Вход для пользователей

Мало масла, зато много пушек

A A A

Вооружённые силы сыграют решающую роль в судьбе венесуэльского режима. Воля народа будет иметь меньшее значение.


Перед тем как Николас Мадуро, венесуэльский президент, выступил со своим уже вторым обращением по поводу Первого мая, в котором выдвинул план принятия новой Конституции, он принял ряд важных гостей. К нему на аудиенцию прибыла дюжина генералов, одетых в парадную форму. Он встретил их рукоплесканиями.
Этот случай говорит о многом. Мадуро столкнулся с самой серьёзной угрозой своему режиму с тех пор, как занял свой пост в 2013 г. Четыре пятых народа, который, по его утверждениям, он представляет, хотят, чтобы он ушёл в отставку.
Ежедневно страну сотрясают массовые уличные протесты, вызванные нехваткой продовольствия и бандитизмом властей. Народное хозяйство находится в столь ужасающем состоянии, а инфляция столь высока, что венесуэльцы встретили повышение минимальной зарплаты с 1 мая на 60% недоумённым: «И что?»
Приход к власти правоцентристских сил в ряде соседних стран привёл к ещё большей изоляции «боливарианского» социалистического режима Мадуро.
Но для президента всё это не имеет значения. Его будущее зависит не от народа, а от вооружённых сил. Если они прекратят поддерживать его режим, то перемены произойдут очень быстро. Если нет, то голод и преследования будут продолжаться.
Пока не заметно признаков раскола в верхах. Владимир Падрино Лопес, командующий вооружёнными силами и министр обороны, приветствовал призыв Мадуро к новой Конституции как «ясную демонстрацию демократической воли». Таким образом, он поддержал последние шаги президента по уничтожению демократии.
Конституция, которую хочет заменить Мадуро, это творение Уго Чавеса, его политического наставника, умершего в 2013 г. 500 членов конституционной ассамблеи, призванной разработать проект нового основного закона, будут обладать почти абсолютной властью во время своей работы. Половина из них будет назначена. Остальные будут отобраны «народными комитетами», напоминающими Советы при коммунистах.
Всё это рассчитано на то, чтобы предупредить значительную политическую активность с чьей бы то ни было ещё стороны. Это должно отвлечь внимание от нарушения режимом своей собственной Конституции. В частности, от лишения контролируемого оппозицией парламента его законных прав.


Всё внимание на людей в зелёном
Оппозиция всё активнее призывает вмешаться вооружённые силы или их отдельные составляющие. Хулио Борхес, глава парламента, говорит, что пришло время людям в зелёном «прервать своё молчание».
Энрике Каприлес, возможный претендент на место Мадуро, которому запретили в течение ближайших 15 лет баллотироваться на выборные должности, призывает рядовых задуматься, хотят ли они «разделить судьбу» обречённой правящей партии.
Но армия – не единственная опора режима. Национальная гвардия использует слезоточивый газ и дубинки против демонстрантов; неформальные банды, называемые colectivos, приводят к покорности режиму городские предместья и несут ответственность за смерть в течение последнего месяца 33 протестующих.
Мадуро хочет снабдить полумиллионом единиц стрелкового оружия разрастающуюся «национальную милицию» – своего рода внутреннюю гвардию.
Но именно вооружённые силы, которым, согласно Конституции, предписано не вмешиваться в политику, являются третейским судьёй последней инстанции в схватке за власть.
Чавизм – движение, которому присягнул на верность этот режим, – с самого начала возглавлялся военными. Чавес начал свою политическую карьеру как офицер левых взглядов, предпринявший попытку переворота в 1992 г. (и победивший на президентских выборах 6 лет спустя).
Офицеры или бывшие офицеры возглавляют 11 из 32 министерств; 11 из 23 губернаторов штатов – отставные офицеры. Мадуро горазд на размножение генералов. Как-то раз в прошлом году он за один день произвёл в это звание 195 офицеров, доведя, таким образом,  их число до более чем 2000. Соединённые Штаты как-то обходятся менее чем 900 генералами.
Венесуэльский генералитет не монолитен. Там есть «разнообразные» фракции как внутри отдельных родов войск, так и объединяющие представителей разных родов войск, говорит Росио Сан-Мигель, юрист и специалист по обороне.
Группа «исконных» сражалась вместе с Чавесом в 1992 г. В неё входит Диосдадо Кабельо, бывший глава парламента и всё ещё влиятельный представитель твердолобых.
Другая клика занимается контрабандой наркотиков через контролируемые ею морские порты и аэропорты. Ещё более крупная группа «оппортунистов» по-любительски занимается то тем, то другим бизнесом.
Но это деление не столь важно по сравнению с заинтересованностью всех генералов в сохранении нынешнего режима. Многие из них умело наживаются как раз на беспорядочном стиле правления Мадуро. Некоторые из них могут покупать доллары по смехотворно низкому курсу, установленному правительством. Армия получает доход от прибыльного бизнеса распределения продовольствия, пускаясь во всевозможные махинации.
Те, что рангом пониже, не столь счастливы, но и они живут лучше, чем большинство венесуэльцев, и имеют некоторый доход от побочных видов деятельности, например, контрабанды.
Согласно Caracas Chronicles (журналу, имеющему свои источники в вооружённых силах), DCI – ведомство, шпионящее за тем, что происходит в казармах, – отмечает, что начиная с февраля, то есть ещё до начала последних выступлений, там наблюдается «углубляющееся недовольство», особенно среди командиров среднего звена. Оно выражается, прежде всего, в «едва скрываемом презрении офицеров среднего звена к генералитету, воспринимаемому ими как разложившийся», сообщает он.
В апреле три лейтенанта разместили в Интернете видеозапись, где заявили, что не признают Мадуро в качестве верховного главнокомандующего. Им пришлось искать политического убежища в Колумбии.
Рауль Бадуэль, сидящий в тюрьме бывший министр обороны, стал кумиром инакомыслящих. Они распространяют 14-секундную запись, где он говорит, что оказался в тюрьме потому, что с презрением отверг «мерзавцев и преступников,.. что командуют вами».
Рядовой же состав и их семьи переносят все те лишения, что выводят на улицы венесуэльцев. Они разъярены. Но это ещё не значит, что они перестанут выполнять приказы.
The Economist,
6 мая 2017 г.

Поиск по сайту

Реклама