Самое читаемое в номере

Катастрофа скорее смягчена, чем предотвращена

A A A

Соглашение о свободной торговле между ЕС и Британией подписано. Технологические цепочки и торговые связи не порвутся. Однако экономически сотрудничать острову и континенту станет труднее. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

jonson

В Сочельник, 24 декабря, когда было подписано многострадальное соглашение о свободной торговле между Британией и ЕС, у английского консервативного премьер-министра Бориса Джонсона были все основания торжествовать.
Он добился сохранения жизненно важного для британской экономики режима беспошлинной торговли с континентом, при этом выведя свою страну из-под юрисдикции европейских судов и хозяйственного права ЕС. Последнее обстоятельство критически важно для консерваторов, поскольку позволяет им сохранить поддержку крайне правых избирателей-националистов, голосовавших за выход из Союза на референдуме четыре года назад.
В выпущенном в этот день заявлении английского правительства говорилось: «Дело сделано. Всё, что было обещано британскому обществу перед референдумом 2016 года и всеобщими выборами прошлого года, включено в соглашение.
Мы вернули себе контроль над нашими валютой, границами, законами, торговлей и рыбными ресурсами.
Это соглашение является фантастической новостью для семей и пред-приятий во всех частях Соединённого Королевства. Мы подписали первое в истории соглашение о свободной торговле с ЕС, предусматривающее отсут-ствие каких-либо пошлин и квот.
Этот договор является крупнейшим в истории обеих сторон торговым соглашением, регулирующим товарооборот на сумму в 668 млрд фунтов (данные 2019 года).
Это соглашение также гарантирует, что мы уже не находимся в орбите ЕС, не связаны его правилами, не подчиняемся Европейскому суду справед-ливости, а значит, достигнуты все наши главные красные линии в области возвращения суверенитета. Это значит, что с 1 января 2021 года мы будем обладать полной политической и экономической независимостью.
Основанная на баллах иммиграционная система обеспечит нам полный контроль над теми, кто въезжает в Соединённое Королевство. Со свободным перемещением людей будет покончено.
Мы достигли этого великого соглашения в рекордно короткие сроки и в крайне тяжёлых условиях. Оно позволит нам сохранить целостность нашего внутреннего рынка и место Северной Ирландии в нём.
Британия вышла из ЕС. Теперь мы можем воспользоваться всей полнотой возможностей, что предоставляет статус независимой торгующей нации, и заключить торговые соглашения с другими партнёрами по всему миру».
Рассчитывать в оставшееся до Нового года время на ратификацию со-глашения парламентами Британии, ЕС и всех 27 его стран-членов не прихо-дится, но договор всё равно начнёт действовать с 1 января на временных условиях.
Однако дальше идут минусы.
На границе между ЕС и Британией с 1 января появятся таможенные посты, которые призваны будут отделять беспошлинные товары от облагаемых пошлинами товаров из третьих стран. Одно это уже будет означать повышение трансакционных издержек для обеих сторон. Как минимум в первые недели действия соглашения хаос на границе британцам и европейцам обеспечен.
Поскольку Британия выходит из-под юрисдикции европейских судов и из-под действия европейского хозяйственного права, сторонам придётся обращаться к некоему независимому арбитру, который решал бы споры в области торговли и рыночной конкуренции. Как всё это будет действовать, пока непонятно, что гарантирует нарастание хаоса в торговле.
Северная Ирландия, голосовавшая на референдуме 23 июня 2016 года за то, чтобы Британия осталась в ЕС, по-прежнему будет входить в европейский таможенный союз и общий рынок. Это значит, что Лондону придётся создавать таможенную границу посреди Соединённого Королевства – между Британией и Ольстером. Несомненно, это будет спо-собствовать обособлению Северной Ирландии от остальной страны и усилению в ней настроений в пользу перехода под власть Дублина, что вполне допускается Соглашением страстной пятницы 1998 года.
Предстоит урегулировать ещё множество других вопросов в области взаимной торговли, что гарантирует бедлам в следующем году
Как справедливо заметил редактор отдела политики The Financial Times Джордж Паркер, это первое торговое соглашение в истории, которое не облегчает, а, наоборот, затрудняет торговлю.
Граждане Британии и ЕС смогут теперь без виз пребывать на террито-рии партнёра на протяжении не более чем 90 дней в течение полугода. Сво-бодный переток рабочей силы между ЕС и Британией прекращается. Трудо-устройство граждан Британии и ЕС на территории партнёра отныне будет ограничено и регламентировано.
Но, пожалуй, больше всего вопросов вызывает торговля услугами, поскольку соглашение затрагивает только торговлю товарами. Как известно, в последние годы сектор услуг обогнал по доле в британском экспорте продукцию обрабатывающей промышленности. В частности, непонятна судьба высокоразвитого финансового сектора британской экономики.
Членство в ЕС позволяло английским финансовым учреждениям сво-бодно оперировать по всему Союзу, что во многом способствовало превра-щению Лондона в один из крупнейших банковских центров планеты. Потеря этого рынка или долгая неопределённость в этой сфере станут тяжёлым ударом по британскому финансовому капиталу.
Соглашение совершенно не затрагивает такие чрезвычайно значимые для бизнеса вопросы, как трансграничная передача данных и взаимное при-знание дипломов.
Полные хаос и неопределённость царят в области научного сотрудни-чества и студенческого обмена, взаимодействия органов безопасности и ди-пломатических ведомств, здравоохранения и автострахования.
В этих условиях всё выше поднимает голову шотландский сепаратизм. Если в 2014 году шотландцы проголосовали за то, чтобы остаться в составе Соединённого Королевства, то сейчас они однозначно выступают за отделение и возвращение в лоно ЕС. И это несмотря на то, что для шотландской обрабатывающей промышленности жизненно важен именно английский, а не европейский рынок.
Напомню, что в 2016 году на референдуме Шотландия, как и Северная Ирландия, проголосовала за то, чтобы Британия осталась в составе ЕС. Правящая в этой провинции сепаратистская Шотландская национальная партия пользуется огромной поддержкой в народе и, несомненно, одержит новую грандиозную победу на региональных выборах 6 мая 2021 года. Её вождь и премьер-министр Шотландии Никола Стёрджон уже резко осудила соглашение и потребовала проведения нового референдума о выходе из королевства.
Британия и без того переживает тяжелейший кризис из-за пандемии COVID-19. В III квартале этого года её ВВП упал по сравнению с тем же пе-риодом прошлого года на 8%. Несомненно, прекращение действия переходного периода в той форме, что определена соглашением, только усугубит кризис. Никакие договоры о свободной торговле с Китаем, Индией или США не в состоянии компенсировать британцам те проблемы с доступом на находящийся у них под боком огромный континентальный рынок ЕС, что они сами себе создали.
За что боролись...
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 907 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту