Вход для пользователей

В иске Николаевой не обнаружили ни чести, ни достоинства

A A A

Пензенский районный суд не нашёл оснований для удовлетворения искового заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации, который экс-глава администрации Засечного сельсовета Лариса Николаева подала в отношении ветерана полиции Владимира Мамонова.


nikolaeva

«Ощущала взгляды и шушуканье за спиной»
Владимира Мамонова, который 21 год прослужил в органах внутренних дел и принимал участие в боевых действиях в Чечне, судили за распространение сведений о том, что Лариса Николаева лишена водительского удостоверения за управление служебным автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.
А также за то, что зачитывал вслух ответ пресс-службы УМВД РФ по Пензенской области, в котором сообщается о возбужденном уголовном деле в отношении главы администрации Засечного сельсовета по факту получения взятки.
Его слова «Улица Московская» процитировала в выпуске № 672 от 17 марта 2017 г. (см. статью «Мятеж в Засечном»). За распространение этих сведений редакция издания также была вызвана в суд в качестве третьего лица.
Процесс вела судья Татьяна Пименова. При этом сама Лариса Николаева ни на одно из заседаний не явилась, её интересы представляла Евгения Ярмаркина. 3 мая она сообщила суду, что истец готов заключить мировое соглашение в том случае, если Мамонов опубликует на страницах газеты официальные извинения.
«Мне извиняться не за что,  и виновным я себя не признаю, – парировал Мамонов. – То, что на неё возбуждалось уголовное дело, подтверждается ответом пресс-службы полиции. А о том, что она лишена прав за вождение автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, свидетельствует постановление мирового судьи. В чём вы меня обвиняете?»
Несмотря на это, представитель Николаевой продолжала настаивать, что «указанные сведения действительности не соответствуют».
«Какие именно сведения, по мнению Николаевой, не соответствуют действительности? – поинтересовалась судья. – Что глава администрации поймана в нетрезвом состоянии за рулём служебного автомобиля?»
«Но мы считаем, что данные сведения являются сведениями личного характера», – уточнила Евгения Ярмаркина.
«Данные сведения подтверждены протоколом инспектора ДПС и постановлением мирового суда от 26 июля 2016 г., – возразил Максим Токарев. – Эти сведения находятся в открытом доступе и никаким образом не могут быть личными».
«Уголовное дело за получение взятки было возбуждено?» – поинтересовалась судья.
«Дело было возбуждено, – согласилась Евгения Ярмаркина. – Но дело было прекращено».
«Какой тогда факт не соответствует действительности?» – удивилась судья.
«Получается, что соответствует», – согласилась представитель Николаевой.
«Если это соответствует действительности, то по какой тогда причине это порочит честь, достоинство и деловую репутацию Николаевой?» – задала вопрос судья Пименова.
«Это сведения личного характера, – настаивала Евгения Ярмаркина. – И Мамонов не имел права их распространять. Нравственные страдания были причинены Николаевой. После этого Николаева ощущала на себе взгляды, шушуканье за спиной. Люди многие подходили и спрашивали, действительно ли Вы получали взятку. То есть люди стали спрашивать и в глаза, и в лицо».
«О прекращении уголовного дела я узнал в тот момент, когда Николаева про это зачитала в своём кабинете», – добавил Владимир Мамонов. На вопрос о том, откуда он узнал про возбуждение уголовного дела, Мамонов ответил: «Да у нас всё село об этом говорило! Заходишь в магазин – там рассказывают. Садишься в общественный транспорт – там рассказывают».


«Достоинством 5 тысяч рублей»
В общей сложности судебный процесс по иску Николаевой против Мамонова длился 6 часов. Представитель истца настаивала, будто Владимир Мамонов обвинил главу администрации во взяточничестве и коррупции.
Сам Владимир Мамонов всячески открещивался от такой трактовки событий. Он пояснил, что не обвинял Николаеву в коррупции, а всего лишь сообщил о возбуждении уголовного дела по факту получения взятки.
В этой связи участники процесса долго спорили о том, возбуждалось уголовное дело или не возбуждалось.
Судья Пименова терпеливо слушала позиции сторон и давала возможность высказаться каждому. При этом на столе у неё лежали два тома того самого уголовного дела.
Будучи третьим лицом, представитель «УМ» воспользовался своим правом и внимательно изучил это двухтомное доказательство.
Постановление о возбуждении уголовного дела «по факту получения главой администрации Засечного сельсовета незаконного денежного вознаграждения» было подписано 31 мая 2016 г. следователем СКР Михеевой. На тот момент следствие полагало, что располагает достаточным количеством данных, «указывающих на признаки преступления», предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ.
Лариса Николаева подозревалась в том, что 23 декабря 2015 г. в своём кабинете «получила взятку в виде денег в размере 50 тыс. руб. от председателя гаражно-строительного кооператива «Сельэлектро» Тетёркина за совершение незаконных действий, а именно за организацию и оформление в интересах
Тетёркина земельного участка площадью 500 кв. м».
В качестве доказательства к делу приложены рассекреченные сведения, которые кропотливо собирались сотрудниками ОБЭП.
В частности, имеется акт просмотра видеозаписи, которая была получена 23 декабря 2015 г. со скрытой камеры, установленной, по всей видимости, в кабинете Ларисы Николаевой, где-то под потолком. Из акта следует, что камера зафиксировала, как гражданин Тетёркин просит Николаеву выделить земельный участок, на котором уже по факту стоят гаражи.
«Я хотел у вас попросить по блату», – говорит он главе.
Лариса Николаева даёт совет, как лучше это сделать. Через какое-то время Тетёркин возвращается и «подходит к Николаевой, которая стоит на стуле и украшает кабинет к Новому году».
«Я же должен как-то отблагодарить Вас», – говорит он и «вкладывает конверт в документы, лежащие на краю рабочего стола».
«Вот здесь 50 тысяч», – уточняет Тетёркин.
«Перестаньте, – возражает Николаева. – Вы меня в тюрьму хотите посадить».
«Никто ничего не видел», – самонадеянно заявляет он и уходит прочь.
Только после того, как Лариса Николаева украсила кабинет и коридор к Новому году, она подходит к столу.
Из акта следует: «Стоит возле стола с конвертом в руках, вынимает из конверта деньги, достоинством 5 тыс. руб., пересчитывает их – 10 купюр, убирает обратно в конверт. С конвертом подходит к шкафу, открыла дверку, что-то делает (действия объекта не видны)».
К уголовному делу подшита явка с повинной, которую Лариса Николаева написала собственноручно: «Я признаю себя виновной в том, что в конце декабря 2015 г., находясь в служебном кабинете, получила денежное вознаграждение в размере  50 тыс. руб. от Тетёркина за формирование земельного участка площадью 500 кв. м для последующего выставления на аукцион».
Однако после того, как в материалах уголовного дела появляется удостоверение адвоката Владимира Нехорошева, глава администрации Засечного сельсовета ссылается на ст. 51 Конституции РФ и отказывается свидетельствовать против себя.
Этой же статьёй воспользовался Вадим Богослов, который является сыном главы сельсовета и, по данным ОБЭП, «состоит с главой администрации Николаевой в преступном сговоре», и владеет сразу 5 земельными участками в ГСК «Сельэлектро».
В рамках предварительного следствия допрошено более 30 свидетелей. Проведены выемки документов и экспертиза видеофайла, которая не обнаружила признаков монтажа. Вместе с тем, эксперт предположил, что сам видеофайл мог быть перекодирован.
30 ноября 2016 г. от подозреваемой Николаевой и её защитника Нехорошева поступило ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием признаков состава преступления.
«Принятие должностным лицом денег не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние», – соглашается следствие и принимает решение о прекращении уголовного дела. При этом отмечается, что следствие не смогло доказать преступного умысла Николаевой на получение взятки, да и сами деньги не обнаружены.
В этой связи уголовное дело в отношении Ларисы Николаевой действительно прекратили и признали за ней право на реабилитацию. Поэтому «УМ» официально заявляет, что Николаева не брала взяток.


«Запретить печатать»
Тем не менее Пензенский районный суд согласился с тем, что уголовное дело в отношении Николаевой всё-таки возбуждалось.
А значит сведения, распространённые Владимиром Мамоновым, соответствуют действительности и его нельзя штрафовать на 300 тыс. руб.
По требованию представителя истца были допрошены два свидетеля – бывший глава сельсовета Виктор Богослов и депутат сельсовета Николай Гарькин. Но даже они не стали отрицать того факта, что уголовное дело возбуждалось и что гаишники поймали пьяную Николаеву за рулём.
Кроме того, Виктор Богослов подтвердил, что на сессии, в ходе которой Николаева сложила полномочия, присутствовал прокурор Пензенского района, который озвучил информацию по уголовному делу, лишению водительских прав и некоторым другим нарушениям.
«Прокурор рекомендовал депутатам больше работать с населением», – резюмировал Виктор Богослов в финале допроса.
Потом допрашивали жителей села и ещё одного депутата. И с каждым новым ответом становилось понятно, что Лариса Николаева проиграла процесс по защите своей чести, достоинства и деловой репутации.
«Прошу наложить запрет на газету «Улица Московская», – потребовала представитель истца Евгения Ярмаркина. По её мнению, разглашение указанных сведений и огласка процесса могли на что-то повлиять.
«Поэтому предлагаю произвести запрет на редакцию», – обратилась она к судье.
«Вы предлагаете запретить газете «Улица Московская»…», – удивилась судья, но ей не дали договорить.
«Запретить печатать в газете сегодняшнее судебное заседание», – уточнила Евгения Ярмаркина.
Удалившись в совещательную комнату, суд не нашёл оснований для удовлетворения данного ходатайства. Татьяна Пименова заявила об этом 3 мая – в День свободы печати.
Ну, а 4 мая судья Пименова заявила о том, что не находит оснований для удовлетворения иска. Её решение не является окончательным и может быть обжаловано в вышестоящую инстанцию в течение месяца.

Поиск по сайту

Реклама