Мёртвые не пьют

A A A

В Каменке разгорается полноценный скандал вокруг гибели велосипедиста. Согласно официальному заключению, его труп увезли из реанимации трезвым, однако в морг доставили пьяным. И теперь вместо одного уголовного дела, которое долго не могли возбудить, могут расследовать сразу два.


50 километров в час
Вячеслав Чебернин погиб 25 мая 2016 г. Ему был 71 год.
В тот день он возвращался с дачного участка, где наведывал помидоры. В Каменку возвращался на велосипеде. Обычно он ездил по обочине, однако на этот раз погода была дождливая, обочины в лужах. И он ехал по правому краю асфальта, который был мокрым.
Улица Ломовская находится при въезде в город. Автомобили спускаются сюда с высокой горы, при этом протяжённость наклонного участка дороги составляет около километра. Водитель сам выбирает, как вести себя на этом отрезке. Кто-то продолжает давить на газ, а кто-то включает нейтральную передачу и движется, слегка притормаживая. Потому что запаса скорости, что автомобиль набирает на спуске, хватает ещё на несколько сотен метров.
Как следует из показаний владельца ВАЗ-2105, он видел велосипедиста. Однако в тот момент, когда машина с ним поравнялась, тот якобы «неожиданно резко повернул в левую сторону».
По словам водителя, он двигался всего лишь со скоростью 50 км/ч. При этом сотрудник полиции зафиксировал, что «рычаг переключения коробки передач находился в режиме четвёртой передачи».
После столкновения с велосипедистом, красная «пятёрка» пересекла проезжую часть, слетела с 2-метровой насыпи, снесла металлический столб, металлические ворота и часть забора, который состоял из металлических профильных труб. Остановить автомобиль помогла яблоня, в ствол которой он и воткнулся капотом.
Велосипедист так и остался лежать на дороге. Он тяжёло дышал, глаза были закрыты, а из ушей текла кровь.
По мнению свидетеля Чистобаева, который видел «пятёрку» за несколько минут до аварии, автомобиль «ехал с большой скоростью, но какой именно – указать не может».
По словам гражданки Максутовой, которая проживает рядом с местом ДТП, она стала ругаться на водителя, «говорить, зачем он так гнал, что въехал во двор».

kamenka


«При ясной погоде и смешанном освещении»
Разобравшись в материалах проверки, сотрудник Следственного отдела ОМВД России по Каменскому району майор Плахов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
Из официального документа, подписанного им 24 июня, следует, что пенсионер Чебернин, который скончался на месте ДТП, находился в состоянии алкогольного опьянения и совершил внезапный маневр поворота перед автомобилем.
С этого вывода и начинается история, которую вот уже несколько месяцев обсуждают жители Каменки. И которая теперь может обернуться сразу двумя уголовными делами.
Прежде всего, в момент прибытия сотрудников полиции труп Вячеслава Чебернина отсутствовал на месте ДТП. Потому что сотрудники скорой помощи оперативно доставили его в травматологическое отделение Каменской межрайонной больницы, и врачи ещё три часа боролись за жизнь пенсионера. Вячеслав Чебернин так и не пришёл в сознание. В 14.40 у него остановилось сердце. А ещё через 30 минут после проведения реанимационных мероприятий врачи констатировали смерть.
Патологоанатом обнаружил у пенсионера закрытую черепно-мозговую травму с переломом костей свода и основания черепа, а также перелом трёх рёбер.
«И это при скорости 50 км/ч», – шепчутся жители на местном базаре.
Но ещё большее возмущение у них вызывает версия, будто Вячеслав Чебернин был пьяным.
«Моего отца знал весь окрестный район, и на похороны пришло около 200 человек, – говорит его дочь Марина Качурина. – Отец не курил и не употреблял алкоголь с 1972 г. Однако у него в крови обнаружили 0,8 промиле этилового спирта. Это две или три рюмки водки».
Вывод о том, будто Вячеслав Чебернин был пьян, сделан судебно-медицинским экспертом Алмазом Баткаевым. Как следует из его заключения № 136, вскрытие производилось «при ясной погоде и смешанном освещении». А при судебно-химическом исследовании в крови был обнаружен этиловый спирт.


Родная кровь
Для того чтобы добиться правды, Марина Качурина проделала невероятный путь. Она ходила в оперативно-розыскную часть собственной безопасности УМВД России по Пензенской области, областную прокуратуру, Следственный Комитет и Минздрав.
«Они потому и написали, что мой папа погиб на месте ДТП, чтобы убрать эпизод с больницей, – полагает Марина Качурина. – Сначала я просила следователя Плахова изъять историю болезни из архива больницы, но он отказал, пояснив, что она ему не нужна. Его начальник Медведев грубил мне: «Ваш отец был пьяный, чего Вы хотите? Не мешайте нам работать». Но как они работают, если человека сначала убили, а потом ещё и опорочили?»
После отказа в возбуждении уголовного дела Марина Качурина записалась на личный приём к начальнику следственного управления УМВД России по Пензенской области Галине Шабаевой. И та дала указание об изъятии материала проверки в Пензу.
Только после того как был сделан запрос в больницу, наконец-то выяснилось, что при поступлении у Вячеслава Чебернина брали кровь на анализ. И он оказался отрицательным на алкоголь.
После того как вскрылась история с кровью, Марина Качурина пережила ещё несколько постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако она решила идти до конца.
«Я добилась приёма у министра здравоохранения Стрючкова, – вспоминает она. – Там мне сказали, что была неправильная транспортировка крови, и она то ли зацвела, то ли прокисла. Директор областных судмедэкспертов приносил извинения, что «произошла ошибочка, Ваш папа был трезвый». Ничего себе – ошибочка! И как это – извините? Вы где работаете?! Министр Стрючков обещал разобраться и провести служебную проверку. Он сказал, что «покрывать своих я не буду, все виновные будут наказаны». Однако никакого наказания не последовало до сих пор».
Марина Качурина смогла пробиться даже к губернатору, в ходе приёма у которого заместитель министра здравоохранения ещё раз признала «такую ошибочку».
Заявление от неё поступило и в Следственный Комитет. На основе собранных данных могут возбудить уголовное дело против судебно-медицинского эксперта, который давал подписку об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
Ну, а попытки Марины Качуриной добиться прокурорской проверки закончились якобы потерей письма.
«Я получила письмо о том, что областная прокуратура перенаправила моё обращение в район, – сообщает Марина Качурина. – Звоню в районную прокуратуру: где моё заявление? А там не в курсе. Вроде до сих пор ищут».


Кто сидел за рулём?
По словам свидетелей, человек, который сидел за рулём, сразу повёл себя странно. Например, после отъезда скорой помощи он перенёс разбитый велосипед на противоположную сторону улицы.
Правда, в своих показаниях каменскому полицейскому он сказал совершенно другое: «Кто-то из лиц, находившихся на месте ДТП, убрал велосипед с проезжей части, но кто это сделал – не знает. Сам он никаких перемещений предметов, оставшихся после ДТП, не совершал».
При этом другие свидетели указывают именно на него.
Свидетель Абубикаров пояснил, что водитель «помог погрузить Чебернина в скорую помощь, а затем перенёс велосипед с места ДТП. Люди, находившиеся на месте, говорили, зачем он трогает велосипед. Тот ответил, что якобы его кто-то попросил, но он (свидетель Абубикаров – «УМ») не слышал, чтобы кто-то просил его это сделать».
То же говорит и свидетель Умярова: «Водитель перенёс велосипед на левую обочину, хотя другие люди ему говорили, чтобы он не трогал велосипед, оставил всё на месте».
По словам Марины Качуриной, из-за перемещения велосипеда теперь сложно сделать вывод, где именно находился её отец в момент столкновения.
Кроме того, 7 июля, в день вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, водителю вернули автомобиль. Несмотря на протесты родственников погибшего и их требования назначить автотехническую экспертизу.
Только на минувшей неделе уголовное дело по факту смерти было наконец-то возбуждено. После дополнительной проверки следственное управление регионального УМВД согласилось с тем, что для этого имеются веские основания.
Однако теперь выяснилось, что из-за упущенного времени автотехническую экспертизу провести невозможно. По словам Марины Качуриной, водитель уже уничтожил свою машину – куда-то сдал ещё в августе, и там её распилили.
«Следствие изначально хотело свалить всю вину на отца, – считает Марина Качурина, исходя из добытых ею данных. – По сути, они выдали мне поддельную экспертизу, что дедушка ехал пьяный, упал. И первые вопросы, которые интересовали следствие, это не скорость автомобиля, и не действия водителя по перемещению велосипеда. Следователи спрашивали меня и маму: «Где он мог выпить? К кому он мог заехать?» Наверное, им так было проще или выгоднее. А то, что мой отец якобы резко сделал манёвр влево, адвокаты говорят, что это распространённые показания водителей, которые хотят уйти от наказания».


«Неполно исследовал обстоятельства»
Как сообщает пресс-служба УМВД России по Пензенской области на редакционный запрос «УМ», «по итогам изучения материала было принято решение о его изъятии и передаче для проведения дополнительной проверки в специализированный следственный отдел СУ УМВД России по Пензенской области. Ход проверки находится на личном контроле заместителя начальника УМВД России по Пензенской области.
Назначена служебная проверка в отношении следователя СО ОМВД России по Каменскому району, который при проведении проверки по факту ДТП неполно исследовал обстоятельства случившегося».
«Отец по жизни был весёлым и неунывающим человеком, – вспоминает Марина Качурина. – Он никогда не сидел на месте. И если идёт в гаражи чистить снег, то чистил даже у соседей. Со всеми здоровался-кружился, никому не отказывал. Я понимаю, что его убили несознательно. И я не вампир, который требует посадить водителя. Я просто хочу, чтобы разобрались объективно и дали справедливую оценку. Чтобы перестали, наконец, врать и сделали то, что положено по закону. Раньше я думала, что это несложно. Но папа меня научил: всё очень сложно и темно в нашем городе».
«УМ» обещает следить за развитием событий.

Прочитано 950 раз

Поиск по сайту

Реклама