Горизонтальные связи против коронавируса

A A A

25 декабря 2020 г. Олег Шарипков, исполнительный директор Пензенского регионального общественного благотворительного Фонда «Гражданский Союз», рассказал «Улице Московской», как Фонд помогает преодолеть коронавирус.

В соответствии с Федеральным законом «О некоммерческих организациях» Пензенский региональный общественный благотворительный Фонд «Гражданский Союз» включен в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Номер в реестре 358190008.

– Олег, как Фонд помогает медикам справляться с коронавирусом?
– Да вот только сегодня мы развезли всяких средств защиты примерно на 2,5 млн руб. в три лечебных учреждения: онкодиспансер, детскую областную больницу и наши городские поликлиники (их 14, мы привозим в головную, на Володарского, а они сами раскидывают, куда надо).
– А конкретно что это и сколько?
– Это 140 тыс. масок, 100 многоразовых костюмов, 150 одноразовых костюмов, перчаток около 1200 пар и немного очков (они сейчас почти не требуются).
– А сколько всего вы поставили в штуках и деньгах, начиная с апреля-мая?
– Точно мы посчитаем через месяц, когда будем делать годовой отчет. Я думаю, примерно на 10-12 млн руб.
– Каким учреждениям вы помогаете с начала пандемии?
– К нашим обычным программам в этом году прибавилась большая околомедицинская часть – дополнительное снабжение больниц всякой всячиной. У нашего благотворительного фонда «Гражданский Союз» уже давно есть программа «Родник надежды», адресованная детским больницам и детским отделениям больниц. В этом году нам пришлось ее расширить, мы помогаем уже и взрослым больницам.
gsНас, как благотворительный фонд, заботит, чтобы в больницах были нормальные человеческие условия.
Мы продолжаем работать с теми, с кем давно работали: это детская областная больница, детское отделение онкодиспансера, детское отделение психиатрической больницы.
Соответственно, в этом году работаем не только с детским отделением онкодиспансера, а с онкодиспансером в целом. Если весной мы еще разделяли – что-то детскому отделению передавали и что-то всему онкодиспансеру, – то сейчас мы просто передаем в онкодиспансер.
Прибавились городские поликлиники и две районные больницы – Пачелмская и Сердобская.
И еще центры социальной защиты – мы через них передавали многоразовые маски, чтобы распространяли среди пожилых людей. Своим-то бабушкам мы сами раздавали и раздаем средства защиты, чтобы их оберегать (у нас есть программа по работе с людьми старшего поколения, 70 плюс).
А есть же еще куча людей, которые не входят в наши программы. Мы их не знаем, поэтому действуем через центр соцзащиты. Мы обзванивали все районы, кто-то говорил: нам надо, а кто-то: нет. Мы их просили, конечно, фотографии нам прислать, и они присылали фото, что действительно раздали маски каким-то бабушкам и дедушкам,
– Чем конкретно помогаете медицинским учреждениям?
– Вот сейчас купили кресло-коляску для перевозки больных, например. В детской больнице не было такого кресла почему-то. Покупали по осени рециркуляторы в детское отделение психиатрической больницы, чтобы можно было включать в присутствии детей.
А весной в детскую больницу покупали штук 200 ртутных градусников. Они пропадали куда-то, мы с трудом в разных регионах такое количество нашли.
Покупали антисептики, маски, перчатки, СИЗы, тазы какие-то, халаты. Просто все то, что по каким-то причинам не могут обеспечить из средств бюджета. Я не знаю по каким. Мы вопросов не задаем никому и не собираемся этого делать. Надо – привозим, не надо – не привозим.
Осенью все стали работать, с поставками стало легче, а весной это было тяжело. И на маски были космические цены. Условно, сейчас 14 руб., а весной было 36 руб. – у нас, в Пензенской области, потому что местный производитель переориентировался. А в других регионах до 200 руб. за многоразовую маску доходило, и мы отправляли по России маски нашим партнерам в Рязань, Тамбов, Саратов, Липецк, Воронеж.
В Сердобскую больницу даже аппарат ИВЛ поставили, стоимость у него около 900 тыс. руб.
Мы и с другими связывались, хотели подарить аппарат ИВЛ еще в одну районную больницу. Они сказали: «У нас специалистов нет таких, нам не нужно».
Кто-то, может, боялся. Немногие из медиков могут сказать: у нас в больнице вот этого не хватает.
Когда начинаешь спрашивать:
– У вас как там с масками, все нормально?
Говорят:
– Да, нормально.
– А вот 2 тыс. штук можем привезти. Надо?
– Надо.
Мы сначала в лоб спрашивали, чего не хватает, а потом уже научились с ними разговаривать. Говорим: мы привезем вам вот столько средств защиты. И, в общем, никто не отказывается.
Второе дно у всего этого есть, которое говорит о качестве управления. Еще по весне, когда мы увидели ситуацию, что ничего нет, стали обзванивать больницы, и вот что выяснилось. Где-то нам отвечали: мы предвидели, что будет вспышка гриппа, и заранее себе заказали маски, у нас на складе лежат сколько угодно. То есть в тех больницах, где менеджмент более-менее нормальный, кошмара не было.
– Откуда берутся деньги на покупку средств защиты и оборудования? Вам кто-то целенаправленно перечисляет?
– Во-первых, помогают пензенские предприниматели. Весной один пожелавший сохранить анонимность перевел 1 миллион. На той неделе другой дал нам масок почти на 2 млн руб. Такое, конечно, не каждый день бывает. В среднем от одной компании переводят от тысячи до 50 тыс. рублей.
Во-вторых, мы привлекаем деньги из разных источников.
Бывают, что нам привозят уже упаковки с товаром. Бывает, что переводят деньги, а мы покупаем, что нужно.
– Меня интересует, аппарат ИВЛ как появился?
– В Москве наши партнеры давали деньги на то, чтобы в глубинке были нормальные условия.
gs2– Эти московские бизнесмены – выходцы из Пензы?
– Нет, совершенно с Пензой не связаны, просто крупный бизнес, который может пожертвовать на благотворительность. И мы убеждали их, что надо давать на Пензенскую область.
– Важный вопрос: сколько людей пришлось дополнительно привлечь для помощи медикам?
– У нас в фонде полный день работают 6 человек, включая меня. А чтобы раздавать все эти штуки, мы просто писали в соцсетях. Вот сегодня тоже написал: кто может довезти до онкодиспансера три коробки? И сразу Александр Мухин и Антон Купрюшин отозвались. Кто первый написал, тому звоню. Приезжают, отгружаем, и все.
Благодаря тому, что работали волонтеры, мы никаких лишних людей не привлекали.
Весной бабушкам по субботам-воскресеньям развозили маски, средства защиты наши пензенские предприниматели. Тоже через сети говорил: кто может часа три повозить? И тоже набирали 5-6 человек. Среди них были и адвокаты, и юристы, и топ-менеджеры, и просто известные люди. И им было не западло потратить 3 часа своего времени, чтобы развезти по десяти адресам бабушкам маски. Так что горизонтальные связи работают. Сейчас помощь требуется от каждого, и, если есть возможность, почему бы не помочь.
– Но в соцсетях мнения о благотворительности разделились. Некоторые считают, что надо сильнее трясти госструктуры, чтобы финансирование было организовано так, чтобы в больницах всегда всего хватало. И якобы пока волонтеры будут заполнять дырки, незачем менять неповоротливые бюрократические механизмы.
– Мы придерживаемся вот какого мнения. Да, надо пинать чиновничий аппарат. Если есть профессионалы, которые могут это делать, пускай этим занимаются, например, коммунисты, Навальный.
Мы – благотворительный фонд (вдобавок еще и иностранный агент, не надо забывать об этом). Мы профессионально можем реализовывать благотворительные программы. Пока мы будем непрофессионально добиваться чего-то от государства, куча народа помрет.
Мы лучше сосредоточимся на том, что мы можем делать: привлекать средства и предлагать больницам нашу посильную благотворительную помощь. И считаем, из-за этого, может быть, даже кого-то спасли.

Екатерина Куприянова
Фотографии предоставлены фондом «Гражданский Союз»

Прочитано 692 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту