Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

Как квартиры становятся нежилыми помещениями

A A A

dmitrichenko aО том, что ремонт бывает хуже пожара, в народе складывают пословицы. Вдвойне обидно, если ремонтируется твой сосед, а неприятности от этого – шум, грязь и осыпающиеся потолки – возникают у тебя самого. В подобных случаях нередко возникают жаркие споры и конфликты. Но бывают ситуации еще хуже, когда даже спорить и договариваться не с кем.

В редакцию «Улицы Московской» обратилась Нина Дмитриченко. Она проживает на втором этаже в доме на ул. Минской, 16а. Этот пятиэтажный дом – бывшее общежитие для водителей с квартирами-секциями, разделенными на несколько комнат. И на первом этаже этого здания с весны 2013 г. идет, то затихая, то вновь активизируясь, масштабный ремонт.
Начиналось все довольно мирно. По квартирам дома № 16а ходил человек и собирал подписи жильцов под разрешением на ремонт помещений на первом этаже с целью обустройства там стоматологического кабинета.
dmitrichenkoПредполагалось и обещалось, что ремонт будет чисто косметическим. Тогда многие жильцы поставили свои подписи, хотя сама Нина Дмитриченко этот процесс согласования не застала и ничего не подписывала.
В 2013 г. ремонт закончился, едва начавшись. Нина Дмитриченко предполагает, что хозяин помещений на первом этаже увидел, насколько ветхие стены и полы в здании, и решил продать эти площади. Осенью квартира на первом этаже была перепродана. Новый собственник решил сделать в этих помещениях магазин.
Магазин в доме жильцам не нужен, полагает Нина Дмитриченко. В соседних домах и без того хватает малых и крупных торговых точек.
Новый хозяин помещений на первом этаже повторно собирал подписи жильцов, теперь уже на строительство магазина. Но в этот раз он обошел жителей только 3 секций, а не всего дома. Это примерно 15 комнат из 156, имеющихся в доме. Нина Дмитриченко и на этот раз никаких подписей не ставила.
Тем не менее, с января 2014 г. ремонт начался в полную силу. Начались и проблемы. Периодически в доме выключается электричество, грохот и лязг стоят целый день, из-за постоянно вибрации отлетает кафель на полу. Из-за этих неудобств Нина Дмитриенко вынуждена надолго уезжать из собственной квартиры, чтобы отдохнуть от шума перфораторов. Таким образом, и ее комната постепенно становится «нежилым помещением». Во всяком случае, не слишком пригодным для жилья.
Под квартирой Нины Дмитриченко, прямо под туалетом, сейчас пробивают стену и делают дверь. Раньше в этом месте стояло окно. Перспектива слушать, как металлическая дверь на протяжении всего рабочего дня хлопает под ее квартирой, Нину Дмитриченко совершенно не вдохновляет. Звукоизоляция в здании практически отсутствует, что усугубляет проблему.
Помимо бытовых неудобств, существует еще одна серьезная проблема. Большие квартиры разделены на комнаты с помощью кирпичных перегородок. Они располагались друг над другом на всех этажах дома. И эти перегородки на первом этаже рабочие разбили кувалдами. Нина Дмитриченко опасается, что квартиры сверху могут попросту обрушиться, лишившись этих опор. Ее знакомый преподаватель из строительного университета разделяет эти опасения.
Нина Дмитриченко уже начала прикидывать, сколько она сможет выручить денег, если придется продавать свою комнату. И она обнаружила, что цена на ее собственность серьезно упала: с 1,1 млн. руб. до 600 тыс. руб. Из-за вибраций на первом этаже в квартире Дмитриченко появились трещины, окна и кафель на полу теперь требуют замены. А кроме того, никто не хочет брать квартиру с магазином внизу.
Другим жильцам дома № 16а тоже не слишком нравится происходящее. В адрес рабочих, делающих ремонт, периодически звучит ругань, разговоры с ними идут, мягко говоря, на повышенных тонах.
Нина Дмитриченко и сама пробовала договориться с работниками, но взаимопонимания с ними не нашла. Ремонт делают товарищи, которые почти не разговаривают по-русски. Их прораб также не слишком разговорчив. Его ответы ограничиваются тем, что он делает свою работу и ему тоже надо зарабатывать деньги для семьи.
Вообще, Нина Дмитриченко сейчас находится в информационном и коммуникативном вакууме. Документа с подписями жильцов она не видела, старшего по дому ей найти не удается на протяжении уже очень долгого времени. Кто сейчас владеет квартирой на первом этаже, она тоже не знает, и может только строить догадки.
Документа, дающего разрешение на перевод квартиры в нежилое помещение, Нина Дмитриченко также не видела. Впрочем, по почте приходило письмо из городской администрации, датированное 17 января 2014 г. В нем было сказано, что квартиры 22 и 22а в доме по адресу ул. Минская, 16а переводятся в нежилое помещение с целью их эксплуатации в качестве торговых помещений.
Основанием этого был назван приказ первого заместителя главы администрации Пензы по земельным и градостроительным вопросам от 16 января 2014 г. Фамилия этого заместителя в письме от Администрации почему-то указана не была.
Сейчас Нина Дмитриченко фактически осталась со своими проблемами один на один. Для других жильцов дома № 16а ремонт и его последствия, в общем-то, не слишком важны. Большинство из них лишь снимает квартиры в этом доме, а настоящие собственники редко там появляются. Тем не менее, мириться с проблемной ситуацией Нина Дмитриченко не желает. Помимо личного недовольства ремонтом, она высказывает сомнения в законности проводимых работ.
Нина Дмитриченко просит Прокуратуру и другие ответственные органы проверить, на законных ли основаниях владелец помещения делает перепланировку, не представляет ли она опасности для жизни и здоровья других жильцов, и имеет ли собственник право производить данный ремонт без согласия всех жильцов дома.

Прочитано 1915 раз

Поиск по сайту

Реклама