Стимулы для России: верховенство права и политическая конкуренция

A A A

Евгений Ясин, в 1994-1997 гг.  министр экономики России, а с октября 1998 г. научный руководитель НИУ «Высшая школа экономики», специально для читателей «Улицы Московской» – о стимулах экономического роста для России.

– Что бы Вы порекомендовали Правительству России сегодня для стимулирования экономического роста в тех непростых условиях, в которых находится экономика России? Именно в такой формулировке: не как выйти из кризиса, а как стимулировать экономический рост?
– Выход России из кризиса и переход её в состояние экономического роста и затем в процветание возможны в том случае, если мы решим две задачи.
Первая задача – верховенство права.
И вторая задача – политическая конкуренция.
Верховенство права нужно для того, чтобы у бизнеса и общества была уверенность в том, что если они имеют спор со своими партнёрами или людьми, которые нанесли ущерб, то они могут надеяться на решение суда и формулировки закона. Закон приобретает силу бoльшую, чем указания любого начальства.
А для того, чтобы это было не пустыми словами, нужна политическая конкуренция, которая обеспечивает давление на всю систему поддержания власти и исполнения законов. Чтобы законы поддерживались в соответствующем состоянии и исполнялись в решениях судов и органов исполнительной власти.
yasinГлавный пакет экономических реформ был проведен в начале 90-х годов. И там были либерализация цен, финансовая стабилизация, которая обеспечивает равновесие в экономике при свободных ценах, затем приватизация – это открытие экономики.
Почему я сейчас говорю о праве и политической конкуренции, которые лежат за пределами экономики? Именно потому, что это совершенно необходимые дополнения к тому, что сделано в рыночной экономике, для того, чтобы она работала нормально.
Западные авторы считают, что не доказана связь между экономическим ростом и демократией. Есть примеры, которые показывают экономический рост как при демократии, так и без демократии.
– Я не поддерживаю тех, кто говорит, что может быть демократия, при которой будет разрушение государства. Или может быть ситуация, когда нет демократии, но будет экономический подъём и т. д.
Я согласен с тем, что случаи бывают всякие. Потому что разные государства оказываются в разных условиях, где демократия может играть не такую важную роль, как другие обстоятельства, допустим внешние или ещё какие-то. Варианты могут быть разные.
Демократия и право играют позитивную роль для общества независимо от того, в каком положении находится экономика. Но они являются и очень мощными средствами для того, чтобы содействовать развитию экономики.
Я не могу сказать, что у нас вообще нет демократии. Потому что у нас есть много норм, которые соблюдаются. Если они не входят в противоречие с чьими-то могущественными интересами.
В мировой литературе есть такое понятие – дефектная демократия.
Вот мы находимся в таком определенном диапазоне между дефектной демократией и авторитаризмом.
Нам нужна нормальная демократия, привычка к ней. Потому что рыночная экономика без этого института хорошо работать не будет. То есть она работает, но она работает не очень хорошо, потому что она должна обеспечивать повышение эффективности экономики, повышение производительности.
Если этого не происходит, мы всё время отстаём. И сейчас как раз складывается такое положение, когда мы отстаём от развитых стран.
Темпы роста, предположим, в развитых странах – 1,5-2% роста. А у нас сейчас, извините, спад. А до этого было 0,6%.
В общем, для страны, которая прорывается в высшую лигу, этого совершенно недостаточно.
– Что еще, кроме демократии и политической конкуренции, Вы отнесли бы к факторам роста российской экономики?
– Сейчас происходит определённая социально-экономическая революция в мире. Она состоит в том, что мы переходим от индустриальной эры к инновационной.
Смысл в том, что вся эпоха промышленных революций была эпохой индустриализации, когда общество осваивало дешевые природные ресурсы.
Например, вместо древесного угля – каменный уголь, а вместо каменного угля или вместе с ним – нефть.
А ещё вместе с ними и электроэнергия. С промышленной революцией шла индустриализация.
Затем наступил 1973 г., была организована ОПЕК, и она объявила повышение цен на нефть в 3 раза, а потом повышение цен дошло до 10 раз. Напомню время, когда цена на нефть доходила до 150 дол за баррель.
А в начале 1973 г. она составляла примерно 3 дол за баррель.
И на первый план вышел вопрос повышения эффективности, повышения производительности.
А что является самым главным двигателем в тех условиях, когда вы не можете применять более дешевые сырые продукты? Инновации.
И давайте рассуждать о том, какие собственно факторы обеспечивают это.
А факторы такие, что мы должны иметь обстановку, благоприятную для инноваций. Это обстановка такая, когда вы имеете страну, в которой есть высокоразвитая наука и развито её практическое приложение, технологии.
Если этот сектор создан и обладает достаточными размерами, порядка 14-15% ВВП, это такой размер науки и инновационной индуксии, который обеспечивает экономический рост и смену технологий во всех отраслях.
А у нас на сегодня – 1,5%.
Создание среды для инноваций – довольно хитроумная задача, но она не невозможная. Потому что как раз в России довольно много людей, которые в этой области
располагают необходимыми природными данными.
Но, кроме природных данных, к этому ко всему нужно иметь образование. Потому что голова начинает работать тогда, когда она забита соответствующими данными, и на определённом уровне разработки каких-то проблем рождается инновация.
Поэтому образование, которое готовит учёных и образованных в научном плане технологов, – это ещё одна задача, которая должна быть решена и без которой никаких подвижек не будет.
При Сталине, а потом при Хрущёве были созданы мощные НИИ, которые обеспечили развитие страны, прорыв и т. д. Разве нельзя и сегодня пойти таким путём: волевым, диктаторским?
– Время изменилось. Когда было то время, львиная доля всех расходов на науку и на образование – это был военно-промышленный, оборонный комплекс.
Тот же Королёв мог пойти к первому секретарю и сказать: давайте так, мы вот это сделаем, но кроме этого давайте мы запустим корабль в космос, и кроме военных результатов вы получите ещё и идеологические результаты. Умные секретари соглашались, шли на это. И мы получили колоссальный прорыв.
Но мы должны знать, что успехи в области космической техники, атомной энергии в львиной степени обязаны успехам в решении задач оборонных, связанных с атомной энергетикой, ядерным оружием и космическим оружием.
Сейчас ситуация несколько иная. Мы имеем дело с экономикой другой структуры. При Сталине денег не считали. А сейчас доходы должны быть больше, чем расходы. Система должна быть рентабельной.
А перед Королёвым никто не ставил проблему рентабельности. В этом принципиальное отличие.
Каким образом можно решать задачу накопления капиталов для последующего инвестирования в производство в ситуации, когда имеет место дефицит денежных ресурсов?
– У вас есть первый выбор, который вы должны сделать: вы живёте в рыночной экономике или в социалистической, плановой? Потому что дефицит денег, товаров, инноваций – это всё категории плановой экономики.
А здесь есть рынок, есть его равновесие. И вы должны с ним считаться независимо от того, нравится или нет.
Но когда вы хотите поменять структуру и сделаться такой страной, которая в большей степени живёт не продукцией с нефтяной промышленности и сельского хозяйства, а, предположим, продукцией инновационных стартапов, то вам необходимо подумать.
И это будет программа не на один год. Создать обстановку, в которой люди, имеющие голову на плечах и способные что-то придумывать, чувствовали бы, что они имеют какое-то преимущество.
Если вы живёте в рыночной экономике, она должна быть сбалансирована. Вы не можете нарушать её законов, но вы можете сказать: определенную долю я все-таки беру в бюджет или создаю специальный фонд, как когда-то выстроил Витте.
Та же самая ситуация опять будет у нас, и никакого другого выхода у нас нет.
В каком году мы догоним Америку, я сказать не могу. Но мы должны встать на этот путь и должны каждый раз прежде всего опираться на бизнес, науку, делать рынок равновесным и для каждого ставить свои задачи. А не так, что наверху сидит генеральный секретарь или какие-то умники и что-то решают. Нет. Это рыночная экономика. И вы в ней сами нащупываете где и что.
А сами – это значит довольно большое общество, где есть свои философы, журналисты, публицисты, которые раскрывают наши проблемы, наши задачи, а мы проникаемся этим и работаем.
Я считаю, этот механизм у нас только появляется, его не было 75 лет. И пока ещё мы его не очень построили.
Но вот это и есть наш путь.

Прочитано 862 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту