Вход для пользователей

Человек из подполья

A A A

У русских властей есть подозреваемый во взрыве в Санкт-Петербурге. Как утверждают, террорист – уроженец Киргизии, но ни одна группировка исламистов пока не взяла на себя ответственность за произошедшее.


Самой старой из жертв был 71 год, самой молодой – 18. Одной из них стал студент 3 курса университета, которого его преподаватель описывает как «приятного, умного, милого и интеллигентного». Другой – мать семейства средних лет, делавшая и продававшая кукол. Все они вошли днём 3 апреля в петербургское метро, чтобы добраться до дома.
Но у нападавшего были другие намерения. Бомба, взорвавшаяся в третьем вагоне поезда, ехавшего под центром города, около 14.40, унесла жизни 14 человек и ранила более 50.

inopress


То, что взрыв произошёл во время визита президента Владимира Путина в Санкт-Петербург, усилило значение этого первого за более чем три года террористического нападения в крупном русском городе.
Предыдущие террористические нападения на объекты транспортной инфраструктуры России (например, взрывы в московском метро в 2004 и 2010 годах и в московском международном аэропорту в 2011 г.) были связаны с повстанцами с беспокойного Северного Кавказа.
Но у трагедии, произошедшей на этой неделе, оказывается, было другое происхождение. Русские власти говорят, что главным подозреваемым является Акбаржон Джалилов, 22-летний уроженец города Оша в Киргизии, получивший русское гражданство и живший в России последние шесть лет.
Происхождение подозреваемого показывает, что угроза террора просочилась в Среднюю Азию. Бедность, диктатуры и ограничение свободы вероисповедания делают граждан этих бывших союзных республик склонными к выбору радикальных способов решения проблем.
Выходцы из Средней Азии приняли участие в нападениях на стамбульский аэропорт в 2016 г. и на ночной клуб в том же городе во время празднования Нового года. Многие, как сообщается, приобщились к радикальным взглядам, работая на стройках в России.
Два дня спустя после нападения в Санкт-Петербурге русские следователи заявили, что арестовали в этом городе шестерых выходцев из Средней Азии по подозрению в вербовке в ИГ (террористическую организацию, запрещённую в России – «УМ») и во Фронт завоевания Сирии  – группу бойцов джихада, связанную с Основой.
С самого начала вмешательства в войну в Сирии ради поддержки президента Башара аль-Ассада Россия стала первоочередной целью для террористических групп. ИГ (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») объявила России священную войну и провозгласила Северный Кавказ одной из провинций своего предполагаемого халифата.
 Кто бы ни взял на себя ответственность, взрыв вряд ли повлияет на внешнюю политику. Ми-нистр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что считать, что это нападение было местью за действия России в Сирии, «цинично, подло».
Длинный список террористических нападений, произошедших в России за последние два десятилетия, так и не заставил Москву пересмотреть свою жестокую политику на Северном Кавказе и на Ближнем Востоке.
Когда 4 апреля, через день после взрыва в Санкт-Петербурге, появились сообщения об использовании химического оружия в Сирии, Москва осталась непоколебима в поддержке Ассада.
Критики правительства предостерегают, что борьба с террором может быть использована для ограничения гражданских свобод спустя несколько недель после крупнейших за последние годы антиправительственных протестов.
Путин, чья популярность основана на обеспечении устойчивости, мало что сказал о нападении, ограничившись выражением соболезнований и обещанием провести полноценное расследование.
Однако в прошлом борьба с террором использовалась для ужесточения контроля над Интернетом и расширения полномочий тайных служб. Она также использовалась для сплочения народа вокруг правительства.
The Economist,
8 апреля 2017 г.

Поиск по сайту

Реклама