Вход для пользователей

Путинская нелиберальная стагнация в России преподнесла ценный урок

A A A

Последовавшие после «холодной войны» провалы Запада в бывшем Советском блоке не должны привести к ослаблению его решимости создать там демократические государства.

shtiglic

Джозеф Штиглиц – выдающийся американский экономист, лауреат премии памяти Нобеля по экономике, профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке, бывший главный экономист и первый заместитель главы Всемирного банка, бывший председатель Совета экономических консультантов при президенте Билле Клинтоне.
Сегодня, спустя четверть века после окончания «холодной войны», Запад и Россия снова ссорятся. На этот раз очевидно, что, по меньшей мере с одной стороны, схватка идёт не за идеологию, а за геополитическое влияние.
Запад множеством способов поддерживает демократические движения в послесоветском регионе, с трудом скрывая свой восторг по поводу разного рода «цветных» революций, приводящих к замене долго правивших диктаторов более ответственными вождями. Хотя потом часто выясняется, что не все они столь привержены демократии, как казалось.
Слишком много стран бывшего Советского блока остаются под контролем самодержавных правителей, некоторые из которых, подобно русскому президенту Владимиру Путину, научились гораздо убедительнее поддерживать демократический фасад своих режимов, чем их предшественники-коммунисты.
Они преподносят свои системы «нелиберальной демократии» как позволяющие решать сугубо прагматические задачи, не стремясь вписать их в некую всеобщую историческую теорию. Эти вожди утверждают, что так просто эффективнее управлять.
Конечно, всё это верно, когда требуется всколыхнуть националистические чувства или задушить инакомыслие. Однако всё оказывается гораздо хуже, когда речь заходит о поддержании долгосрочного экономического роста.
Сейчас ВВП России, когда-то бывшей одной из двух сверхдержав, равен 40% ВВП Германии и немногим превышает половину ВВП Франции. По средней ожидаемой продолжительности жизни при рождении Россия занимает 153-е место в мире (сразу после Гондураса и Казахстана).
По доходу на душу населения, рассчитанному по паритету покупательной способности, Россия находится на 73-м месте в мире, сильно уступая бывшим сателлитам Советского Союза в Центральной и Восточной Европе.
В стране прошла деиндустриализация: большая часть её экспорта сейчас представлена природными ресурсами.
Россия не развилась в «нормальную» рыночную экономику, а подарила нам своеобразную форму кумовского государственного капитализма.
Да, в некоторых областях, например, в ядерном оружии, Россия всё ещё способна посрамить своих соперников. И у неё есть право вето в ООН. Как показали недавние взломы электронных почтовых ящиков Демократической партии, её возможности в области информационных технологий способны вызвать серьёзное замешательство на выборах в странах Запада.
Есть все основания полагать, что подобное вмешательство будет продолжаться. Тесные связи Доналда Трампа с рядом отвратительных персонажей из России (которые, в свою очередь, связаны с Путиным) заставляют американцев беспокоиться по поводу возможного русского влияния на их страну. Всё это, может быть, прояснит продолжающееся расследование.
Многие питали большие надежды по поводу России, да и всего бывшего Советского Союза, когда пал железный занавес. После 70 лет коммунизма переход к демократии и рынку не мог быть лёгким.
Но, зная об очевидных преимуществах демократического рыночного капитализма перед только что рухнувшей системой, предполагалось, что народное хозяйство там рано или поздно расцветёт, а граждане получат более широкое представительство.
Что пошло не так? Кто виноват, если кто-то вообще может быть признан в этом виновным? Можно ли было лучше управлять послекоммунистическим переходом России?
Мы никогда не узнаем точных ответов на эти вопросы: у истории нет сослагательного наклонения.
Но я убеждён, что то, что мы скатились к противостоянию, отчасти является следствием порочного Вашингтонского консенсуса, определившего наше отношение к преобразованию России.
Именно он привёл к тому, что реформаторы бросили все свои усилия на приватизацию, не обращая внимания на то, как она проводится. Была признана первоочерёдность скорости приватизации перед всем остальным, в том числе перед созданием институциональной инфраструктуры, необходимой для того, чтобы сделать работоспособной рыночную экономику.
Пятнадцать лет назад я написал книгу «Глобализация и неудовлетворённость ею», где утверждал, что экономические реформы по методу «шоковой терапии» ведут к мрачному провалу.
Но защитники этой доктрины призывали быть терпеливыми: судить о результатах можно только по прошествии длительного отрезка времени.
Сегодня, спустя более чем 25 лет после начала преобразований, можно твёрдо говорить о том, что мои тогдашние предварительные выводы подтвердились, а те, кто полагал, что утверждение частной собственности приведёт к укреплению в обществе власти закона, оказались неправы.
Россия и многие из других переходных стран сейчас отстают от развитых народных хозяйств больше, чем когда бы то ни было в своей истории. ВВП в ряде переходных стран сейчас ниже того уровня, когда начинались преобразования.
Многие в России убеждены, что Министерство финансов США навязало им политику Вашингтонского консенсуса, чтобы ослабить их страну.
Глубокая продажность команды из Гарвардского университета, призванной, чтобы «помочь» России с преобразованиями, подробно описанная в отчёте, обнародованном в 2006 г. в Institutional Investor, лишь укрепила эту убеждённость.
Лично я придерживаюсь менее зловещего объяснения: порочные идеи, даже если их приверженцы руководствуются благими намерениями, могут привести к серьёзным последствиям. А возможности для самообогащения, открываемые Россией, были столь велики, что кое-кто не смог справиться с искушением.
Очевидно, что демократизация в России требовала усилий, нацеленных на обеспечение всеобщего процветания, а не на создание олигархии.
Но провал Запада не должен подорвать его решимости содействовать созданию демократических государств, уважающих права человека и международное право.
США сейчас борются за то, чтобы предотвратить превращение крайностей администрации Трампа – запрета на въезд мусульман, голословно отвергающей данные науки политики в области охраны окружающей среды или угроз порвать с приверженностью свободной торговле – в норму.
Но не следует допускать превращения в норму и нарушений международного права другими странами, например, действий России на Украине.
The Guardian, 3 апреля 2017 года.
https://www.theguardian.com/business/2017/apr/03/putins-illiberal-stagnation-in-russia-offers-valuable-lesson-joseph-stiglitz

Поиск по сайту

Реклама