После Бочкарева: в преддверии реконфигурации элиты

A A A

26 мая с. г. произошло знаковое для региональной элиты событие: указом президента Путина временно исполняющим обязанности губернатора Пензенской области был определен Иван Белозерцев. Соответственно, Василий Бочкарев, отбывший на посту пензенского губернатора 17-летний срок, был отправлен в отставку. За эти 17 лет Бочкарев, или наш Кузьмич, как называли его приближенные, стал поистине культовым персонажем для большей части элиты.

И не только потому, что сумел притащить в область миллиарды из федерального бюджета, за счет которых построили драматический театр, филармонию и киноконцертный зал, кардиоцентр, новое здание областной библиотеки, путепровод через Суру.
И не потому, что проявил исключительную политическую выживаемость и приспособляемость, сумел зачистить политическую поляну от любых конкурентов.
А прежде всего потому, что смог до совершенства довести свое искусство самопрезентации. Тот, кто помнит Василия Бочкарева времен его пребывания в кресле главы Администрации Железнодорожного района и может сравнить его как публичного оратора тех лет и последнего десятилетия, будет вынужден признать: Василий Кузьмич сильно вырос как оратор за годы губернаторства.

shpigel

И даже те руководители, в отношении которых он на совещаниях употреблял крепкие мужские выражения, не сильно обижались. Знали, что Кузьмич отходчив.
Но вот Бочкарев не у власти. А это значит, что с каждым месяцем он будет утрачивать позиции неформального лидера региональной элиты. Ведь у него больше нет властных рычагов, при помощи которых он мог одаривать преференциями членов своей клиентелы.
Совершенно очевидно, что ближайший год уйдет на переформатирование или реконфигурацию элиты. Ясно дело, что процесс этот будет двоякий. С одной стороны, им будет двигать новый губернатор. С другой стороны, и сама элита в лице наиболее активных своих членов будет пытаться влиять на этот процесс.
Понятно также, что действия губернатора по переформатированию элиты будут носить преимущественно публичный характер, а действия элиты скорее всего будут носить теневой характер.
Самым первым испытанием и для будущего губернатора, и для элиты в эти месяцы станут выборы губернатора, назначенные на 13 сентября.
Наверное, никто не сомневается в том, что губернатором будет избран Иван Белозерцев. В пользу такой версии в первую очередь приводят такой аргумент: на роль преемника Бочкарева его определил сам президент, а у нас в стране не принято возражать или тем более противодействовать президенту. Это, конечно, сильный аргумент, но только потому, что для нашего общества, в том числе и для Пензенской области, до последнего времени был характерен подданнический тип политической культуры: это когда люди преданы режиму, но участия в политике сами не принимают.
На самом деле фундамент для успеха Белозерцева на выборах заложен тем обстоятельством, что элита в предшествующие
17 лет губернаторства Бочкарева привыкла к подчиненному положению и к осторожности, отвыкла от самостоятельности и отказалась от попыток противодействовать или хотя бы слегка сопротивляться первому лицу.
Большая часть элиты признала верховенство Бочкарева в качестве хозяина и в той или иной степени вошла в его систему патрон-клиентских отношений. Это несло ощутимые выгоды для бизнеса и для статуса. Как минимум помогало избегать неприятностей или преодолевать их, когда они возникали.
В ситуации перелома (впервые за 17 лет), когда один вождь ушел, а другой только становится на ноги, когда ему приходится в преддверии выборов искать поддержку и признание внутри элиты, отдельные представители элиты и хотели бы изменить правила игры в свою пользу, но у них, судя по отсутствию публичных выплесков, это слабо получается. Либо переговорный процесс между Белозерцевым и теми, кто готов ему присягнуть, проходит в непубличной пока зоне.
Вообще, если судить по отдельным косвенным признакам, Иван Белозерцев, даже будучи пока лишь врио губернатора, демонстрирует поведение, сильно отличное от того, что он демонстрировал на посту председателя Пензенской городской Думы и председателя Законодательного Собрания области.
Очевидцы говорят, что он стал жестче, резче, агрессивнее. Это уже не  тот душка, который был готов почти любого выслушать и пообещать помощь в решении вопроса.
Логично предположить, что пока и Белозерцев присматривается к элите, и элита присматривается к Белозерцеву в должности врио губернатора.
Момент истины наступит 13 сентября. Выборы покажут, в какой мере Иван Белозерцев сможет рассчитывать на элиту.
В некотором смысле эти выборы можно сравнить с выборами 2002 г., когда Бочкареву противостоял Виктор Илюхин. Элита тогда тоже металась: одни в больше степени, другие – в меньшей. Нечто похожее можно наблюдать сегодня.
С той разницей, что в тот год отдельные элитные группы готовы были поддержать Илюхина (что означало отказать в поддержке Бочкареву), а в этом году  пока не определившаяся часть элиты, не имея фигуры, которую она могла бы противопоставить Белозерцеву, рассчитывает на низкую явку на выборах, что автоматически понизит уровень легитимности вновь избранного губернатора.  В данном случае я говорю о легитимности не в юридическом аспекте, а как о психологическом явлении.
Низкая явка на выборах 13 сентября – это существенный момент, который, если он случится на самом деле, обнажит реальное противоречие между вновь избранным губернатором и элитой.
В конце концов именно элита делает выборы. Она определяет, на кого делать ставку на выборах, она дает кандидату ресурсы, она приводит людей на выборы. И не только в прямом смысле – за руку тех, кто работает на предприятиях или в учреждениях, коими элита владеет и управляет, но и своим отношением и примером.
Факт такого противоречия в глазах Администрации Президента явится минусом не только для Белозерцева, на которого сам президент сделал ставку, но и для региональной элиты, которая покажет отсутствие сплоченности. Во всяком случае, если элита внутри себя не может договориться, то в качестве недоговороспособного  смотрится не только избранный при низкой явке губернатор, но и сама элита выглядит как недоговороспособная.
И это станет для вновь избранного при поддержке Кремля губернатора лишним поводом для переформатирования элиты.
Ясное дело, что для развития демократии нам нужны конкурентные группы внутри элиты. Желательно, чтобы смена элиты происходила путем нормальной конкуренции: и в сфере экономики, и в сфере политики.
Но если мы живем в том режиме, который у нас сложился, если контрэлита существует не параллельно старой элите, а как бы внутри нее, сначала скрыто, а потом обнаруживает себя, получив поддержку на самом верху, из Кремля, то нужно принять такую реальность и пытаться работать с ней.
В конце концов я всегда говорил, что нынешняя элита, как и элита конца 80-х годов, весьма неоднородна. В ней есть и консерваторы, и либералы, и западники, и патриоты. Всех их объединяет, как правило, одна фигура, первое лицо, которое создает неформальную сеть патрон-клиентских отношений.
И благодаря этим отношениям, собственно говоря, и функционирует в нашей стране (и в нашей области) экономика. И органы власти и управления тоже во многом функционируют на основе патрон-клиентских отношений.
Иметь свою клиентелу – это и обязанность, и право, и благо для тех фигур, кто хочет достичь успеха – собственности, власти, денег – в нашей стране.
Первейшей задачей Белозерцева по его избрании станет формирование собственной клиентелы, которая обеспечит ему возможность нормально управлять областью в условиях надвигающегося кризиса, т. е. в условиях сокращения официально доступных для него ресурсов.
В задачу тех представителей элиты, которые захотят выиграть от избрания Белозерцева, будет входить выторговать у него более благоприятные условия для своего бизнеса. Опыт такого рода в эпоху Бочкарева показывает: прежде чем торговаться с губернатором, нужно сначала ему предложить что-то существенное, чтобы он поверил в твои силы и возможности и согласился на сотрудничество с тобой.
Так или иначе, реконфигурация или переформатирование региональной элиты после 13 сентября – процесс вынужденный и объективный. Выиграет в нем тот, кто проявит инициативу и сделает первый ход.
Ясное дело, что губернатор будет вступать в контакт в первую очередь с крупными фигурами. Понятно также, что за предшествующие годы подросло поколение новых людей в бизнесе. Это по преимуществу люди в возрасте до 40 лет, устремленные на деньги, достаточно амбициозные, более прагматичные, нежели  их родители. Они скорее всего лишены налета романтизма в отношении темы общественного блага.
Можно предположить, что впереди нас ждет борьба за ресурсы, за передел собственности. И это в ближайшие месяцы может стать едва ли не самым важным фактором реконфигурации элиты.

«Клиентелу можно определить как группу солидарно действующих лиц, объединенных отношениями покровительства и личной преданности. В основе организации всякой клиентелы – взаимный услугообмен.  Обмениваются при этом не только денежными ресурсами, но вообще всем тем, что может составить ресурс на пути достижения цели. В качестве средства обмена выступают: должность, статус, престиж, репутация, информация, покровительство, защита, преданность. Всякий региональный политик, будь то губернатор или мэр, должен для обеспечения власти позаботиться о формировании своей клиентелы».
Валентин Мануйлов.  Губернаторские выборы в Пензе и становление гражданского общества. «Региональные выборы и проблемы гражданского общества в Поволжье».
Рабочие материалы Московского Центра Карнеги, М.: 2002, стр. 73.
Прочитано 1708 раз

Поиск по сайту

Реклама