Навстречу промежуточным выборам в США

A A A

usa a4 ноября в США избирают Палату представителей, 1/3 Сената и большинство губернаторов штатов. «Улица Московская» предлагает анализ специфики социально-экономического и внутриполитического развития США, подготовленный специально для наших читателей кандидатом исторических наук Михаилом Зелёвым.

Консервативный реванш (1980–2000-е гг.)
США очень сильно отклонились в последние десятилетия от общих для развитых постиндустриальных стран тенденций развития. Нигде больше тенденции к демонтажу наследия  «золотых тридцати лет» (1945-1973 гг.) с их интенсивным перераспределением доходов между богатыми и бедными, активнейшим государственным регулированием экономики, развитой системой социального обеспечения не достигли такой исключительной силы, как в США.
Достаточно обратить внимание на огромное различие в уровне неравенства по доходам. Коэффициент Джини в США теперь необычайно велик (0,45). Компанию американцам составляет только Сингапур (0,46).
Все остальные развитые страны имеют гораздо большее равенство по доходам среди своих домохозяйств. Коэффициент Джини находится у них в диапазоне от 0,23 (Швеция) до 0,37 (Япония и Израиль).
Что же случилось с Америкой?
Вплоть до 1980 г. США имели гораздо больше общего с развитыми странами Европы. Тенденции социально-политического развития в них в целом совпадали.
Республиканская партия после поражения в 1948 г. прекратила попытки подвергнуть ревизии достижения «нового курса». Все республиканские президенты 1950-1970 гг. (Дуайт Эйзенхауер, Ричард Никсон, Джералд Форд) стояли на платформе «нового курса».
Бесспорно, в американском обществе, как и обществах других развитых стран, всегда сохранялись силы, заинтересованные в ревизии наследия кейнсианского «нового курса». Это финансовый капитал, недовольный жёстким регулированием данного сектора государством. Это средняя буржуазия, страдавшая от «засилья» профсоюзов.
usaСвои резоны сопротивляться активному государственному регулированию были у представителей добывающей промышленности. Но долгое время они не имели никаких шансов победить на выборах. Широкие народные массы США вовсе не горели желанием вернуться в «позолоченный век» неравенства, нищеты, кризисов.
Когда в 1964 г. республиканцы выдвинули кандидатом в президенты ярого противника «нового курса» Барри Гоулдуотера, то он потерпел закономерное сокрушительное поражение.
Консервативный реванш был возможен лишь в том случае, если бы удалось надолго отколоть значительную часть рядовых избирателей от коалиции «нового курса» и «великого общества», вынудить голосовать их вопреки своим классовым интересам. Это было совершенно невероятно в большинстве развитых стран.
Но в США, благодаря особой расовой структуре общества, возможности для такого раскола коалиции существовали. Нужно было лишь умело эксплуатировать расовые предрассудки, прежде всего среди белых бедняков-южан.
Расовая разобщённость играет ключевую роль в формировании представлений о малоимущих. Поскольку среди беднейших американцев абсолютно преобладают расовые и национальные меньшинства, то любые перераспределительные мероприятия, основанные на величине дохода, неизбежно будут обращены в пользу таких меньшинств.
Противники перераспределения доходов в США стали постоянно разыгрывать расовую карту в борьбе с политической стратегией левого крыла, особенно после того, как традиционно доминировавшая на многонаселённом Юге Демократическая партия взяла в 1960-е гг. курс на отмену расовой дискриминации и сегрегации.
Неудивительно, что, когда в 1965 г. был принят Акт о гражданских правах, либеральный президент Линдон Джонсон сказал своему помощнику: «Я думаю, мы только что преподнесли весь Юг Республиканской партии до конца моей жизни, да и Вашей тоже».
Конечно, свою роль в подготовке консервативного реванша сыграла  и опора на консервативные ценности и религиозность населения Юга, Великих равнин и Горных штатов, а также на столь распространённую в США в годы «холодной войны» антикоммунистическую паранойю.
Но всё-таки главным здесь был расовый фактор. Именно он привёл к тектоническим сдвигам в настроениях американских избирателей.
В 1970-е гг. противники «нового курса» взяли под контроль Республиканскую партию, а в 1980 г. на волне недовольства общества энергетическим кризисом, опираясь на расистски настроенный белый электорат Юга, впервые провели в президенты своего ставленника Роналда Рейгана.
С приходом к власти консерваторов был запущен механизм, способствовавший дальнейшему укреплению их позиций. Снижение налогов на богатых приводило к росту их финансовых возможностей.
Это позволяло тратить значительно большие средства на проведение избирательных кампаний, на создание консервативных телеканалов и радиостанций, на финансирование «мозговых трестов», вырабатывавших консервативную политику.
Это вело к новым электоральным успехам консерваторов, что, в свою очередь, способствовало новому снижению налогов, новым шагам в области дерегулирования экономики, подавлению профсоюзного движения.
О том, как консерваторы блестяще манипулируют сознанием избирателей-трудящихся в американской глубинке, писал в своей вышедшей в 2004 г. книге «Что случилось с Канзасом?» американский политолог Томас Фрэнк: «Этот трюк никогда не устаревает, а иллюзии никогда не утрачиваются. Голосуешь за запрет абортов – получишь снижение налога на прирост капитала. Голосуешь за сильную страну – получишь деиндустриализацию. Голосуешь за увольнение политически корректных университетских учёных – получишь дерегулирование сферы энергетики. Голосуешь за избавление от гнёта правительства – получишь повсеместное распространение суперкорпораций и монополий – от СМИ до расфасовки мясных продуктов. Голосуешь за решительную борьбу с терроризмом – получишь приватизацию системы социального страхования. Голосуешь против элитизма – получишь социальный порядок, при котором концентрация богатства достигает беспрецедентного уровня, рабочие отстранены от власти, а доходы менеджеров превышают все мыслимые пределы».
Апофеоза политика консервативного реванша достигла в годы правления Джорджа Буша-младшего. В этот период неравенство, снижение социальных расходов и дерегулирование экономики достигли эпических масштабов. В 2005 г. сам президент заговорил уже о необходимости частичной приватизации системы социального страхования и введения личных страховых счетов. Самые отчаянные консерваторы призывали отменить минимальный уровень зарплаты и налог на наследство и позакрывать половину всех контролирующих правительственных агентств.
При этом происходило падение реальных доходов населения. С 1973 г. по 2005 г. медианный реальный доход домохозяйства вырос на 16%. Но нужно учитывать, что в начале 1970-х гг. большинство рабочих ещё могли себе позволить содержать неработающую жену.
Сейчас это большая редкость. В большинстве американских семей работают оба супруга. Если же брать реальную медианную зарплату мужчин в возрасте от 35 до 44 лет, то она за этот же период снизилась на 12%.
usa2Правительство Дж. Буша пыталось компенсировать падение реальных доходов населения за счёт вакханалиии потребительского и ипотечного кредитования.
В результате суммарная задолженность домохозяйств достигла к началу 2008 г. 135% ВВП (в еврозоне – 43%). В США в кредит покупались 87% домов и около 70% новых автомобилей (в еврозоне – 36% и 27%).
Безумие консерваторов проявилось не только в экономической, но и во внешней политике. На террористические акты 11 сентября 2001 г. правительство ответило развязыванием двух совершенно ненужных войн: афганской и иракской.
Как писал в 2008 г. в книге «Пределы силы» известный американский политолог Эндрю Басевич: «Импульсы, вовлёкшие нас в войну без конца и выхода, исходят изнутри нашего общества. Внешняя политика на протяжении десятилетий выступает средством выплёскивания вовне исконно американских амбиций, стремлений и страхов. А в наше время она во всё большей степени становится и выражением внутренней дисфункциональности – попыток сгладить противоречия, пронизывающие американский образ жизни, или оттянуть момент их обострения. Именно эти противоречия проявляются в непреходящем состоянии войны, в котором погрязли сейчас Соединённые Штаты».
Игнорирование законов экономики и социологии не могло долго оставаться безнаказанным. Расплата за политику консервативного реванша оказалась для американского общества крайне тяжёлой.
Дерегулирование экономики, падение реальных доходов населения не могли не привести к колоссальному кризису перепроизводства, как только лопнул кредитный пузырь на рынке недвижимости. Такого кризиса американская экономика не знала с 1930-х гг.
Но кризис снял лишь самые поверхностные экономические и социально-политические проблемы. Многое из наследия эпохи консервативного реванша будет ещё долго тормозить развитие американского общества.
Долгие десятилетия экономии консерваторов на модернизации транспортной и энергетической инфраструктуры привели к их серьёзному износу и нехватке пропускных мощностей.
Игнорирование проблем школьного образования консерваторами привело к тому, что в 2012 г. ОЭСР зафиксировала, что, например, по математике американские школьники уступают не только своим сверстникам из многих других развитых стран, но и новым индустриальным Польше, Вьетнаму, Чехии, Португалии, Словакии и даже сырьевым Австралии, Норвегии и России.
Система здравоохранения крайне неэффективна. При колоссальном уровне расходов на здравоохранение (18% ВВП, 1-е место в мире) США имеют, наряду с Данией и Финляндией, самую низкую среднюю ожидаемую продолжительность жизни (79 лет) среди развитых стран (в Японии – 84 года). Только сейчас в результате реформы Б. Обамы американцы подходят к всеобщему медицинскому страхованию, давно уже ставшему нормой в других развитых странах.
Ситуация с колоссальным неравенством в доходах, недоступностью высококачественных среднего образования и здравоохранения для широких слоёв населения препятствует накоплению человеческого капитала, а значит, и подготовке высококачественной рабочей силы, что в перспективе подрывает конкурентоспособность американской экономики.
Высокий уровень неравенства способствует социальной дезинтеграции, размыванию социальной солидарности, что выливается, прежде всего, в самый высокий, по меркам развитых стран, уровень преступности – 4,7 умышленного убийства на 100 тыс. населения в год (у ближайшего «преследователя» Тайваня – 3, а у Сингапура – всего 0,2 убийства).
Обратной стороной ситуации с преступностью является самое высокое в мире число заключённых на 100 тыс. человек – 707 (у ближайшего «преследователя» из развитых стран Израиля – 249, у Японии – всего 51) с соответствующим бременем бюджетных расходов.
Президентство Барака Обамы
Закономерным результатом тяжелейшего экономического кризиса и двух безумных и затяжных войн стало поражение консерваторов на всеобщих выборах 2008 г. и приход к власти либералов.
Правительству Б. Обамы, несмотря на сильнейший саботаж со стороны консервативной оппозиции и благодаря верной поддержке со стороны ФРС, удалось восстановить докризисный уровень экономики и перейти к устойчивому экономическому росту.
До того, как на промежуточных выборах 2010 г. большинство в Палате представителей захватили консерваторы, заблокировав программу преобразований правительства, Б. Обаме удалось провести две фундаментальные реформы, которые в будущем сильно повысят конкурентоспособность и устойчивость развития американской экономики – здравоохранения и финансового регулирования.
Реформа здравоохранения, как и все подобные реформы, призвана решить две проблемы: сделать доступным высококачественное медицинское обслуживание для всех и снизить расходы на здравоохранение за счёт переноса акцента с дорогостоящего лечения сильно запущенных заболеваний на профилактику.
Особенности политической ситуации в США не позволили Б. Обаме добиться этих целей самым простым путём, воспроизведя практику других передовых стран. Совершенствование системы – дело будущего. Но главная цель достигнута. Число незастрахованных в США будет сведено к минимуму.
При этом не стоит принимать за чистую монету широкое общественное недовольство реформой. Это не более чем эмоциональная реакция консервативного электората, живущего во многом в искусственном мире, созданном правыми телеканалами и радиостанциями, на ненавистное имя Обамы.
Когда тем же людям предлагают оценить конкретные положения реформы, не упоминая имени президента, то они демонстрируют им самую горячую поддержку. Неизбежно реальность будет постепенно пробиваться сквозь стену консервативной пропаганды, и реформа здравоохранения войдёт в историю как одно из самых важных достижений национальной истории.
Огромное значение будет иметь и реформа финансового регулирования 2010 г. (закон Додда – Фрэнка). Она призвана обратить вспять все те шаги по дерегулированию финансового сектора, что были предприняты, начиная с 1980-х гг., и способствовали наступлению кризиса 2008 г.
Кроме того, правительству Б. Обамы удалось поднять максимальную ставку подоходного налога с 35 до 39,6%, что стало маленьким, но верным шагом на пути снижения неравенства в доходах.
В области внешней политики Б. Обаме удалось решить самую чувствительную для американского избирателя проблему – завершить сухопутную операцию в Ираке. Пока не удаётся сделать то же самое в Афганистане, но в любом случае война там перешла в вялотекущую фазу.
Что же касается других достижений и неудач во внешней политике, то они имеют нулевое воздействие на настроения американских избирателей.
Специфика промежуточных выборов
Прогнозировать результаты промежуточных выборов очень легко. Победят консерваторы. Они сохранят и даже укрепят своё большинство в Палате представителей и захватят большинство в Сенате. Но эту победу не стоит переоценивать, а уж тем более делать на её основании какие-либо прогнозы на 2016 г.
Во-первых, промежуточные выборы традиционно привлекают значительно меньшее внимание избирателей, чем всеобщие. Ходит на них в большей степени недовольный, а, следовательно, оппозиционный избиратель. На этот раз это консерваторы. Сделаем к тому же поправку на большую дисциплинированность консервативного электората.
Во-вторых, в этом году на выборах в Сенат голосуют те штаты, что выбрали своих сенаторов в 2008 г. на волне триумфальной победы Б. Обамы. Тогда сенаторы-либералы оказались избраны во многих небольших и не слишком либеральных штатах. Именно в таких крайне неустойчивых в своих симпатиях к либералам штатах консерваторы легко смогут прибрать к рукам сенаторские кресла.
Переход Сената под контроль оппозиции ничего не изменит в реальной расстановке сил в Вашингтоне. Паралич власти сохранится. Все безумства консервативной оппозиции будут с лёгкостью блокироваться вето президента. Оппозиция же не даст ни малейшего шанса инициативам Барака Обамы.
В свете же того, что мы ждём от 2016 г., грядущую победу консерваторов вообще стоит назвать пирровой.
Перспективы 2016 года
2016 год будет годом либерального триумфа.
Во-первых, скажется экономический подъём. Навредить здесь консервативная оппозиция уже не сможет.
Во-вторых, широкие слои избирателей смогут к тому времени хорошо осознать всю прелесть наличия дешёвой добротной медицинской страховки в результате реформы Барака Обамы.
Поэтому не составляет особого труда предсказать, что следующим президентом США через 2 года будет избрана либералка Хиллари Клинтон. К тому же либералы гарантированно отвоюют большинство в Сенате. Гораздо труднее предсказать результаты выборов 2016 г. в нижнюю палату. Уверенности, что либералы завоюют большинство и там, пока нет.
В лице Х. Клинтон США получат на редкость опытного и подготовленного в разных сферах экономической, социальной и политической жизни президента. Её карьера – первая леди, готовившая неудачную реформу здравоохранения при
Клинтоне, сенатор от Нью-Йорка, государственный секретарь – оставляет мало места для сомнений. Не будем списывать со счетов и её электризующее влияние на женский электорат.
Пока ещё очень рано прогнозировать, кто станет соперником Х. Клинтон у консерваторов. Во всяком случае, можно констатировать, что деятелей такого же масштаба, опыта, ума и популярности, способных предложить позитивную повестку дня, в Республиканской партии пока не видно.
Испортить перспективу победы в 2016 г. либералам могут лишь они сами. Но, учитывая, что в Белом доме сейчас работает один из умнейших президентов последних десятилетий, ожидать этого сложно.
Заря либеральной эры?
Похоже, что 2008 г. стал годом перелома, после которого консервативная волна пошла на спад, а США постепенно начинают возвращаться в общую для постиндустриальных стран колею, откуда они были выбиты в 1980 г. И дело здесь не только в личностях Б. Обамы и Х. Клинтон. В стране происходят серьёзные демографические сдвиги, делающие успехи консерваторов всё менее вероятными.
Отмечу лишь два из них.
Во-первых, массовая иммиграция из Испанской Америки, особенно из Мексики, приводит к быстрому росту числа испаноамериканцев среди американских избирателей. Испаноамериканские избиратели в силу ряда причин в массе своей голосуют за либералов.
Во-вторых, проникновение передовых высокотехнологичных отраслей промышленности, научно-исследовательских центров и университетов на Юг постепенно меняет социальный состав и политические настроения южан.
Вряд ли стоит ожидать от высококвалифицированных рабочих, инженеров, программистов, биотехнологов, профессоров, студентов больших симпатий к политическим взглядам людей типа Джорджа Буша-младшего, Джона Маккейна или Уилларда Ромни. Хотя бы из-за их явного антиинтеллектуализма.
Буквально за десятилетие Виргиния превратилась из бастиона консерваторов в бастион либералов. А сейчас мы видим, как «Исследовательский треугольник» постепенно трансформирует в том же направлении политический пейзаж Северной Каролины. И уже мы можем наблюдать, что либералы всерьёз стали бороться за оплот консерваторов Джорджию.
В результате консерваторы утратили шансы захватить Белый дом в обозримой перспективе. Они могут рассчитывать на кресло президента, только если выдвинут человека, признающего завоевания «нового курса», «великого общества» и реформы здравоохранения Б. Обамы. Зная ситуацию в партии, пока на это рассчитывать не приходится. Там пока доминируют люди, не желающие считаться с реальностью.
Пока консерваторы ещё могут рассчитывать на победы на парламентских выборах или на выборах губернаторов. Они могут вставлять либералам палки в колёса, но не более того.
А это значит, что США очень медленно, постепенно будут становиться всё более похожими на развитые страны Европы.

Прочитано 1059 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту