Вход для пользователей

УМВД в поисках совета

A A A

4 апреля 2017 г. в конференц-зале ПГУ в рамках расширенного заседания Общественного совета при УМВД Пензенской области состоялся форум «Полиция за здоровое поколение». Члены совета совместно с молодежью рассуждали о том, как в современных условиях бороться с наркоманией, алкоголизмом и экстремизмом.


Разговор без нравоучений
Встреча началась с минуты молчания в память о погибших 3 апреля при взрыве в метро Санкт-Петербурга.
Затем начальник УМВД России по Пензенской области Юрий Рузляев произнес небольшую вступительную речь.
Юрий Рузляев: «Сейчас, как никогда, мы нуждаемся в помощи молодежи. Потому что мы, взрослые, можем не замечать чего-то очевидного.
Те стандартные инструменты и способы профилактики, которые были общепринятыми, которыми мы пользовались, они на сегодняшний день не оправдали себя. Нам нужны новые подходы.
Мы не тем языком, скорее всего, разговариваем с молодежью, поэтому молодежь нас не слышит. Уверен, что только вы способны на своем языке донести до молодежи, что все это пагубно, это ведет в никуда».
Юрий Рузляев выразил тревогу тенденцией распространения наркотиков бесконтактным способом через интернет. Он отметил, что с годами спрос на наркотические вещества не падает и количество изымаемого зелья тоже не уменьшается.

umvd ruzlyaev


Только за I квартал этого года было изъято 22 кг психотропных веществ. Потребителями наркотиков чаще всего являются именно молодые люди, от 15 до 25 лет.
«Мы, взрослые, не смогли предотвратить эту ситуацию, не смогли найти убедительные для детей слова, чтобы они отказались от употребления наркотиков. Поэтому мы обращаемся к вам, чтобы вы сформулировали свои предложения», – эти слова Юрий Рузляев адресовал присутствующим в зале молодым людям.
Еще в феврале этого года представители молодежных организаций обратились с вопросом –  каким образом они могут принять участие в общественном совете при УМВД? И вот теперь, в апреле, их позвали на расширенное заседание, позволили им высказать свое мнение и даже попросили у них совета.
Юрий Рузляев пообещал, что будет воспринимать все поступающие предложения с глубоким уважением. «Мы сегодня не собираемся заниматься нравоучениями. Мы хотим вас использовать в качестве экспертов», – добавил Рузляев.
Затем участникам заседания показали фильм «Полиция Пензы за здоровое поколение». В этой ленте присутствовали типичные элементы: разговоры о том, что наркомания начинается с первой выкуренной сигареты, демонстрация гниющих конечностей жертв «крокодила» (дезоморфина) на весь экран, гнусавящие что-то себе под нос раскаявшиеся (?) наркоманы, кривляющиеся и вопящие алкоголики, а также экстремизм в интернет-перепостах безобидных (на первый взгляд) песен и картинок. Смотреть на это было противно.
Наверное, данное зрелище способно отвратить кого-то от наркотиков и алкоголя. Но скорее это был пример тех «стандартных инструментов», которые, как справедливо заметил Юрий Рузляев, сегодня уже не работают.


Экстремизм в сети и вне сети
После демонстрации фильма слово было предоставлено студентам и молодым преподавателям. Впрочем, вскоре выяснилось, что и они затрудняются предложить какие-либо новые методы борьбы с наркоманией, алкоголизацией населения и  экстремизмом.
И Юрий Рузляев, и члены общественного совета неоднократно намекали выступающим, что это не научная студенческая конференция, что общие положения их докладов здесь мало кого интересуют, что ждут от докладчиков конкретных предложений. Но в итоге «конкретики» от участников форума поступило совсем немного.
umvd frolovПервым докладчиком был преподаватель ПГУ Дмитрий Фролов. Он отметил, что исследователи полагают экстремизм в значительной степени молодежным явлением. Одной из причин этого являются «духовно-нравственные метания», к которым склонны молодые люди.
Дмитрий Фролов говорил о том, что государство потеряло контроль над информацией из-за распространения интернета. Анонимность сети помогает экстремистам создавать свои сообщества, делиться сведениями, собирать деньги на свои акции. Отследить и запретить их довольно сложно.
Юрий Рузляев задал Дмитрию Фролову вопрос: какие идеологические методы борьбы с экстремизмом он может предложить? Фролов ответил, что в этом плане очень важно правильное религиозное просвещение.
Юрий Рузляев усомнился в том, что современный экстремизм развивается в основном на религиозной почве. «У нас в Пензенской области нет разногласий ни с буддистами, ни с мусульманами. По крайней мере, я таких проявлений не знаю», – сказал он. Дмитрий Фролов с Рузляевым не согласился.
Истина, видимо, находится где-то посередине. Но в связи с данной темой уместно вспомнить, что на днях (в конце марта) стало известно о пресечении в Пензенской области деятельности международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Деятельность этой структуры запрещена на территории России.
Новость о ликвидации террористической организации в нашем регионе прошла очень быстро и очень невнятно. Не было сказано, где накрыли ячейку, какова была ее численность, что за преступную деятельность она вела. Много ли было молодежи среди ее участников, кстати говоря?
А раз у нас в регионе появляются такие организации, значит, какие-то трения на национальной и религиозной почве здесь все же существуют? В конце концов, название организации переводится на русский язык как «Партия исламского освобождения». А раз члены этой группы говорили об «освобождении», то, наверное, они чувствовали какое-то притеснение, или им пытались внушить, что их здесь притесняют?
umvd rozhkovaСледующий доклад представила студентка ПГУ Юлия Рожкова. Она призывала становиться компетентнее в вопросе распространения экстремизма в социальных сетях.
Рекомендации, которые давала Юлия Рожкова: не публиковать информацию о себе и своих родственниках, не делиться новостями о событиях в своей жизни, не входить в подозрительные группы, не вступать в подробные разговоры с незнакомцами. Наверное, соблюдение этих правил поможет держаться подальше от экстремистов.
Но возникает вопрос: а что тогда люди будут делать в соцсетях? Ведь и молодежь, и взрослые граждане используют социальные сети как раз для того, чтобы делиться своими новостями, чтобы общаться (в том числе и с малознакомыми людьми), чтобы вступать в группы (пусть даже и подозрительные).


Наркотики и «группы смерти»
Доклад о вреде наркотиков озвучил старший преподаватель ПГУ Евгений Битюцкий. Он отметил, что интернет сегодня является не только местом, где распространяют запрещенные вещества, но и средством такого распространения. (Вообще, если прослушать и обобщить все доклады форума, то можно сделать вывод, что всемирная сеть так или иначе виновата во всех насущных проблемах).
Драг-диллеры чаще используют для своих целей социальную сеть «ВКонтакте», так как она ориентирована в основном на молодежь, отметил Битюцкий.
umvd bituckiyКроме всего прочего, докладчик давал советы для СМИ: им нужно внимательнее относиться к тому, как они подают информацию о задержании наркоторговцев.
Евгений Битюцкий полагает, что молодежь, видя репортажи на эту тему, смотрят не на то, какой срок получили преступники, а на то, сколько они успели заработать. И если назвать по телевизору или в газете какую-либо серьезную сумму, то у молодых людей может возникнуть соблазн заняться таким незаконным бизнесом, чтобы рискнуть, но разбогатеть, считает Битюцкий.
К сожалению, докладчик не смог внятно ответить на вопрос Юрия Рузляева, почему не снижается спрос на наркотики.
А на другой вопрос – «Как бороться с этим злом?» – Евгений Битюцкий ответил банальным «Вести разъяснительную работу в семье, прививать отрицательное отношение к наркотикам».
Студент Андрей Глухов выступил с места. Он посоветовал вести пропаганду несколько иным способом: не говорить, что наркотики – это плохо (субъективные ощущения от их приема могут быть вполне приятными), а объяснять, что наркотики вас убьют. Еще он предложил вводить для наркоторговцев такое наказание, как конфискация имущества.
Ярослав Козлов спросил у Юрия Рузляева, как он относится к идее применять смертную казнь к наркоторговцам?
Тот ответил уклончиво, но по его словам можно было понять, что идею эту он отнюдь не отвергает. Впрочем, модератор встречи Николай Свечников высказался в том ключе, что ужесточение наказания обычно не приводит к желаемому результату.
umvd timoshkinaПоследняя из выступавших на форуме доцент Олеся Тимошкина говорила в основном о профилактической работе, которая ведется в многопрофильном колледже ПГУ. Среди прочих вопросов, она затронула такую тему, как «группы смерти» в социальных сетях.
Тема эта, надо сказать, очень мутная и чуть ли не табуированная. В последнее время в социальных сетях появилась такая опасная «забава» с условным наименованием «группы смерти». Называются они по-разному, но работают почти всегда с детьми и подростками.
Некие «кураторы» призывают вступивших в подобные группы детей выполнять «задания» на каждый день (как правило, деструктивного, саморазрушительного, членовредительского свойства). Итоговым, пятидесятым, кажется, заданием становится совершение суицида.
Олеся Тимошкина рассказала о трёх выявленных в ее колледже случаях. «Это были те студенты, которые уже начали вести игру. У них были признаки того, что они встали на этот путь. У них были изрезаны руки», – рассказала Олеся Тимошкина. С помощью родителей и службы психологической поддержки ПГУ развитие этой ситуации удалось остановить.
 Юрий Рузляев тоже рассказал об одном из подобных случаев: «Совсем недавно позвонили с Удмуртии на наш телефон доверия. Жители Удмуртии! Нашли телефон доверия Пензенского УМВД и сказали, что есть такая жительница села Грабово Бессоновского района, которая находится в такой группе. И по ее этапам оставался всего один шаг до финального исхода в этой игре».
Дело в том, что в Удмуртии есть общественная организация, которая как раз занимается такими «группами смерти» и их жертвами. «А у нас такой организации почему-то нет. Где ваша активность в этом плане?» – спрашивал Юрий Рузляев.
Этим примером он еще раз подтвердил, что проблемы подобного рода нужно решать сообща всем обществом, а не только полицией и правоохранительными органами.
Если говорить об итогах форума, то можно отметить, что никаких принципиально новых рецептов борьбы с алкоголизмом, наркоманией и экстремизмом предложено не было. И, наверное, это закономерно.
Если полицейские действительно хотели услышать советы и рассуждения молодого поколения, то им стоило организовать встречу совсем в ином формате. Чтобы участники активно общались друг с другом, а не просто слушали, иногда задавая вопросы.
Чтобы над молодежью не нависал целый генерал-майор полиции, который к тому же периодически повышает голос и критикует выступающих (хотя и любя, как отметил Юрий Рузляев).
Чтобы все, а не только самые активные, были вовлечены в дискуссию. И чтобы на встрече присутствовали не только девочки-отличницы, но и молодые люди, у которых были проблемы с алкоголем, наркотиками или экстремистской деятельностью.
Они, по крайней мере, смогли бы, исходя из собственного опыта, ответить на вопрос, чем для молодежи так привлекательны психотропные вещества и бунты, и что все-таки заставляет «завязать» с этими нездоровыми занятиями.

Поиск по сайту

Реклама