Вход для пользователей

Миссия Александра Никишина

A A A

22 марта на должность главного врача Пензенской областной клинической больницы им. Н. Н. Бурденко был назначен Александр Никишин. «Улица Московская» предлагает читателям интервью с новым руководителем областной больницы.

nikishin


– Александр Викторович, Ваше назначение на должность главного врача областной больницы для многих стало неожиданным. А насколько неожиданным это предложение было для Вас?
– Мое назначение на эту должность было неожиданным абсолютно для всех. В том числе и для меня.
Последние несколько лет я трудился в сфере частной медицины. И меня вполне устраивала моя работа. Но иногда интересы дела оказываются выше наших желаний. Ты впрягаешься и начинаешь работать.


– Как Вы думаете, почему при выборе кандидатуры на эту должность выбор пал именно на Вас?
– Наверное, потому, что я имею достаточный опыт работы в практическом здравоохранении: как в государственном, так и в частном.
И по большому счету, каждому главному врачу было бы неплохо лет пять поработать в частной медицине.
Ведь в частную медицину люди идут не от хорошей жизни. Приходят только тогда, когда не могут получить качественную медицинскую помощь в государственных лечебных учреждениях.
Я работал в частном медицинском центре простым врачом-онкологом. Когда люди приходят на прием и начинают рассказывать, как обстоит дело в государственных медучреждениях, ты волей-неволей начинаешь анализировать, стараешься чем-то помочь. Думаешь, какие новые направления нужно освоить, едешь учиться, привносишь новые методики.
Меня это всегда удивляло: как же так? Это может позволить себе небольшой медицинский центр. А разве государственные больницы не могут? Это же такая махина!
В медицине не может быть места успокоенности: у нас и так все хорошо, зачем новое? Здравоохранение – это постоянное обучение. Без этого мы будем стоять на месте.


– То есть работа в частной медицине позволяет увидеть слабые места в системе государственного здравоохранения?
– И идеологические слабые места, и материальные слабые места, и особенно печалят слабые места в профессиональной подготовке кадров.
Ведь в основном пациенты жалуются на некачественное оказание медицинских услуг на том или ином уровне. Хотя я понимаю, что доктора в этом часто не виноваты: их этому никто не научил.
А врачу нельзя ни дня прожить, чтобы не прочесть книгу или не залезть в Интернет: узнать про новые методики, новые тактики лечения. Тем более в наше время, когда медицина очень быстро развивается.


– И каково это: после работы в частной медицине вернуться в государственное здравоохранение? Как Вы себя чувствуете на новом месте?
– Когда меня об этом спрашивают, я отвечаю: «Я словно вернулся домой». Ощущение, что был где-то в командировке, а теперь вернулся.
Для меня ничего нового нет. Наверное, сказывается длительный опыт работы в здравоохранении. Он позволяет мне знать практически все: базу, специалистов.
Когда меня представляли коллективу, я видел знакомые мне глаза, людей, с которыми работал на протяжении порядка 30 лет, стоял у операционного стола. Сейчас знакомлюсь только с молодыми коллегами.


– Какие цели Вы ставите себе как главный врач областной больницы?
– Первая задача, конечно, это сохранить все достигнутое. Не разрушить. Областная больница всегда была кузницей кадров. Сохранить и преумножить – это основное.
Вторая задача – это кадровый потенциал. Областная больница была и должна оставаться флагманом здравоохранения в нашей области. Здесь должны быть сосредоточены лучшие специалисты, лучшие новые методики.
Чтобы при возникновении сложных случаев врачам других лечебных учреждений было с кем посоветоваться, чтобы пациентам была вовремя оказана необходимая медицинская помощь.
И третье – это материально-техническая база.
Любое оборудование выходит из строя или устаревает. За рубежом каждые  5 лет происходит смена медицинского оборудования. Оно не ломается. Просто меняются методики лечения, и поэтому оборудование морально устаревает.
У нас оборудование работает 10 лет. Я считаю, это много. Ведь вопрос не в том, чтобы пациенту провести какое-то исследование. Вопрос в его качестве.
Потому что за этим стоит вопрос постановки правильного диагноза. На устаревшем аппарате мы можем не увидеть, например, опухоль, пневмонию. А отчитаться можем: процедура проведена.
За последние годы в областной больнице многое поменялось. Но хочется еще бОльших изменений.
Я понимаю, что вторая и третья цели тесно связаны между собой. Одно тянет за собой второе. Можно закупить прекрасное сложнейшее оборудование, и оно будет стоять, потому что нет кадров, которые могли бы на нем работать. Поэтому нужно готовить высококвалифицированных специалистов.
С другой стороны, эти люди останутся в нашей больнице только при достойной оплате труда. Я это тоже прекрасно понимаю. И мы будем делать все возможное, чтобы удерживать и привлекать в областную больницу грамотных специалистов.
Это, пожалуй, самые главные стратегические задачи.
Мы должны развиваться. Стагнация нас погубит.


– Александр Викторович, а от главного врача действительно многое зависит, или все же его возможности сильно ограничены размером бюджета?
– Ну, конечно, смешно было бы бить себя в грудь и говорить: «Я великий! Я все смогу!» Но, с другой стороны, роль личности в истории тоже никто не отменял.
Безусловно, те масштабные задачи, которые стоят перед областной больницей, в одиночку решить невозможно. Например, строительство того же перинатального центра.
Мы надеемся и на помощь губернатора, правительства области, министра здравоохранения, и будем стараться привлекать к нашим проектам спонсоров.
Но в любом случае материальное благополучие больницы – это зона ответственности, прежде всего, ее главного врача. И все, что от меня будет зависеть, я сделаю.


– И Вы действительно чувствует в себе силы, чтобы сдвинуть ситуацию?
– Если бы я так не думал, я бы не пришел на это место. А зачем?  Чтобы занять высокий пост? Я уже столько за свою жизнь занимал постов…
Для меня профессиональные интересы и забота о здоровье людей – это не пустые слова. И я проникся этим особенно сильно после того, как поработал в частной структуре.
Еще раз повторю: люди идут в частную медицину, платят деньги, только отчаявшись получить качественную медицинскую помощь в государственной системе здравоохранения.
Моя задача как главного врача областной больницы – сделать так, чтобы пациенты не уходили в частную медицину. Чтобы как можно больше пациентов получали качественную медпомощь в государственных ЛПУ.
Потому что не у всех есть деньги, не у всех есть возможность поехать на лечение за границу, в Москву, в крупные федеральные центры. Мы должны максимально помогать жителям Пензенской области на нашей собственной базе.
Я хочу, чтобы люди снова поверили в государственную медицину, чтобы они убедились, что в стране есть государственное здравоохранение, где им окажут нормальную, человечную, качественную медицинскую помощь.
И я говорю не только об оказании высокотехнологичной медицинской помощи.
Это прекрасно, что наше государство выделяет на это деньги. У нас в области действует замечательный федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии. Наша областная больница оказывает многие виды ВМП. Мы делаем прекрасные операции.
Но я думаю, нам нужно задать себе другой вопрос: что нужно сделать, чтобы люди не нуждались в оказании высокотехнологичной медицинской помощи? Ведь эффект от ВМП временный.
После оказания ВМП человека вряд ли можно считать здоровым. Он, как правило, нуждается в повторных операциях, вынужден принимать лекарства. Здоровье нужно сохранять раньше, не доводя до необходимости проведения дорогостоящих высокотехнологичных вмешательств.


– А у Вас, как врача с большим опытом работы, есть ответ на этот вопрос?
– Я вижу, что без укрепления первичного звена очень тяжело что-либо изменить в здравоохранении.
Человек должен иметь возможность вовремя обратиться к врачу, наблюдаться, проходить профилактическое лечение, диспансеризацию. Это то, что было заложено в советской медицине еще в прошлом веке – принцип участковости. В 70-хх гг. на Международной конференции по первичной медико-санитарной помощи в Алма-Ате советский принцип участковости был признан одним из лучших в мире.
В те времена быть участковым врачом в нашей стране было очень престижно. Мы занимались тогда профилактикой. Поэтому и рост рождаемости был, и смертность была низкой. А сейчас первичное звено отошло в сторону.
Должно быть, на мой взгляд, наоборот: нужно укрепить первичное звено оказания медицинской помощи и не доводить пациентов до дорогостоящей ВМП. А деньги, сэкономленные на этих операциях, вкладывать в развитие первичного звена.


– Александр Викторович, по какому критерию Вы лично, как руководитель, оцениваете эффективность своей работы?
–  Если не касаться формальных критериев оценки работы, то я считаю, главное – это с пониманием относиться к коллегам и людям, которые лечатся в нашем учреждении. Жить чаяниями и бедами коллег и пациентов.
Есть такое выражение: ноги на работу не идут. А я хочу, чтобы мои коллеги с удовольствием шли на работу. Когда человек доволен, он и работает по-другому. И пациенты от этого только в выигрыше.
Вот если мои коллеги с удовольствием будут идти на работу, я буду считать, что моя миссия как руководителя выполнена.

Поиск по сайту

Реклама