Самое читаемое в номере

Подъем экономики возможен только при условии массированного вливания в экономику денег

A A A

Нашел на днях у себя в архиве текст свой 5-летней или более давности. Наверное, он даже публиковался в «Улице Московской» в начале 2011 г.
Мне он показался еще более актуальным, чем тогда. И я послал его ряду читателей «УМ» с просьбой обсудить вопрос:  как увеличить совокупную денежную массу в обращении, чтобы стимулировать предпринимательскую активность и/или расширить покупательскую способность. И так ли уж нужен вариант управления экономикой при помощи режима дефицита денег.
Читайте ниже сокращенный вариант моего текста начала 2011 г. и первый комментарий в связи с ним.


Насколько верна та экономическая политика, которая не обеспечивает стабильного роста производства отечественной продукции, которая не приводит к росту конкурентоспособности российских товаров на мировом рынке, которая, наконец, гасит трудовую и предпринимательскую активность населения и выталкивает ее в сферу теневой экономики и занятости.
Для меня налицо две вещи, они взаимосвязаны.
Первая: экономике крайне не хватает денег. Все опросы, которые Институт региональной политики проводил в последние 10 лет, показывали, что главная проблема, которая осложняет людям жизнь, это нехватка денег. Так заявляли порядка 80% опрошенных нами респондентов.
Весьма убедительная цифра, которая говорит о том, что домохозяйства испытывали и продолжают испытывать крайнюю нужду в деньгах как в средстве обращения, т. е. для покупок товаров  и оплаты услуг, в том числе и для оплаты текущей задолженности по кредитам и процентов за кредиты.
Соответственно, и предприниматели постоянно выражают претензии по поводу того, что им весьма нужны деньги для развития производства, а взять кредит в банке затруднительно: либо не хватает залоговой массы, либо высоки ставки по процентам.
Вторая: политика, направленная на принудительное ограничение инфляции, исчерпала себя. Более того, та инфляция, которую правительство как бы сдерживает,  на самом деле является порождением политики правительства.
Если бы мы имели инфляцию спроса, при которой ресурсы отечественных производителей исчерпаны, а избыточный спрос на эту продукцию существует, то, конечно, такую инфляцию нужно сдерживать и ограничивать.
Но у нас сегодня инфляция имеет иное происхождение. Это постоянное номинальное повышение зарплаты и пенсий, инициируемое правительством в популистских целях. И это рост цен на сырье и энергию, что также инициируется и поддерживается правительством.
Поскольку повышение зарплаты в масштабе всей страны не уравновешивается таким фактором, как рост производительности труда и увеличение объема выпускаемой  за один час продукции, то издержки на единицу  продукции увеличиваются.
Соответственно, рост цен на энергию увеличивает издержки на производство и транспортировку продукции. Рост издержек на единицу продукции приводит к росту инфляции.
Инфляция такого типа держит экономику в постоянном напряжении и не дает ей развиваться. В длительной перспективе она гасит или душит предпринимательскую активность.
Единственное, для чего нужна такая контролируемая инфляция, это контроль над совокупной денежной массой, находящейся в обращении в стране. Если учесть, что деньги сегодня как средство обращения и накопления являются дефицитом, то контроль над ними является средством контроля за деловой частью общества.
На мой взгляд, экономическая политика, которая ограничивает совокупную денежную массу в экономике России, в краткосрочной перспективе приведет к экономическому застою, к деградации промышленности, к росту экономической зависимости России от стран Запада, к росту эмиграции экономически активного населения. И об этом пора говорить вслух.
Любая экономика развивается, если есть спрос и предложение. Спрос – это когда люди имеют потребности и одновременно деньги, чтобы эти потребности удовлетворять. Предложение – это когда деловые люди имеют идеи, как удовлетворить потребности других людей, и одновременно имеют деньги, чтобы наладить производство товаров и услуг по удовлетворению этих потребностей.
Сегодня ситуация в стране такова, что есть десятки миллионов людей с потребностями, но без достаточных денег. И одновременно есть миллионы людей с идеями и с готовыми производствами, но опять-таки без достаточных денег, чтобы осилить увеличение объемов производства.
По мнению некоторых экспертов, совокупная денежная масса (наличная и безналичная), находящаяся в обращении в экономике России, составляет порядка 17-20% официального размера ВВП. А взятая с учетом теневого сектора экономики, она падает до 9-10% ВВП.
Между тем даже в странах Латинской Америки совокупная денежная масса, находящаяся в обращении в экономике, составляет порядка 55%, а в развитых странах она достигает 90%.
Наверное, по поводу цифры 17-20% для России можно поспорить. Возможно, она больше – скажем, порядка 30-35%.
Предлагаю каждому, кто читает эту статью, порассуждать на уровне здравого смысла. Прикинуть, все ли товары и услуги, которые вы приобретаете или получаете, вы оплачиваете деньгами? Всегда ли вы платите за товар или услугу то, чего это стоит? Как часто вместо денег вы платили товаром или услугой?
Думаю, вы согласитесь: для нашей страны пока еще характерно наличие внеденежных отношений и расчетов.
Ясное дело, что в странах с высокоразвитой экономикой люди все продукты питания покупают в супермаркетах, куда эти продукты попадают от высокопроизводительных фермеров. А в России, в частности, в Пензе, значительная часть людей покупает продукты питания на местных рыночках, куда со своими продуктами приезжают или приходят бабушки с местных огородов или дач.  
Мне представляется, что подъем экономики возможен только при условии массированного вливания в экономику денег. Точнее – в случае, если совокупная денежная масса, находящаяся в обращении, будет в краткосрочном периоде увеличена в 3-5 раз. Мне возразят, что это приведет к гиперинфляции. Конечно, приведет, если не будет запущено отечественное производство и не будет увеличена производительность труда.
Есть и другое возражение. Дескать, все эти деньги будут вывезены за рубеж. И это вероятно.
Но на всякую хитрую ж.. есть свой винт.
Скажем, можно принять закон, запрещающий вывоз капитала в течение 5 лет, пока действует политика, направленная на увеличение в стране совокупного денежного обращения. А в последующие годы разрешить вывоз капитала только при условии, если обладатель денег доказал, что это прибыль от размещенного в России рентабельного производства.
Можно принять закон, по которому будет происходить ускоренное списание расходов предпринимателей на сооружения и оборудование.
Можно создать систему, по которой государство будет давать деньги банкам, а те – застройщикам или девелоперам на строительство жилья, при условии, что государство установит приемлемые и разумные цены и определит нормативы на сроки строительства.
Главное же в том, что застройщик, построивший жилье за счет таких средств, становится обладателем жилья и сдает его в аренду, чтобы со временем вернуть деньги банку, а тот – государству.
На самом деле возможно множество схем, по которым государство могло бы вбросить в экономику деньги и запустить производство. Ясное дело, что должны быть контролеры за этим процессом. И лучший вариант – возложить контроль на банки, т. е. на участников бизнес-процессов.

Комментарий


«Бизнес в неволе не размножается»
Да, монетарный способ управления остается одним из главных рычагов нынешнего правительства.
Только работает он исключительно в качестве тормоза. Предохранительного тормоза, спасающего финансовую систему от скатывания вразнос.
Умным людям, вроде Кудрина, давно понятно, если деньги в экономике берутся в основном от импорта сырья, а прочее хозяйство, кроме убытков, ничего не производит, при этом главной неэкспортирующей отраслью является финансовая, то сколько бизнесу денег ни давай, в условиях свободно конвертируемого рубля, рубли моментально превратятся в валюту и будут выведены из страны. Либо в явном виде, либо через потребительский импорт.
Той самой экономике, для которой эти деньги предназначены, они никак не достанутся. Ну, никаким рациональным образом!
Бизнес в неволе не размножается. «Кислотность» среды зашкаливает критические отметки. 75% экономики контролируют госкомпании, а частник решает одну единственную задачу – как государственные деньги превратить (распилить) в частные и с ними свалить.
Если ввести ограничения на валютные операции, как предлагает нам тов. Глазьев, то можно на что-то рассчитывать.
Только нужно отдавать себе отчет, что придется закрыть не только пути вывода валюты, но и выезд для граждан.
Иначе они просто разбегутся. Я думаю, что сегодня мы стоим в нескольких шагах от этого сценария.
Николай Овчинников, фермер

Прочитано 834 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту