Вход для пользователей

Новые угрозы заставляют НАТО и ЕС сотрудничать

A A A

Их штаб-квартиры в Брюсселе находятся на расстоянии всего трёх километров друг от друга. За долгие годы они бесчисленное количество раз говорили, что у них одни и те же интересы и ценности. 22 страны входят одновременно и в НАТО, и в ЕС. Но всякий раз оказывалось, что говорить о сотрудничестве между двумя организациями гораздо легче, чем осуществлять его на деле. Но, возможно, времена меняются.

Вожди обеих организаций надеются, что очередная встреча в верхах НАТО в Варшаве в июле ознаменует начало новой эры партнёрства ради защиты Европы.
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, бывший премьер-министр Норвегии, говорит, что эта «судьбоносная» встреча должна дать ответы на крупные вызовы, с которыми столкнулась Европа в последние два года.
Террористы устроили резню поклонников рока в Париже. Гражданская война в Сирии вызвала волну беженцев, которая захлестнула Европу.

diagram


Россия ведёт «гибридную войну» на востоке, сочетая использование регулярных войск, подрывную деятельность и дезинформацию. Все эти проблемы вынуждают НАТО и ЕС искать новые способы сотрудничества. «Мы осознали, – говорит один чиновник из НАТО, – что мы лишь один из инструментов».
ЕС и НАТО уже сотрудничали в прошлом. Более 10 лет назад ЕС использовал штаб-квартиру НАТО и её возможности в области военного планирования для умиротворения Балкан. Эти механизмы позволили НАТО поддерживать проводимые ЕС операции, не втягивая в них весь альянс.
Тем не менее, обе организации склонны действовать скорее параллельно, чем вместе, что ведёт к дорогостоящему дублированию и неразберихе. Отчасти в этом виноват давний конфликт между Турцией (членом НАТО, но не ЕС) и Кипром (членом ЕС, но не НАТО) по поводу оккупации первой северной части острова в 1974 г. Всякий раз Кипр мешает сотрудничеству.
В то же время Америка и такие наиболее проатлантические члены альянса, как Британия, всегда с подозрением относились к франко-немецким планам создания штаба военного планирования ЕС (и высмеивали идею армии ЕС).
Однако появление новых угроз, возможно, заставит Европу изменить свои позиции. Тактика гибридной войны, которую использовала Россия для присоединения Крыма и для того, чтобы вырвать восточноукраинский Донбасс из-под контроля Киева, требует не силового противостояния времён холодной войны, а какого-то другого ответа.
Необходимо одновременно использовать и дипломатические, и информационные, и военные, и экономические возможности. «Граница между войной и миром теперь размыта», – говорит Столтенберг.
Столтенберг ждёт от встречи решений по трём проблемам.
Во-первых, совместного заявления НАТО и ЕС по сотрудничеству в области противодействия гибридным, морским и компьютерным угрозам. Он называет его «демонстрацией воли».
Во-вторых, разработки сценариев противодействия различным гибридным угрозам, что должно повысить скорость принятия решений в случае их возникновения, когда все должны знать, что им делать.
В-третьих, проведения в следующем году совместных учений ЕС и НАТО для проверки готовности к отражению гибридных угроз.
Кризис с беженцами заставил Германию, Грецию и Турцию срочно обратиться за помощью в НАТО. Альянс совместно с пограничной службой ЕС оказал противодействие нелегальной иммиграции, собирая разведывательную информацию и сторожа Эгейское море и турецко-сирийскую границу.
Один из чиновников НАТО назвал эту ситуацию «вызовом стратегических пропорций», который требует использования вооружённых сил. Столтенберг указывает на то, что греческие и турецкие офицеры совместно служат в эгейской флотилии, которой командует Германия, как на пример сотрудничества между ЕС и Турцией под эгидой НАТО.
Угрозы безопасности подталкивают НАТО и ЕС к улучшению взаимоотношений. Но сомнения останутся до тех пор, пока политики ЕС не начнут относиться к этому вопросу более серьёзно.
Иэн Кёрнз, директор мозгового треста Европейской сети первенства, говорит: «На официальном уровне наблюдается большая активность, но главный вызов – политический». Он задаётся вопросом, будет ли работать идея разработки сценариев реагирования на различные гибридные угрозы; медленное принятие решений в ЕС может привести к тому, что кто-нибудь решит не торопиться следовать сценарию.
Американцы полагают, что больше сотрудничества между НАТО и ЕС – это прекрасно, но прежде всего они хотят, чтобы их союзники больше тратили на оборону.
Столтенберг соглашается, что ситуация, при которой Америка покрывает 72% расходов альянса, не является «устойчивой».
Но он замечает, что военные бюджеты европейских стран хотя бы перестали сокращаться в прошлом году, а 16 стран-членов даже увеличили их.
The Economist, 7 мая 2016 г.

Поиск по сайту

Реклама