Вход для пользователей

Забытые гении: Илья Усыскин

A A A

2 февраля 1934 г. в некрополе Московского Кремля была захоронена урна с прахом молодого ученого, выпускника школы № 1 г. Пензы Ильи Усыскина (1910-1934), трагически погибшего в составе экипажа стратостата «Осоавиахим-1». О короткой, но яркой жизни Ильи Усыскина и его связях с Пензой рассказывает краевед Александр Волков.


Школа героев
В далёком 1983 г. я начал работать в школе № 1 г. Пензы, история которой в то время связывалась в первую очередь с именами критика Виссариона Белинского (1811-1848) и педагога Ильи Ульянова (1831-1887), отца Владимира Ленина (Ульянова), начавшего в 1917 г. социалистическое переустройство России путем вооруженного захвата власти.
Вскоре мне было поручено возглавить школьный музей и прикоснуться к далекому прошлому учебного заведения. Оказалось, что из его стен вышли выдающиеся ученые, музыканты, писатели, военные и политические деятели, давно ставшие героями исторических книг и энциклопедий.
С картонных плакатов, висевших на стенах 2 этажа, на учеников смотрели знаменитые выпускники прошлых лет: маршал Михаил Тухачевский, писатель Александр Малышкин, гидрограф Дмитрий Алашеев, стратонавт Илья Усыскин, физик Юрий Попов…
 Именем выпускника школы 1989 г., Героя России Романа Берсенева (1972-1998), названа сегодня одна из улиц Пензы. Мемориальная доска, открытая в его честь, встречает учеников и гостей у крыльца учебного заведения. В портретной галерее выдающихся выпускников школы висит портрет Героя России, летчика-космонавта Александра Самокутяева, который учился здесь в 1983-1986 гг.


usiskinИлья Усыскин: белые пятна биографии
За 60 лет до Александра Самокутяева, зимой 1923 г., порог трудовой школы № 1 им. В. Г. Белинского переступил тринадцатилетний Илья Усыскин. Он приехал в наш город из Калужской губернии на новое место работы отца.
 В 1926 г. школа будет досрочно окончена и пятнадцатилетний Илья отправится покорять московские и ленинградские вузы, чувствуя свое страстное влечение к физико-математическим дисциплинам. До трагического полета оставалось 8 лет…Они будут наполнены отличной учебой в МВТУ им. Баумана и Ленинградском политехническом институте, поступлением в аспирантуру и первыми научными открытиями под руководством академика Абрама Иоффе (1883-1963).
В биографии стратонавта остается еще много белых пятен. Связано это с тем, что семье Илье Усыскина приходилось неоднократно менять места проживания, переезжая в глухие села и деревни, в которых разрешалось жить после освобождения из ссылки его отцу, революционеру Давиду Усыскину.  После 1917 г. переезды семьи были связаны уже с новыми назначениями главы семьи. Так Илья оказался в Пензе, где и окончил школу. Ярославская, Тульская, Калужская губернии, Пенза, Саранск, Москва – такова география перемещений семьи Усыскиных
 В архиве школы № 1 (с 1992 г. – классическая гимназия № 1 г. Пензы) документы об учебе будущего стратонавта не сохранились.
Оставалась надежда на родственников семьи, в чьих руках и должны были находиться нужные нам документы и в первую очередь аттестат (свидетельство) Ильи об окончании школы в Пензе. Мне удалось найти племянников стратонавта, проживающих сегодня в Израиле и в Москве, но и они также не располагают какими-нибудь серьезными материалами.
По словам Владимира Усыскина, семейный архив хранился у Софии Усыскиной, а после ее смерти перешел в руки ее сына, который сегодня живет за границей.
Тогда я перенес поиск документов о стратонавте на учебные заведения Москвы и Санкт-Петербурга, в которых учился Илья. Полученные ответы вновь огорчили: личные дела студентов МВТУ им. Баумана были уничтожены осенью 1941 г. в связи с  приближением немецких войск к Москве. В Физико-техническом институте личное дело Ильи Усыскина нашли, но не обнаружили в нем ни автобиографии, ни документов об образовании. Кто их мог  изъять и для чего? Ответа на эти вопросы работники архива не смогли дать.
Отрицательные ответы пришли и из Управления ФСБ по Москве и Московской области, а затем и из архива ФСБ РФ.
Большие надежды я возлагал на фонды краеведческих музеев Калуги, Белева, Ярославля, Саранска и музея Космонавтики в Москве. Увы, и здесь мне удалось узнать немного. Оказалось, что самый большой материал об Илье Усыскине находится сегодня в краеведческом музее Саранска, где бережно хранят его школьные тетради, рисунки и личные вещи.
С найденными в результате поиска документами хочу сегодня познакомить читателей «УМ», воздав должное ученому-физику Илье Усыскину, сделавшему первые шаги в изучении космических лучей и освоении стратосферы.


Из семьи революционера
Из Мордовского республиканского объединенного краеведческого музея им. И. Д. Воронина я получил воспоминания младшего брата Ильи, Евсея Давидовича Усыскина (1912-1989). В них он очень тепло рассказал о своих родителях и о семейной атмосфере, в которой жил будущий стратонавт.
Из воспоминаний Евсея Усыскина (1969):
«Отец до революции работал кузнецом, слесарем, машинистом на частных фабриках и лесозаводах. С 1898 г. участвовал в революционном движении, арестовывался, был в ссылке в Восточной Сибири (1902-1905 гг.), затем снова сидел в 1908-1909 гг.
С 1918 г. – на политической и хозяйственной работе. В Саранск наша семья переехала в августе 1929 года…Выехали из Саранска в 1934 г., летом.
В Москве отец работал в Наркомате цветной металлургии,.. эвакуировался из Москвы в июле 1941, работал на заводе (военком) в Вятских Полянах Кировской области, где и умер в октябре 1943.
Мать до революции работала шляпочной мастерицей у частных хозяев, после революции – домашняя хозяйка. Тоже участвовала в распространении листовок, «Искры». В партию вступила в ленинский призыв 1924 г. Умерла в июле 1948 г. в Москве.
Старший брат Анатолий, 1903 г. рождения, в партии – с 1918. Один из организаторов комсомола в Тульской губернии…Делегат первых съездов комсомола, участник ряда партийных съездов…
Окончил экономический факультет МГУ в 1924 г. В последние годы работал зав. кафедрой в одном московском институте. На фронт ушел добровольцем, был пом. нач. политотдела 48-ой армии, погиб в Белоруссии в октябре 1943 г. на артиллерийских позициях, отражая танковую атаку.
Это был наш семейный комиссар, твердый ленинец, умный, тактичный и очень добрый человек…Как жил, так и умер он честно, в бою, как и подобает солдату партии…
Все эти качества он и родители воспитали и в Илье…
Соня (1908 г.р.)…кончила Тимирязевку, работала зав. школой колхозных кадров…в Кировской области, затем переехала в Москву …Член партии, как и все в нашей семье…».
О себе Евсей Давидович скромно умолчал, хотя его биографией тоже можно гордиться. Гвардии старший сержант Евсей Усыскин прошел Великую Отечественную войну, был награжден двумя медалями «За боевые заслуги» и орденом Отечественной войны II степени.
В мирное время он успешно трудился на руководящих должностях в Энергомаше СССР. Главной задачей для себя считал сохранение памяти о трагически погибшем брате. Многие материалы семейного архива Усыскиных были переданы им в музеи Ленинграда, Москвы, Саранска, Инсара.


Усыскины в Пензе
Пребывание семьи Усыскиных в Пензе практически не отражено в книгах, изданных в советский период. В музее гимназии № 1 мне удалось познакомиться с письмом Софьи Усыскиной пионерам школы, написанным ей в марте 1978 г. Материалы ее письма до сих пор оставались неизвестными, хотя они дают глубокую характеристику пребывания семьи Усыскиных в нашем городе. Много говорит она в письме и о своем младшем брате Илье.
Из письма Софьи Усыскиной:
«В Пензу наша семья приехала в конце 1923 года из села Милятино Калужской губернии… По приезде в Пензу вначале мы жили за Сурой, за железной дорогой, вблизи фабрики «Маяк революции».
 Никакого городского транспорта в то время не существовало и до школы надо было пройти несколько километров… Вот поэтому семья и переехала в город, где мы поселились на улице Володарского, в доме № 46, квартира 9… Дом был бревенчатый, двухэтажный… В доме было печное отопление: голландка и русская печь. Ни водопровода, ни канализации не было. Илья, я и младший брат много занимались домашней работой. Надо было пилить и колоть дрова, носить их в дом, складывая возле обеих печей; носить воду… мыть полы, посуду, чистить чугунки и т. д. Воду покупали в водопроводной будке, которая стояла против дома, наискосок. Талоны на воду покупали на месяц вперед…
Илья (в семье всегда его звали Иля) был самым тихим, задумчивым, очень сосредоточенным ребенком. Всегда он был чем-то занят помимо школьных уроков и домашних дел. Что-то мастерил, выпиливал, стругал. Сделал однажды шахматы… Сделал отлично! А то выпилил из фанеры портрет Ленина, не профиль, а именно портрет… Илья хорошо рисовал и даже мечтал быть художником, но потом его захватили точные науки – физика, математика. Увлекался конструированием детекторных приемников…
Лето 1925 года мы провели на лесозаводе, за станцией Лунино, где работал отец. Под руководством Илюши была поставлена мачта с антенной. Илья сделал для рабочих радиоприемник с громкоговорителем. Когда радио заговорило, со всех сторон сбежались возчики леса, рабочие, ребятишки…
 Хорошо играл Илья в шахматы. Была книга с шахматными этюдами, которую он подолгу разбирал… Несмотря на большую разницу лет, самая горячая любовь и дружба была между Ильей и старшим братом Анатолием… Анатолий и в письмах, и по приезде домой очень много уделял времени и внимания Илье…
Илья еще в школе стал усиленно заниматься немецким языком. Читал много и серьезно. Подготовился самостоятельно еще за один класс и окончил школу в 1926 году, в пятнадцать лет.
В те годы еще много было беспризорников…Пионеры и комсомольцы обучали неграмотных. Каждый пионер должен был обучить грамоте одного человека. Илья учил двух работниц из типографии. Учить ходил к ним домой. Всегда помогал товарищам по математике и физике. Любил шутки и розыгрыши… Читать Илья научился как-то незаметно, в пять лет… Читали Гоголя, Жуковского, Пушкина…
 Очень увлекался Илюша «путешествиями» по географическому атласу. Расстелет на полу карты и лежит, иногда по два часа… У нас не было ни коньков, ни лыж, ни в раннем детстве игрушек. Живя в деревне, играли зимой в снежки и катались с горы… В Пензе негде было играть ни в лапту, ни в городки. Брат купил нам крокет. Вот в крокет Илья тоже любил играть…
Первым настоящим городом в нашей жизни, в детской жизни, была Пенза. Мы узнали здесь настоящий театр, увидели в картинной галерее настоящие, писанные маслом, настоящими художниками картины.
 К этим картинам Илья часто убегал, хотя рисовал уже все реже.
По окончании школы он уехал в Ленинград, сдал все экзамены, но… тогда моложе семнадцати лет в вузы не принимали. Потом Илья уехал в Москву, сдал отлично в университет, и снова отказ. С помощью старшего брата поступил в Бауманский институт и только через год добился перевода в Ленинградский политехнический институт. Институт закончил досрочно. Закончил аспирантуру тоже досрочно. В ноябре 1933 года ему исполнилось 23 года. В январе 1934 года он погиб…».


Ботаником не был
Воспоминания сестры, конечно, не могли заменить юридический документ, подтверждающий учебу Ильи Усыскина в школе № 1 г. Пензы. Я вновь обратился к фондам областного архива, где мне удалось
обнаружить его фамилию в «Протоколах заседаний президиума школьного совета» за 1925/1926 ученый год.
 Из протоколов видно, что школа в эти годы была переполнена учениками, контингент которых превышал 1500 человек. Учителям с дореволюционным стажем было весьма непросто справляться с детьми рабочих кварталов, получивших доступ к образованию. Президиум заседал несколько раз в месяц, рассматривая дела злостных нарушителей дисциплины и прогульщиков.
 Несколько раз в протоколах можно встретить и имя ученика 9-го класса Ильи Усыскина. Так, в протоколе № 19 от 29 октября 1925 г. он упоминается среди учеников, «нарушивших правильный ход занятий во время уроков».
Наказаны нарушители были весьма своеобразно: Усыскин и трое его однокашников были лишены права посещать школу на следующий день! В марте 1926 г. он вновь попадает в список нарушителей в связи с опозданиями и пропусками занятий.
Вместе с Ильей в этот день были рассмотрены еще 18 учеников его класса, среди которых оказался и Дмитрий Алашеев (1908-1953). Выйдя из школы, Дмитрий окончит военно-морское училище им. М. В. Фрунзе в Ленинграде, пройдет Великую Отечественную, а затем будет возглавлять Гидрографическую службу Тихоокеанского флота. Его именем назван сегодня один из заливов в Антарктиде.
Так почему будущие ученые, Усыскин и Алашеев, часто были среди нарушителей школьной дисциплины?
Думается, что ответ прост: развитым не по годам ребятам было неинтересно заниматься в переполненных классах школы, где основная масса учеников не имела элементарной базы для хорошей учебы. Вот в чем причина их частых опозданий и пропусков занятий. Дома самостоятельно заниматься было более продуктивно.
По совету старшего брата Илья проходит два класс за год и досрочно оканчивает школу в Пензе. В вузах Москвы и Ленинграда он будет уже учиться только на отлично, совмещая освоение наук с активной работой в
комсомоле, редактированием институтских газет и ночными подработками в портах
с целью улучшения материального положения.


Направляется в стратосферу
Все оставшаяся короткая жизнь молодого физика Илья Усыскина хорошо известна. В мае 1931 г. он окончил Ленинградский физико-механический институт и остался в нем для обучения в аспирантуре.
В 1932 г. досрочно ее окончил  и
стал сотрудником Ленинградского физико-технического института, где ему пришлось работать под руководством академика Абрама Федоровича Иоффе. Последний и предложил талантливому ученику стать третьим членом экипажа стратостата «Осоавиахим-1», полет которого планировался на 30 сентября 1933 г.
Усыскин должен был сконструировать небольшой аналог камеры Вильсона для изучения космических лучей непосредственно в стратосфере.
По ряду причин полет не состоялся, а в небо Москвы ушел в этот день стратостат «СССР-1». Воздушный корабль под руководством Георгия Прокофьева поднялся на высоту 19000 м, установив новый мировой рекорд.
Казалось, что необходимость нового полета отпала: наступила зима, да и стратостат нуждался в серьезных конструктивных изменениях.


17 съезд ВКП (б) и полет стратостата
Страстно желал совершить полет командир корабля «Осоавиахим-1» Павел Федосеенко, ведь он шел к установлению мирового рекорда высоты всю сознательную жизнь. В своих письмах в Центральный совет Осоавиахима он настойчиво предлагал совершить полет зимой, не дожидаясь весны, установить мировой рекорд в зимних условиях.
Руководство организации было склонно поддержать его. Тем более что приближалось открытие XVII съезда ВКП (б), который можно было бы приветствовать с высот стратосферы новым мировым рекордом.
Из опубликованных сегодня документов видно, что вопрос о полете согласовывался на самом высоком уровне. 9 января 1934 г. Нарком по военным и морским делам СССР Климент Ворошилов пишет Сталину записку, в которой просит разрешения на новый полет. В записке он отмечает, что «Полет стратостата «Осоавиахим» окончательно закрепит завоевание стратосферы Советским Союзом». Также планировалось, что «полет будет организован в закрытом порядке, без опубликования в печати до достижения стратостатом рекордных показателей».
11 января 1934 г. специальным постановлением ЦК ВКП(б) зимний полет стратостата «Осоавиахим-1» был разрешен.
 26 января 1934 г. открылся XVII съезд ВКП (б), «съезд победителей», как назовут его в нашей истории. А уже 30 января с подмосковного аэродрома в Кунцево ушел в морозное небо «Осоавиахим-1» в составе Павла Федосеенко (командир), Андрея Васенко (инженер-конструктор) и Ильи Усыскина (научный сотрудник). Через час полета они достигнут высоты 19000 м.
Еще через час установят новый мировой рекорд, поднявшись на 20500 м. В 11 час. 49 мин. отправят съезду приветственную телеграмму.
Затем связь с экипажем прекратится и все, что произойдет с ними, мы узнаем по обрывочным записям в бортовом журнале, который будет найден на месте падения стратостата, недалеко от мордовского села Потиж-Острог.


Из донесения комиссии по расследованию причин катастрофы стратостата
На место падения стратостата была отправлена авторитетная комиссия во главе с Георгием Прокофьевым. Лишь недавно ее заключение стало доступно для исследователей:
«1 февраля 1934 г., Наркомвоенмор – тов. Ворошилову.
Зам пред ОГПУ – тов. Ягода.
Докладываем, что к месту катастрофы, находящемуся в 13 километрах от ст. Кодоскино, прибыли на лошадях в 16 часов 31/1.
…Самое поверхностное следствие затруднялось полным отсутствием связи в районе катастрофы у селения Потиж-Острог, суровой снежной погодой, наступившей темнотой, путанными, противоречивыми показаниями местного населения, а главное тем, что пока местные власти приступили, согласно указаний из Москвы, к сохранению в неприкосновенности картины катастрофы, местное население, проявив инициативу, сломало люк гондолы, вытащило наружу остатки трупов, мелкие остатки приборов и т. п. Улетевшую оболочку стратостата растащили по частям окрестные крестьяне.
Общая картина по прибытии на место была такова, что, только собрав по кусочкам трупы, обрывки бумаги и т. п. (на что потребовалось значительное количество времени), можно было составить то, о чем ниже сообщаем. Трупы совершенно исковерканы. Больше всего изуродован  Федосеенко, череп которого собрать не удалось.
Подробный анализ трупов приводит к заключению, что команда погибла не от удушья или от других причин, а от сильного удара гондолы о землю. Отсутствие на участниках команды парашютов, закрытый люк и ряд других фактов указывают, что несчастье произошло для команды внезапно и застигло ее врасплох.
Катастрофа произошла так молниеносно и неожиданно, что команда не успела сделать самого элементарного, т. е. открыть люк. Трупы приведены в порядок, собраны по частям, уложены в гробы и доставлены на станцию Кодоскино, где и погружены в вагон».

usiskin2


Прощание: 2 февраля 1934 г.
Зачитанная на съезде радиограмма стратонавтов была напечатана всеми газетами страны, стала мировой сенсацией. Факт их гибели уже нельзя было спрятать.
Работу съезда пришлось прервать, так как 2 февраля все делегаты съезда вместе с жителями Москвы прощались с героями-стратонавтами. Из здания ЦИК СССР до Мавзолея Ленина урны с прахом Павла Федосенко, Андрея Васенко и Ильи Усыскина несли руководители страны: Сталин, Ворошилов и Молотов.
После траурного митинга урны были замурованы в Кремлевской стене. Все участники полета были награждены посмертно высшей наградой СССР того времени – орденом Ленина.


В памяти народа
Так неожиданно и трагически оборвалась жизнь начинающего физика Ильи Усыскина. Его коллеги по Ленинградскому физтеху станут академиками, примут самое активное участие в создании ядерного щита СССР. Их имена сегодня хорошо известны даже школьнику: Курчатов, Харитон, Арцимович, Кикоин, Александров, Алиханов и др.
В портретной галерее гимназии № 1
г. Пензы среди выдающихся выпускников школы можно увидеть портрет Ильи Усыскина.
Есть о нем некоторые материалы и в школьном музее. С 1995 г. премию его имени получают лучшие гимназисты, добившиеся больших результатов в физико-математических дисциплинах.
Ветераны пензенского краеведения Абрам Пекный и Владимир Ефремов уже много лет хлопочут об открытии Илье Усыскину мемориальной доски на школьном здании. Это предложение сегодня активно поддерживает и руководство гимназии. Ветераны также предлагают присвоить его имя одной из городских улиц.
Автор выражает благодарность за помощь в сборе материалов при подготовке статьи Владимиру, Льву и Александру Усыскиным (Москва), Евгению Наумову (Саранск), Этери Тер-Аракелян, Ольге Ивлиевой и Татьяне Фоминой (Пенза), Ренате Витман (Ленинград).

Поиск по сайту

Реклама