Вход для пользователей

Всего лишь визит

A A A

Русская агрессия подталкивает Финляндию и Швецию к вступлению в НАТО.


Владимир Путин, президент России, теперь редко бывает в Европейском Союзе. Когда же он всё-таки приезжает, то кажется, что он сделал это лишь для того, чтобы поправить забор или разразиться новыми угрозами. Во время своего визита 1 июля в Финляндию, у которой с Россией 1340 км границы, Путин сделал и то, и другое: его заверения звучали как угроза.
Слово «дружба», прозвучавшее из уст русского вождя, было воспринято в Финляндии как угроза. После неудачных попыток Сталина завоевать Финляндию в 1939, 1940 и 1944 годах, Советский Союз в 1948 г. навязал ей «договор о дружбе», ограничивший финский суверенитет. Он был расторгнут только в 1992 г. Позднее Финляндия вступила в ЕС, но осталась вне НАТО, о чём сейчас сожалеют многие финны.
Вооружённая интервенция Путина в Грузию в 2008 г. и на Украину в 2014 г. перевернула мировой порядок, утвердившийся после «холодной войны». Теперь он хочет внушить Финляндии, что безопасность её границ зависит от России.
И это не пустая риторика. В конце прошлого года Россия позволила 2000 беженцев из разных стран перейти границу, вынудив финнов принять их. В противном случае они оказались бы запертыми в пограничной полосе. Прекрасно зная, сколь тщательно Россия охраняет границу, финские власти сделали вывод, что Кремль посылает им сигнал: он ответит на любые шаги в направлении вступления в НАТО асимметричными мерами.
Возможно, что самым угрожающим заявлением Путина стало его утверждение, что «мы от финско-российской границы отвели наши войска на расстояние 1500 километров». (На самом деле это не так: хотя русские войска не развёрнуты вдоль всей границы, их новая Арктическая бригада размещена всего в нескольких километрах от Финской Лапландии.) Путин предостерёг, что если Финляндия вступит в альянс, Россия может вернуть свои войска назад.
Швеция также оставалась нейтральной и воздерживалась от вступления в НАТО, хотя Америка предоставила ей тайные гарантии защиты во время «холодной войны». Однако угрожающая поза России вынуждает Финляндию и Швецию углублять своё военное взаимодействие и начать обсуждение своего вступления в НАТО.
Финляндия не думает, что Россия будет нападать на неё, не в последнюю очередь, из-за финской военной мощи. Но её нервирует рост напряжённости, которая в Балтийском море уже вышла за все границы.
НАТО усилила там своё присутствие. Её особенно беспокоит 100-км Сувалкский коридор, соединяющий Польшу и Литву и разделяющий Белоруссию и Калининградскую область России. Сейчас он охраняется польским противотанковым артиллерийским дивизионом с устаревшим советским вооружением. Русский прорыв к Калининграду может перерезать сухопутное сообщение между Западной Европой и Прибалтикой.
«Сейчас страны Прибалтики невозможно эффективно защищать», – говорит Франсуа Хайзбург из Международного института стратегических исследований.
Если Россия перережет коридор, то единственным путём их снабжения останутся Швеция и Финляндия.
Финляндия понимает, что её вступление в НАТО является красной чертой для Москвы и может спровоцировать последнюю, на асимметричный ответ. Нийнистё пообещал провести референдум о членстве в НАТО, если правительство решится на вступление. Сейчас общественное мнение склонно выступать против этого шага. Но всё может измениться, если Швеция – ближайший союзник Финляндии – решит вступать.
А пока Финляндия, одновременно с обсуждением вступления в НАТО и налаживанием двусторонних военных связей с Америкой, пытается укреплять свои особые отношения с Россией.
Финляндия справедливо гордится тем, что смогла одновременно и справиться со своим трудным восточным соседом, и превратиться в процветающую западную страну с одной из самых сильных призывных армий в Европе. Но то, что работало против Советского Союза, может не сработать против России, которая виртуозно владеет искусством непредсказуемости и асимметричных действий. Существует риск того, что Россия может истолковать лавирование Финляндии скорее как признак нерешительности и слабости, чем как признак силы.
The Economist, 9 июля 2016 г.

Поиск по сайту

Реклама