Вход для пользователей

За пределами шестиугольника

A A A

Президентская гонка во Франции – это столкновение мировоззрений. Национализм Марины Лё Пен противостоит несгибаемому глобализму Эмманюэля Макрона.


Чего хотела добиться своим посещением Москвы 24 марта Марина Лё Пен, глава французского Национального фронта?
Её самые верные сторонники наслаждались картиной её близости с Владимиром Путиным: сильная женщина рядом с сильным мужчиной.
Лё Пен, уезжая, заявила, что теперь мир принадлежит таким националистическим популистам, как Путин, Доналд Трамп, индийский премьер-министр Нарендра Моди и, конечно, она сама.
Любопытно, что это посещение не преследовало обычной для поездок за рубеж кандидатов в президенты цели: заверить избирателей, что им можно доверить внешнюю политику.
Во время предвыборных кампаний во Франции поездки за пределы шестиугольника (так называют континентальную часть Франции) особенно популярны у кандидатов, не имеющих большого опыта управления государством. Они придают им политический вес.
В этом году Лё Пен побывала в Америке (где пила кофе в Трамп-тауэр в Нью-Йорке), Германии, Ливане и Чаде.
Эмманюэль Макрон, молодой центрист, делящий с ней первое место в опросах, побывал в Алжире, Британии, Германии, Иордании и Ливане, охотясь за голосами и пожертвованиями живущих за рубежом французов.
Поездка Лё Пен в Кремль была опасной. Ей нужно расширять число своих сторонников за счёт умеренных избирателей. Она надеется поживиться за счёт избирателей Франсуа Фийона, кандидата правоцентристских Республиканцев, которого преследуют обвинения в коррупции. (Фийон тоже дружелюбно настроен по отношению к России, но его сторонники любят его не за это.)
Поддержка Лё Пен вторжения России в Крым, её желание вывести Францию из объединённого военного командования НАТО и выданный ей в 2014 г. основанным Москвой банком заём на сумму почти в 10 млн долл. вряд ли помогут ей привлечь на свою сторону умеренных, да и всякого, кто внимательно следит за бесславными достижениями Путина.
Большинство французов не любит Россию. Согласно опросу Pew 2015 г., 70% заявили, что плохо относятся к России, а 85% – что не доверяют Путину. Так что Макрон выразил позицию большинства, когда назвал очарованность Лё Пен Путиным «ядовитой».
Однако она ставит на то, что, ликуя по поводу выхода Британии из ЕС и якшаясь с русским самодержцем, сможет представить себя как часть славного всемирного марша националистов, призванного нанести поражение всяким малодушным глобалистам, вроде Макрона.
Она говорила промышленникам в Париже на этой неделе, что Франция достаточно «большая страна», чтобы процветать без чьей-либо посторонней помощи. Она хочет ограничить внешнюю торговлю и миграцию, возродить связи Франции с её бывшими африканскими колониями и выйти из ЕС.
Она изображает Макрона, бывшего сотрудника банка Ротшильда, как привилегированное дитя финансистов, порабощённое разрушающейся «империей» ЕС.
Франсуа Хайзбург, знаток внешней политики, консультирующий Макрона, боится, что такая стратегия может оказаться эффективной, особенно во 2 туре. Общественному мнению «трудно полюбить глобализацию», замечает он.
Мэтью Гудвин из Кентского университета видит в привязанности Лё Пен к другим вождям популистов стремление связать себя в сознании избирателей с «альтернативным мировым порядком».
Может быть, и так, но это пугает. Один из стратегов команды Лё Пен недавно ездил в Лондон, чтобы рассказать инвесторам, что её план выхода из еврозоны и проведения референдума о выходе из ЕС не более разрушителен, чем выход Британии. Даже если это было бы правдой (а это не так), этим вряд ли кого-то можно успокоить.
Лё Пен говорит, что важно не то, являетесь ли вы левым или правым, а то, националист вы или глобалист. Макрон с ней в этом согласен. На этой неделе он заявил предпринимателям в Париже, что выход Британии из ЕС является печальной и дорогостоящей ошибкой. Он также отправился за 9400 км на остров Реюньон – французское владение в Индийском океане.
Глобализация – это объективная действительность, заявил он; наш ответ может ограничиваться лишь «разумным регулированием». Многие во французских правящих кругах с ним согласны. На этой неделе Макрона поддержал бывший социалистический премьер-министр Мануэль Вальс, а также несколько сенаторов-правоцентристов.
Однако 40% избирателей пока не определились со своим выбором. Если, как предсказывают опросы, во 2 туре встретятся Макрон и Лё Пен, избиратели не смогут пожаловаться на то, что им не предложили чёткого выбора.
The Economist, 1 апреля 2017 г.

Поиск по сайту

Реклама