Самое читаемое в номере

Возрождённый город

A A A

Как похорошел Нью-Йорк после 11 сентября 2001 г.! То был худший день в его истории, но он дал толчок преображению города.

Утром 12 сентября 2001 г. измотанные спасатели искали выживших на всё ещё окутанных дымом развалинах, а остальные ньюйоркцы ждали новых нападений. Тогда погибло 2743 человека. Почти все они были жителями этого города.
После этого Америка развяжет две долгие и дорогостоящие войны и растратит свой нравственный авторитет в тюрьмах Гуантанамо и Абу-Граиб. В известном смысле эта страна сейчас хуже, чем была 10 сентября 2001 г. Она более тревожная, более поляризованная и менее доверчивая.
Но вот Нью-Йорк стал лучше. Восстановление Нижнего Манхэттэна послужило катализатором для перестройки и переосмысления градостроительной политики в районах, далёких от зоны разрушений того ужасного дня.
Ветер разносил дым, пепел и пыль во все стороны от места нападения. Но постепенно во все стороны от него стал распространяться и строительный бум. От Трайбеки он протянулся к Челси, а затем охватил все пять районов города, в том числе такие давно заброшенные кварталы, как Джамайка и Флашинг в Куинсе, Сент-Джордж на Стэйтен-Айлэнде и набережную Бруклина.
Нью-Йорк стал «величественнее, чем когда бы то ни было», говорит Дэн Докторов, бывший заместитель мэра. Мало кто мог предсказать такое развитие событий в те месяцы, когда продолжалось горение в огромной яме площадью в 6,5 га. Для ньюйоркцев, потрясённых 11 сентября, восстановление города стало способом сплотиться и не позволить террористам почувствовать себя победителями.
new yorkНачалось преображение Нижнего Манхэттэна – крупнейшего делового района Америки. Раньше там жило всего 23000 человек. Этот квартал пустел каждый вечер, когда конторские работники, занятые преимущественно в сфере финансов, страхования и недвижимости, разъезжались по домам.
Всемирный торговый центр, о котором сейчас вспоминают с тоской, тогда не любили. Этот комплекс зданий перекрывал целые улицы, отрезая прилегающие кварталы. Его подземный торговый центр, популярный у пассажиров электричек, лишал покупателей уличные магазины.
«Очень редко можно было увидеть человека, выгуливающего собаку или катающего детскую коляску», – вспоминает Роберт Маккэй, юрист, работавший в этом районе.
Майкл Блумберг, миллиардер и магнат из сферы средств массовой информации, в то время бывший членом Республиканской партии, был избран мэром спустя всего два месяца после нападения и отчасти благодаря ему: республиканцы побеждают на выборах мэра в этом преимущественно демократическом городе лишь во времена кризисов. Он призвал деловые круги внести свой вклад в восстановление города. «Сейчас не время покидать Большое Яблоко», – сказал он в своей речи при вступлении в должность.
Некоторые компании переехали в соседние кварталы Манхэттэна. Так поступила, например, Cantor Fitzgerald. Она потеряла тогда 658 человек – всех, чьи рабочие места находились на 101-м, 102-м, 103-м, 104-м и 105-м этажах Северной башни. Теперь её контора располагается на высоте, не превышающей длину самой большой пожарной лестницы. Лишь несколько предприятий тогда покинули город. Некоторые лишь пригрозили уйти, как, например, Нью-Йоркская фондовая биржа.
Продолжение работы в центре города было обусловлено не только патриотизмом, но и корыстными интересами. Время тогда оказалось удачным. В последующие 20 лет не только Нью-Йорк, но и многие другие американские города возродят свои исторические центры. Хотя тогда об этом мало кто подозревал.
Многие компании, оставшиеся на Манхэттэне, воспользовались новыми финансовыми стимулами. Федеральное правительство выделило 8 млрд долл. в виде облигаций «займа свободы». Это было своего рода безналоговое финансирование. Оно также выделило Нью-Йорку пакет помощи размером в 20,5 млрд долл.
Губернатор Джордж Патаки назначил главой Корпорации по развитию Нижнего Манхэттэна, которая была призвана руководить восстановлением этого квартала, в том числе застройкой места, где ранее стоял Всемирный торговый центр, Джона Уайтхэда, бывшего сопредседателя Goldman Sachs.
Порою всё казалось безнадёжным. Почти все соглашались, что надо вновь застроить эту землю, но все выступали с самыми разными идеями по поводу того, что нужно строить, кто это будет делать и за какие деньги.
Разногласия между страховыми компаниями, застройщиками и политиками привели к тому, что начало осуществления проекта было отложено на долгие годы. Пришлось учитывать, что в этом районе проходит десяток линий метро и линия электрички, связывающая Нью-Йорк с Нью-Джерси. Пришлось считаться и с чувствами родных жертв трагедии.
Но уже в 2006 г. было завершено строительство первого конторского здания – 7-го корпуса Всемирного торгового центра. На его нижних этажах расположилась электрическая подстанция. В 2011 г. был открыт мемориал, а в 2014 г. было завершено строительство 1-го корпуса Всемирного торгового центра высотой в 541 м. В 2016 г. был завершён Окулюс – бросающий вызов силе тяжести вокзал и торговый центр. Строятся ещё два небоскрёба и центр искусств. В следующем году будет открыта греческая православная церковь, также разрушенная в тот день.
Прошедшие с 11 сентября 2001 г. два десятилетия стали для Нью-Йорка эпохой устремлений, невиданных на протяжении уже двух поколений. Впервые за многие десятилетия была расширена система метро. Такие, например, проекты, как Линия (превращение устаревших грузовых путей в общественное пространство) и Гудзонские дворы (перестройка квартала Уэст-Сайд на Манхэттэне), не были бы осуществлены, не начнись реконструкция Нижнего Манхэттэна.
Чтобы подхлестнуть развитие, Блумберг поменял функциональное назначение 40% территории города. Такое было бы невозможно себе представить, не будь кризиса и вызванного им чувства солидарности. Поощрение новых высокотехнологичных отраслей промышленности привело к диверсификации экономики Нью-Йорка, что дало новый толчок его развитию.
В Нижнем Манхэттэне теперь уже нет такого засилья финансового сектора. До 11 сентября 2001 г. на долю финансов и недвижимости здесь приходилось 60% занятых в частном секторе. Ещё до начала пандемии COVID-19 этот показатель сократился до одной трети.
«Теперь тут другой тип работников, и они, конечно, не смываются в пригороды в 16.30», – говорит Джессика Лаппин, глава Центрального альянса, который отстаивает интересы этого района.
Сюда перебрался не только бизнес. Число жителей Нижнего Манхэттэна с 2001 по 2020 г. удвоилось, равно как и число жилых домов. Некоторых привлекает в этот квартал такая льгота, как несколько месяцев бесплатного проживания в квартире.
Но Нижний Манхэттэн и без этого быстро становится модным. Многие старые конторские здания превращаются в жилые дома. На долю детей, которых в 2001 г. сложно было заметить ниже Кэнэл-стрит, теперь приходится 17% здешнего населения. Для того чтобы обеспечить нужды семей, были построены новые школы. Пришли сюда и туристы. До 2001 г. в этом квартале было всего 6 гостиниц. Накануне пандемии COVID-19 их было уже 37.
Возможно, что ничего этого не было бы, если бы не вернулось чувство безопасности, так стремительно исчезнувшее 11 сентября 2001 г. Упрочилось доверие к нью-йоркской полиции, которая наняла ещё 1000 офицеров для работы в контртеррористическом подразделении и стала тесно сотрудничать с ФБР и ЦРУ, осваивая новые методы. Когда Лондон и Мадрид подверглись террористическим нападениям, очень быстро им на помощь пришли нью-йоркские полицейские.
Сейчас на нью-йоркскую полицию работают офицеры-разведчики в 18 других городах. Рэй Келли, руководивший полицией Нью-Йорка все те 12 лет, на протяжении которых мэром был Блумберг, говорит, что за это время его подчинённые предотвратили 16 нападений. Преступность также падает, хотя вопрос о причинах этого остаётся дискуссионным.
За последние 18 месяцев, что город был охвачен пандемией COVID-19, местные политики и властители дум без конца твердили: «Мы прошли через 11 сентября. Мы пройдём и через пандемию». Было бы неразумно отмахиваться от этого как от пустого бахвальства, учитывая, насколько неожиданной казалась перспектива возрождения города в тот момент, когда Нижний Манхэттэн был покрыт пеплом. Впрочем, необходимо учитывать и более печальные примеры.
Нью-Йорку потребовалось целых 25 лет, чтобы оправиться от бегства из него белых и обрабатывающей промышленности в 1970-е годы. Тогда город покинули 1,3 млн человек и десятки компаний из списка Fortune-500. «Вопрос в том, – говорит Докторов, – будет ли это больше походить на 11 сентября 2001 г. или на 1970-е годы?»
The Economist, 11 сентября 2021 года.

Прочитано 715 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту