Вход для пользователей

Николай Баичкин:«Мы жили, преодолевая все трудности, потому что были нацелены на жизнь»

A A A

Ветеран органов внутренних дел, полковник внутренней службы в отставке вспоминает годы юности, проходившие на фоне Великой Отечественной войны.

baichkin


Среди ветеранов органов внутренних дел Пензенской области есть и те, кто сражался за Родину на полях Великой Отечественной, и те, кто из-за юного возраста не мог быть призван в армию, но своим трудом помогал приблизить Великую Победу. Один из них – Николай Николаевич Баичкин.
Когда началась война, ему было 12 лет. Он жил тогда в деревне Зименки Горьковской области.
«Наша семья не отличалась ничем от других. Жили бедно, еле сводили концы с концами, – вспоминает Николай Николаевич. – Продукты питания на предстоящий год заготавливали с осени.
Ближе к весне наступал период жесткой экономии. В муку для выпечки хлеба добавляли молотые ореховые сережки, кору деревьев, а с появлением молодой травы переходили на подножный корм. Работали в деревне все, начиная с шести лет. И все были привычны к труду.
К началу войны я учился в 4-м классе, перешел в 5-й. Вместе с другими детьми работал летом в колхозе.
Утро было солнечное, теплое. Ничто не предвещало беды. И вдруг из района привезли неожиданное известие. У нас в деревне ни радио, ни приемников не было.
Все очень серьезно переживали. Женщины плакали. Мужчины молодые готовились идти в армию. Как-то сразу сникла жизнь на селе. Только неугомонная ребятня строила героические планы по защите Родины. Каждый мечтал уехать на фронт воевать с немцами и в честном бою победить их.
На следующие дни вся деревня провожала на войну первых новобранцев. Эти картины остались навсегда в памяти. Людей провожали на смерть, провожали навсегда.
Перед самой войной нашу семью постигло несчастье: сильно заболела наша мать. Она не могла ходить и что-либо делать. Наша семья была на попечении отца и всей деревни. Каждый помогал, чем мог.
Отец работал бригадиром в колхозе, выбивался из сил. 1 августа 1941 г. его тоже призвали в армию. Колхозники обращались в военкомат, чтобы на какой-то период ему дали отсрочку, но его все равно призвали. К этому времени всех трудоспособных мужчин мобилизовали и отправляли на фронт.
В деревне остались одни женщины, дети и три-четыре старика, лет по семьдесят, которые не могли работать. Срочно формировали бригады по уборке урожая. Бразды управления колхозом брали опытные женщины. На работу мобилизовали всех, кто мог держать в руках вилы, косу, повод лошади.
Мне, как опытному и грамотному, поручили бригаду таких же мальчишек, как я. Работали сначала на лугах, потом в поле. Мы на оставшихся лошадях возили копны сена к стогам, а в ночь на этих же лошадях везли сено на госпоставку в районный центр, разгружали его там. Уставшие, ночью возвращались домой. А утром, в 3-4 часа, всем колхозом, отправлялись на сенозаготовку. Косили, переворачивали валки, метали копешки, стоговали.
Во время сенокоса чуть ли не сутками работали на лугах. Обед нам готовили там же, и проходил он всегда торжественно и весело. Ели все без исключения с большим аппетитом и сытно.
На период сенокоса забивали быка или нестельную корову, покупали, как правило, пшено, молоко, хлеб, иногда мед с колхозной пасеки. В общем, очень тяжело приходилось в то время, но ехали на сенокос с песнями и с сенокоса тоже. Правда, в связи с отсутствием косарей-мужиков женщины и мальчишки затягивали сроки сенокоса, но работу выполняли в полном объеме.
Только закончился сенокос, пора убирать зерновые. В колхозе эта работа самая трудная и ответственная. Мобилизовались все силы колхоза. Молодые крепкие женщины, взрослые парни 13-15 лет назначались косцами. Нам, пацанам, это не приходилось раньше делать.
Первый день мы, молодые парни, кое-как, с большим трудом проработали до обеда. На большее не хватило сил. Председатель колхоза уговаривал каждого поработать после ужина. А наградой за этот труд нам был ужин.
Небольшой ночной отдых и опять в поле. Начался обмолот зерновых. Колхозный ток работал круглосуточно. Очень тяжелая и пыльная была эта работа. Молотили зерно не только осенью, но и зимой, потому что осенью было полно других работ: уборка картофеля, свеклы, капусты. Себе почти ничего не оставалось.
Зимой и летом следующего года стали возвращаться раненые бойцы. Они вместе со стариками подсказывали молодежи и женщинам, как нужно вести колхозные дела. Работать они не могли, поэтому им давали посильные поручения, назначали бригадирами, звеньевыми.
Пахать было тяжело: тракторов не было, лошадей молодых и сильных забрали на фронт. Решили обучать крупный рогатый скот, чтобы на них пахать, бороновать. Ох, как трудно научить коров и быков этому!
Себе огороды обрабатывали на своих коровах или пахали маленькими плугами, сами впрягались по 4-5 человек. На телегах из леса возили летом дрова, траву. Активно заготавливали грибы, ягоды, съедобные растения.
Каникулы в военное время у всех учеников были продлены до 1 октября. Сентябрь полностью работали в поле. Было трудно ученикам осенью. Электричества не было, а керосина – ограниченное количество. Учить уроки приходилось кое-как, поэтому знания наши были слабые, да и тетрадей и учебников не хватало.
Весь деревенский народ во время войны работал под лозунгом «Тыл – фронту». Из деревни добровольцами уходили на фронт молодые девушки – с первых дней войны. Обозами отправляли на фронт зерно, фураж, картофель, овощи.
Отправляли порой все до последнего. Местным жителям ничего не оставалось, а ведь у всех семьи! Но люди не унывали, жили надеждами. Мы жили, преодолевая все трудности, потому что были нацелены на жизнь
Самым печальным событием и общим горем были сообщения из армии о гибели солдат и офицеров. Сколько горя, несчастья, слез приносили эти извещения. Пришли они почти в каждый дом. Я учился в школе в трех километрах от нашей деревни. И носил почту: после учебы заходил и забирал письма. И среди них было очень много печальных известий.
В нашу семью прислали две похоронки: о гибели отца и старшего брата. Брат, как вскоре выяснилось, оказался жив – он на фронте попал в переделку – и после окончания войны благополучно вернулся домой.
А отца мы больше не увидели, и до сих пор мало что известно об обстоятельствах, при которых он погиб. Знаем только, что это было, когда немцы наступали на Москву.
В 1944 г. я поступил учиться в 8-й класс. Наша семья к концу войны состояла из 6 человек. Наша больная мать, слава Богу, поправилась. Мне было 16, брату 14, подросли три сестры. Работали все. Даже младшая сестренка, пять лет от роду, ходили со всеми в лес, носила то, что было ей под силу.
В мае 1945 г., когда мы находились в школе, по радио объявили, что кончилась война. Вот это был праздник!
Через некоторое время в деревню начали возвращаться оставшиеся в живых воины. Жизнь в деревне начала постепенно стабилизироваться. На следующий год после войны я поступил в Ленинградское пожарно-техническое училище МВД СССР, и с этого началась моя служба в органах внутренних дел, которой я посвятил 42 года жизни».



baichkin2Николай Николаевич Баичкин родился 17 декабря 1928 г. в г. Горьком. В 1937 г. поступил в Вельдеманскую неполную среднюю школу, которую окончил в 1944 г. В 1945 г. принят на учебу в Перевозскую среднюю школу, в которой окончил 9 классов.
В 1946 г. поступил в Ленинградское пожарно-техническое училище МВД СССР, которое успешно окончил в 1949 г. Нес службу в пожарной охране на территории Мурманской области. В 1964 г. назначен начальником отделения пожарной охраны УООП Пензенского облисполкома.
С 1969 по 1988 годы – начальник отдела пожарной охраны УВД Пензенского облисполкома. В 1988 г. уволен на пенсию.
Член совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск Пензенской области.

Поиск по сайту

Реклама