Вход для пользователей

Вези меня, маршрутка

A A A

В редакцию «Улицы Московской» пришел комментарий по поводу публикации «Перегруз» (выпуск от 10 июня 2016 г.). Читатель «УМ» Юрий Калдин продолжает тему, поднятую Владимиром Ининым, и рассуждает о проблемах пензенского общественного транспорта. Приводим краткий пересказ этого довольно-таки длинного письма.


Первое, на что обращает внимание Юрий Калдин, это проблема переполненных маршрутных такси. Он приводит пример из собственного опыта: «На остановке «Библиотека им. Лермонтова» водитель остановился, чтобы подвезти пожилую женщину с клюшкой. Открыв дверь, она спросила: «Есть в салоне сидячие места? Если нет, то я подожду следующую маршрутку». Водитель ответил, что свободные места есть.
Когда женщина вошла и увидела, что мест нет, то она сказала это водителю, который тут же тронулся с места и успокоил ее, что места будут.
На следующей остановке водитель так же сказал пожилой паре, что сидячие места есть, а когда выяснилось обратное, то посоветовал вошедшим сесть кому-нибудь на коленки, пока не будет выходящих. И что только не сделает с человеком желание заработать лишние 40 рублей, все-таки это лучше, чем 30 серебренников».

microbus


Юрию Калдину не нравится, что при посадке в маршрутки водители не обеспечивают безопасность пассажиров, не ждут, когда те рассядутся по местам без боязни упасть или удариться от резкого движения транспорта.
Читатель утверждает, что в муниципальных троллейбусах и автобусах дело обстояло иначе: «Мои знакомые, работавшие на городском транспорте, рассказали, как однажды изменилось отношение к работе у их коллег после того, как один из водителей был привлечен к уголовной ответственности за то, что одна из пассажирок упала в салоне троллейбуса и получила травму только из-за его неправильного вождения. Репрессии руководства коснулись многих водителей, да и сами руководители подверглись административным мерам воздействия, когда выяснилось, что данный водитель и ранее не дорожил безопасностью пассажиров.
Другие знакомые, работавшие когда-то водителями автобусов на пассажирском предприятии, при мне вспоминали, как, возвращаясь с маршрута, некоторые узнавали, что будут лишены части премии за то, что нарушили должностные инструкции, а то и не обеспечили безопасности пассажиров. И случаи были порой одинаковыми: плохо посмотрел в зеркало заднего вида и не заметил, что не все пассажиры вошли в салон или вышли из него; не дожидаясь остановки автобуса, открыл дверь, выпуская пассажиров, а то и просто не объявил остановку».
Калдин отмечает, что, хотя проблемы с водительскими кадрами в Пензе имеются, но за последнее время ситуация меняется в лучшую сторону: «Например, стали обращать внимание на общение водителей с пассажирами, изменился в лучшую сторону их внешний вид, на некоторых предприятиях на водителей надевают форменные куртки.
Намного реже стали звучать в салоне громкие блатные жаргонные песни, от которых некоторые мамы не хотели возить в маршрутках своих детей.
Постепенно отучили курить за рулем водителей, отравлявших здоровье пассажирам, находящимся в салоне».
Однако читатель сомневается, что владельцы частных маршруток предъявляют строгие требования к принимаемым на работу водителям. Им это просто не нужно, полагает он. Труд водителя маршрутки все-таки далеко не сахарный. А прибыль хочется получать постоянно, поэтому и выезжают некоторые «горе-водители» на маршрут каждый день.
Еще один пример из жизни: «Однажды я ехал с работы на маршрутке в кабине водителя. Поначалу я на него никакого внимания не обратил, пока меня не привлек его кавказский акцент при разговоре по телефону. Водитель берет с панели приборов из лежащего там пакета семечки и, не торопясь, отправляет горсть себе в рот.
Еду, думаю о своем. И вдруг подумалось: «А чем же он рулит?» Да ничем. В левой руке у него был телефон, в правой – горсть семечек. Делаю водителю замечание, что людей так не возят. «Извины, брат, я сычас за рулем», – говорит он кому-то по телефону и убирает семечки.
Примерно через месяц, выходя из маршрутки на своей остановке, я снова увидел за рулем упомянутого водителя. «Что, семечки кончились?» – спросил я его, увидев пустую панель приборов. – «Нет, вообще семечки разлюбил», – узнав меня, ответил он. – Только не знаю надолго ли».
Еще одна претензия Юрия Калдина к маршрутчикам – их машины зачастую не возят людей до позднего вечера: «Как это раньше городской транспорт перевозил всех до окончания рабочего дня, никого не высаживая в поздний час? Хоть до депо или гаража довезут.
Заставите вы сейчас водителя маршрутки ездить до определенного ему времени? Да и где оно прописано. Ни в салоне маршрутки, ни на указателях маршрутов на остановках этого времени нет. Да и самих указателей не стало, а где остались, там до сих пор можно увидеть номера несуществующих маршрутов».
Следующий пункт – несанкционированные остановки вне определенных маршрутом мест. Борьба с ними не имеет особого успеха.
Однако, отмечает Калдин, многое изменилось, когда в Ахунах водитель маршрутки высадил, не доехав ста метров до конечной остановки, двух студенток по их просьбе: «Откуда он знал, что девушки сразу за маршруткой будут переходить полупустынную дорогу, не увидев ехавший медленно встречный автобус, под колесами которого они погибли.
Но он должен был предвидеть аварийность ситуации и не выпускать пассажирок, не убедившись в безопасности на дороге. Много тогда было споров о том, кто виноват в трагедии. Только после этого лишние остановки «где удобно» стали исчезать».
Пишет Калдин и про чистоту в маршрутках. Она действительно оставляет желать лучшего. Иногда салон микроавтобуса запылен так, как будто в нем два выходных дня без остановки перевозили пассажиров на дачные маршруты. Никому чистота в салонах не нужна, кроме самих пассажиров. Впрочем, читатель замечает, что за последний месяц число грязных маршруток поубавилось.
Юрий Калдин полагает, что маршрутки не должны трогаться с места, пока все пассажиры не оплатят свой проезд. В других городах так и делается. Это занимает лишнее время, зато так будет безопаснее.
Юрий Калдин: «В статье «Перегруз» автор множество раз задает вопрос «Почему?». По поводу аварийности транспорта, вентиляции в салонах, информации о транспорте на остановках, почему именно такие маршруты в Пензе и именно в таких количествах. И сам же отвечает, что никто не может и не хочет нам ответить. Я отвечу на эти «почему» тем, что наши городские власти всегда устраивала такая ситуация с транспортом. Такой она стала давно, и все шло к тому, что муниципальный транспорт постепенно рассосется как нарыв и исчезнет с лица Пензы».
Читатель «УМ» приводит пример из своей жизни, как тяжело ему было добираться до Ахун, как неудобно были распределены маршруты. О своей проблеме Калдин написал в Администрацию г. Пензы и попросил пустить какой-нибудь маршрут до Ахун, следовавший по пр. Победы и ул. Коммунистической.
«Ответ из управления транспорта я получил в установленный законом срок, – пишет он далее. – К сожалению, это письмо на 4-х страницах у меня не сохранилось. На двух страницах мне подробно разъясняли, каким образом и по каким маршрутам можно до-ехать с пересадками до Ахун и как оттуда вернуться. Эти маршруты я и без них знал, даже помнил, когда они в Пензе появились.
А еще на одной странице мне сообщали, что в Пензе нецелесообразно иметь длинные автобусные маршруты, соединяющие разные концы города, и что автотранспортные маршруты города будут разрываться на крупных транспортных точках, таких как Центральный рынок и Пенза-1. Что ж, я стал пешком ходить до Пензы-1, а оттуда ездить очень рано утром на еще полупустом автобусе № 9 до с/х академии».
Юрий Калдин обращает внимание, что в это же самое время по городу ездили целых 4 длинных маршрута автобусов, которые соединяли разные концы города: №№ 54, 66, 70, 89. Принадлежали они корпорациям перевозчиков «Дилижанс» и «Меркурий».
Знакомый Калдина, имевший отношение к транспортной сфере, объяснил ему, что в структуре городской власти заседают представители частных компаний-перевозчиков, которые стали практически монополистами своей отрасли. И пока они у власти, таких длинных маршрутов, пользующихся особым спросом у пассажиров, в Пензе не будет. Кроме того, он предрекал, что муниципальный транспорт со временем придет в упадок, если власти не обратят на него особого внимания. Многих из сотрудников городского транспорта сократят, а к частникам устроятся не все. Также упадет профессиональный уровень водительского состава.
Юрий Калдин: «Тогда я не особенно задумывался над этими словами. Но ведь что-то в точности сбылось. Троллейбуса № 5 давно уже нет. «Четверку» тоже пытались убрать, оставив одни маршрутки в ее направлении. «Семерке» повезло, что город «Спутник» отстроили. Остальное сравнивайте сами – что сбылось, а что нет.
Кстати, лет 13 назад с одним из руководителей ООО «Дилижанс» – Фоминым О. В., я встречался по личному вопросу. В то время частные компании-перевозчики отменили в своих автобусах бесплатный проезд льготным категориям граждан.
Я спросил у Фомина, почему это сделано. Он мне ответил, что их автобусы перешли в категорию «заказных», а именно: заключили договора с предприятиями, расположенными по ходу движения, например, маршрута № 66, о перевозке их работников за плату. Других же граждан, входящих на остановке с этими «трудящимися», никто не будет выгонять из автобуса, но они приобретают статус «попутчиков» в заказном автобусе, и теряют право «пассажира» на льготный проезд.
Из советских времен я помнил, что такое «заказной автобус». Также мне вспомнилась из тех времен фраза одной миниатюры
Р. А. Райкина: «Ребята, вы хорошо (я подумал резче) устроились!» Но промолчал. Я знал, что у Фомина имелось юридическое образование, и напомнил ему, что федеральным льготникам их льготы может отменить только федеральный закон, а не локальные акты какого-нибудь предприятия. Все равно эту инициативу обжалуют через суд и отменят через некоторое время. Мне ответили, что, пока это некоторое время не пришло, льготники будут платить за проезд, да и в суд пока никто не обратился.
Конечно, потом все вернулось на круги своя, заказных автобусов не стало, а я тогда подумал, что если из-за прибыли можно один раз воспользоваться лазейкой в законе, а не дай бог, преступить его, как бы ни стало заманчивым сделать это и в другой раз. Однако не хочу все транспортные проблемы города свалить на одного Фомина».
Калдин полностью солидарен с читателем Владимиром Ининым в том, что сегодня необходимо проанализировать состояние пассажиропотоков в городе, выяснить, почему появляются новые маршруты и куда исчезают старые, проконтролировать качество пассажирских перевозок. Однако он считает, что никому, кроме пассажиров, это не нужно.
Юрий Калдин полагает, что люди, занимающиеся общественным транспортом, должны, как минимум, сами на нем ездить: «Наши избранники им давно не пользуются. И дети их не пользуются. Ну, не может здоровый человек понять все проблемы больного сам, да еще только на слух.
А вот если те, кто непосредственно должен решать эти проблемы, будут пару раз в неделю добираться на работу на муниципальном транспорте, показывая при этом билет за проезд, то они и проблемы пассажиров и нарушения перевозчиков увидят сами. Например, как они на службе могут предъявить билет на маршрутку, если им его просто не дали. Только в этом случае можно будет оценить стоимость проезда к качеству оказываемых услуг.
Пока наши чиновники напоминают мне декабристов, которые хотят что-то переделать, но при этом, цитируя классика коммунизма, «далеки они от народа».
В любой сфере бесконтрольность порождает беспорядок в работе, а безнаказанность – беспредел в действиях, так завершает свое письмо Калдин.

Поиск по сайту

Реклама