заметил, выбор кандидатуры мэра состоит для Белозерцева из двух фигур. И вторая фигура для него может оказаться более приемлемой, нежели Роман Чернов.
Это Сергей Лисовол, вполне успешный предприниматель и депутат Пензенской городской Думы. Он чуть моложе Чернова, ему слегка за сорок. И он успел приобрести репутацию человека, который умеет ладить с людьми, умеет договариваться.

lisovol


По неуточненной информации, губернатор Белозерцев уже будто бы делал Лисоволу предложение, но тот отказался. Возможно, предложение оказалось по времени некстати. Возможно, форма была неудачной, то есть Белозерцев не оговорил условия, при которых Лисоволу пришлось бы работать мэром.
Ведь я так понимаю, что дело же не в статусе мэрской должности, а в массиве обязанностей и в их соотношении с полномочиями и правами. Если это не оговорено, то какой уважающий себя человек пойдет на расстрельную должность.
Конечно, учитывая, что Сергей Лисовол по-возможности дистанцировался от излишней публичности, старался держаться в тени и ему это удавалось, в рейтинге «Публичные политики Пензы-2016» он делит 40-42 место с вице-спикером Законодательного Собрания Вячеславом Космачевым и председателем городской Думы Валерием Савельевым. Ни в одном из внутренних рейтингов этого исследования он не вошел в первую «двадцатку», но имеет вполне приличные результаты по критериям «Боец» (6,3 балла), «Связи» (6,1), «Ресурсы» (5,4 балла), «Информация» (5,3 балла).
За счет этого он может, если захочет или если ему понадобится, нарастить результаты для осуществления публичной деятельности.
Пока, возможно, Лисовол и вправду отказался. Ждет, допустим, более подходящего случая, когда обозначится в публичном пространстве конфликт Белозерцева с Черновым. Тогда Лисовол, соглашаясь на предложение Белозерцева занять пост мэра Пензы, сможет оговорить для себя более приемлемые условия деятельности.
На самом деле при обсуждении условий мэрства Чернова или Лисовола возникает тема их бизнес-интересов, прямых или опосредованных. Это и сфера строительства, и вывоз мусора или ТБО, и биллинговый центр в сфере ЖКХ. Но это отдельная тема, и о ней рано пока говорить.
Если сравнивать личности Чернова и Лисовола, то оба они достаточно амбициозны и самолюбивы, оба быстро учатся, имеют хорошую скорость реакции, не злопамятны, способны технологично решать вопросы. Разница в том, что Роман Чернов бит на поле публичной политики, а Лисовол пока этого избежал.
И потому Лисовол кажется мягким и покладистым. А Чернов способен быть жестковатым и упертым.
Скорее всего в конфликте Чернов более Лисовола будет склонен к борьбе, а Лисовол более Чернова будет склонен избегать борьбы. Возможно, что за этим стоит разница в понимании своего реального веса, своих ресурсных возможностей.
И по этой части Лисовол психологически ближе Белозерцеву, который по природе своей склонен избегать борьбы.
Что Белозерцев может предложить Чернову, чтобы уважить его и использовать его ресурс на благо Пензы, если все-таки не рискнет дать ему пост мэра? В конце концов это же неразумно, когда сильная фигура стоит вне управленческой вертикали.
Думаю, что в этом случае Роман Чернов мог бы представлять интересы Пензенской области в Москве. Есть в Москве Представительство области при Правительстве России, но ни при Бочкареве, ни сейчас, при Белозерцеве, оно фактически не работает на область.
Конечно, нужно решение губернатора, который бы определил человека и дал ему полномочия. Главная цель представительства должна состоять в привлечении инвесторов в область. Бочкарев, ясное дело, не хотел пропускать это мимо себя.
Сегодня время иное. Деньги как инвестиционный ресурс в огромной цене. И даже если Роман Чернов, будучи главой представительства в ранге вице-премьера, привлечет по результатам пятисот встреч с инвесторами хотя бы 5-7 инвестиционных проектов в область за год, это уже будет ощутимый результат.
Надо понимать, что в ближайшие годы область вынуждена будет сама выживать. Денежные средства из федерального центра будут сокращаться.
В этих условиях роль губернатора будет состоять в том, чтобы мотивировать властную и деловую элиту на зарабатывание денег, но также и на экономию денег. Но начинать надо с переговоров с влиятельными фигурами об условиях выживания, чтобы не настало время, когда центр предложит всем просто национализироваться или присоединить Пензенскую область к Саратовской.

Поиск по сайту

Реклама