Вход для пользователей

«Вообще, я против абортов»

A A A

Интервью с Галиной Шевченко, заведующим отделением экстренной гинекологии ГБУЗ «Клиническая больница № 6 им. Г. А. Захарьина, «Улица Московская» открывает цикл статей о праве женщины на аборт и праве нерождённого ребёнка на жизнь.


«Улица Московская» обратилась к теме абортов по следующей причине.
В 2015 г. патриарх Кирилл предложил запретить в России бесплатные аборты. В феврале 2017 г. инициатива № 87Ф21245 об оплате государством (фондом обязательного медицинского страхования) прерываний беременности только по медицинским показаниям набрала 100192 голоса «за» и 2972 «против» и должна быть рассмотрена законодателем.
РПЦ подготовила документы для введения законодательного запрета на бесплатные аборты. Медицинские (и, возможно, социальные) показания признаются основанием для аборта за счёт ФОМС. Церковные иерархи не скрывают, что их конечной целью является признание права на жизнь с момента зачатия. Особый упор в инициативе № 87Ф21245 делается на то, что деньги налогоплательщиков идут фактически на уничтожение жизни.
Предлагается аборты сделать платными, делать их только в государственных клиниках, ввести административную ответственность за нарушение порядка проведения аборта. Высвобожденные средства ФОМС предложено направлять на пособия беременным женщинам в трудной жизненной ситуации.
Ожидаемый от инициативы результат: повышение рождаемости, исправление демографической ситуации; повышение эффективности расходования бюджетных средств при оказании медпомощи в рамках ОМС; улучшение морального климата общества; повышение гражданской и социальной ответственности населения; ограждение женщины от совершения акта насилия над собой, усиление права нерождённого ребёнка на жизнь.
«УМ» считает, что тема о праве женщины на прерывание беременности сложная, разноплановая и требует широкого общественного обсуждения.
Значительное количество абортов в России вообще и Пензенской области в частности не первопричина сложной демографической ситуации,  нездорового морального климата, низкой гражданской и социальной ответственности населения, а их последствие.
Запретить что-либо очень легко.
Изменить климат в обществе, чтобы каждый ребёнок был желанным для обоих родителей, чтобы дети воспринимались как радость, а не обуза, – тяжёлый и долгий труд.

shevchenko– Галина Владимировна, по существующим нормам, до какого срока беременности женщина имеет право выбрать, сохранить беременность или прервать?
– До 12 недель беременности аборт возможен по желанию женщины, до 22 недель – по медицинским показаниям. Во время второго скрининга УЗИ могут быть выявлены аномалии развития, не совместимые с жизнью. Решение о прерывании беременности в этом случае принимает специальная комиссия.


– Почему именно с 22 недели охраняется право ребёнка на жизнь?
– В 22 недели плод жизнеспособен (раньше этот срок был 28 недель). Если ребёнок рождается до 22 недель, он не жизнеспособен.


– Как Вы считаете, это нормально, что до определённого срока женщина может сделать выбор – рожать или не рожать?
– В некоторых странах вообще запрещали аборты. Это приводило к тому, что  женщины ездили в соседние страны для прерывания беременности. В Советском Союзе запрещали аборты – это привело к росту абортов криминальных.


– Вы сталкивались с последствиями криминальных абортов?
– Когда я 27 лет назад начинала работать, я видела, как погибали женщины от криминальных абортов. Женщинам в полость матки вводили мыльный раствор, листки фикуса и т. п. Потом прерывание беременности стало более доступным, и последние 10-15 лет мы этого не встречаем.


– В чем разница между обычным абортом, мини-абортом, медикаментозным?
– Хирургический аборт – это травматичная операция: полость матки выскабливается специальным инструментом.
Медикаментозный (или фарм-аборт), если прошёл без осложнений, наносит женскому организму меньший вред (женщина принимает лекарственные препараты, провоцирующие выкидыш).
Мини-аборт – прерывание беременности методом вакуумной аспирации (через тонкую трубочку отсасывается плодное яйцо).  
Медикаментозный аборт и мини-аборт менее травматичны, но абсолютно безопасных способов прерывания беременности не бывает.


– Насколько часто в Вашей работе приходится сталкиваться с проблемами у женщин, которые делали аборты в молодости? Или это страшилка?
– Как раз с этим нам и приходится сталкиваться. Статистику я привести не могу – мы же не единственное медучреждение. Но аборт, особенно при первой беременности, часто является причиной бесплодия в последующем, даже если он прошёл без осложнений.
Это не страшилка, у нас много таких пациенток: в молодости сделала аборт, а потом вышла замуж, хочет родить ребёнка, а беременность не наступает. И вот лечится от бесплодия, ей делают операции. Это действительно большая проблема.


– Несмотря на всё это, Вы считаете, что нет смысла аборты запрещать?
– Понимаете, если женщина по каким-то социальным причинам не может иметь этого ребёнка, она всё равно будет искать способ, как от этой беременности избавиться. Некоторые женщины, доведённые до отчаяния, решаются на крайние меры.


– Тогда не совсем врачебный вопрос: что же нужно сделать, на Ваш  взгляд, чтобы улучшить демографию, повысить рождаемость, снизить количество абортов?
– Все прекрасно понимают, что нужно для этого сделать.


– По данным Росстата в Пензенской области количество абортов на 100 родов выше, чем в России и в Поволжье.
– Статистика здесь достаточно условна. Если женщина не хочет, чтобы кто-то знал о её беременности, она поедет в другую область и сделает аборт там. Частные клиники сейчас на каждом шагу.
Мне кажется, у нас в области хорошая социальная поддержка. Конечно, женщина должна быть больше защищена. Например, если она студентка, не замужем, государство могло бы помогать.
Я думаю, что не аборты запрещать нужно, а проводить профилактику нежеланной беременности. (Не профилактику абортов, а профилактику нежеланной беременности!)
Должны быть более доступны контрацептивные средства, ведь они принимаются постоянно в течение длительного времени. А хорошие контрацептивные препараты стоят от 600 до 1000 руб. в месяц. Не каждая молодая женщина может себе это позволить.


– Когда в Ваше отделение женщины приходят прерывать беременность, врачи пытаются их отговорить?
– У нас не очень много пациенток приходит на аборт, 2-3 человека в день. Чаще к нам направляются пациентки со сроком беременности 10-12 недель, так как у нас круглосуточный гинекологический стационар (а чем больше срок прерываемой беременности, тем серьёзнее могут быть осложнения аборта).
Мы уговариваем каждую. Делаем УЗИ, показываем эмбриончик, как у него бьётся сердце, как он ручками-ножками двигает. Некоторые, увидев это, отказываются от аборта и решают сохранить беременность. В этом году таких было трое. Но многих уже ничем не остановишь. Если послушать, что они говорят… Больше всего меня шокирует, когда говорят: «У меня будет мальчик, а мне нужна девочка». Или, наоборот, мальчик нужен, а девочка не нужна. Это катастрофа. Сейчас по крови матери можно определить пол плода, и уже в 8-9 недель беременности женщина знает, кто у неё родится.


– Вы говорите, что уговариваете каждую. Это политика медучреждения, или стандарты предписывают вести профилактические беседы?
– Со всеми решившимися на аборт в обязательном порядке в женской консультации беседует психолог. В медицинских картах это отмечается. К нам в отделение женщины приходят, приняв решение о прерывании беременности.


– У нас, в России, может врач отказаться делать аборты в силу своих убеждений?
– Может: он может пойти работать в роддом.


– Если он выбрал себе работу в гинекологическом отделении, отказаться имеет право?
– Наша специальность называется акушер-гинеколог. Мы можем работать в роддоме, можем – в гинекологии. В нашем отделении мы в основном занимаемся лечением гинекологических больных, реже – прерыванием беременности.
Вообще, я против абортов, но официально врач не может от этого отказаться.


– По статистике, с каждым годом абортов становится меньше. С чем это связано, по-Вашему? Моральный климат общества улучшился?
– Наверное, всё-таки средства контрацепции стали более доступными. Какая-то просветительская работа в СМИ ведется, в Интернете.


– В инициативе законодательно признать право на жизнь с момента зачатия заключается, на мой взгляд, противоречие между правом ребёнка и матери. Мы же знаем, что и в прошлом, и позапрошлом веке, и до того, если женщина не хотела рожать, она находила способ этого не делать, только статистику никто не вёл. Хотелось бы знать Вашу точку зрения на это.
– Это очень сложный и деликатный вопрос. С одной стороны, понятно, что мы – врачи, мы – за жизнь. С другой стороны, посмотришь на некоторых женщин, которые приходят на аборт: нигде не работают, двое детей уже есть, которых нужно обувать-одевать и просто кормить…


– Как Вы считаете, насколько жизнеспособна инициатива вывести аборты из ОМС?
– Если мы говорим не о том, чтобы запретить аборты вообще, а только о том, чтобы сделать их платными, возможно, это и правильно. Потому что, если трезво взглянуть: почему женщина поступила так безответственно? Если она заранее знала, что ей беременность не нужна, почему она не предохранялась? Почему за её безответственность должны платить другие?
Некоторые женщины приходят каждые 3-4 месяца на аборт. Правда, это нечасто, но бывает: мы её в лицо ещё помним, а она опять пришла.


– Если ограничиться выводом абортов из ОМС, это поможет?
– Если эта информация будет доступная, будет везде: и по радио, и по телевидению, возможно, люди немного призадумаются, что нужно предохраняться. Возможно, это снизит количество абортов. Но это для тех, кто способен задуматься.
Что нас, как врачей, пугает: как бы те, кто не думает о последствиях, не начали искать дешёвые способы прерывания беременности.


– Кто чаще всего приходит в Ваше отделение делать аборт?
– Малообеспеченные женщины, которые чаще всего не работают и уже имеют детей.


 Это что, по-Вашему: безответственность, инфантильность, непросвещённость? Что сделать, чтобы люди стали более бережно относиться к жизни будущего ребёнка? Более серьёзно к взаимоотношениям? Это вообще возможно, в принципе? Или всё равно останется часть людей, которые не будут думать так далеко?
– Очень сложный вопрос. Мы говорим о том, что люди должны задуматься и найти работу?
Безусловно, останутся люди, не желающие работать, злоупотребляющие алкоголем. Когда их спрашиваешь, а на что вы живёте, отвечают: «Мама работает. У бабушки, у дедушки пенсия». Таких людей довольно много. Вероятно, им нравится такая жизнь. У них есть время, чтобы зачать детей, не думая о том, что будет с этим ребёнком.


– Предлагаемый в инициативе № 87Ф21245 список случаев, когда аборт остаётся бесплатным для женщины, исчерпывающий?
– Пока не очень понятно, как будет реализована данная инициатива, но здравый смысл в этом есть.



В тему
Авторы инициативы № 87Ф21245 заявляют, что по абсолютному числу абортов Россия уступает только Китаю, а по относительным показателям находится на первом месте в мире. При этом более чем в 60% случаев женщина делает аборт по экономическим и социальным причинам, а не по медицинским показаниям.
Справка по данным Росстата, Пензастата и Минздрава Пензенской области.
В Российской Федерации начиная с 1997 г. число абортов на 1000 женщин фертильного возраста (15-49 лет) постоянно снижалось и к 2015 г. сократилось почти втрое (с 64,9 до 23,8).
Число абортов на 100 родов за это время уменьшилось в 4,5 раза.
В 1997 г. в стране на 100 родов приходилось 198 искусственных прерываний беременности. В 2015 г. – уже 44 аборта на 100 детей, родившихся живыми. Переломным стал 2007 г., когда на 100 родов пришлось менее 100 абортов (92).
 В Пензенской области количество абортов, сделанных в государственных учреждениях здравоохранения, сократилось за 16 лет вчетверо, с более чем 21 тыс. до менее 5,5 тыс.
 В 2000 г. в Пензенской области более 86% прерываний беременности было сделано по желанию женщины, а не по медицинским показаниям. В 2016 г. абортов по желанию женщины было всего 52% от общего количества.
В начале 2000-х гг. в Пензенской области число абортов на 1000 женщин в возрасте 15-49 лет было на 1-4 единицы выше, чем в России в целом, но ниже чем в Приволжском федеральном округе.
Со второго десятилетия XXI в. число абортов на 1000 женщин в Пензенской области на 1-2 единицы ниже, чем по России в целом (в ПФО этот показатель на 1-2 единицы выше среднероссийского).
Однако по числу абортов на 100 родов Пензенская область превосходит показатель и по России в целом, и по ПФО. Росстат в 2014 г. впервые зафиксировал менее 50 абортов на 100 родов (48/100). В Пензенской области в том же году на 100 родов пришлось 54 искусственных прерывания беременности.
Сравнение данных регионального Минздрава и Пензастата показывает, что в 2015 г. в частных клиниках области было сделано около 17,4% всех прерываний беременности (6929 абортов, по данным Пензастата, и 5723 аборта, по данным Минздрава Пензенской области).
В том же году 20% женщин, решившихся прервать первую беременность, сделали аборт в частных клиниках области.
При этом в нашем регионе общее количество мини-абортов (853) в шесть с лишним раз больше, чем проходит по отчётности Минздрава Пензенской области (140).
Одновременно с 2009 г. не зафиксировано ни одного мини-аборта у первобеременных женщин, которые сделаны в государственных медицинских учреждениях области.

Поиск по сайту

Реклама