Мир Уоррен

A A A

Многочисленные планы Элизабет Уоррен могут преобразовать американский капитализм. Как в лучшую, так и в худшую сторону.

В 1936 г. Франклин Делано Рузвельт говорил о большом бизнесе, сплотившемся против его переизбрания: «Они все меня единодушно ненавидят, и я рад этому».
Элизабет Уоррен, борющаяся за выдвижение кандидатом от Демократической партии на президентских выборах следующего года, заняла такую же позицию.
После того как ведущий новостей по кабельному телевидению рассказал, что управляющие больших компаний озабочены возможностью её прихода в Белый дом, она написала в Twitter: «Я – Элизабет Уоррен, и я поддерживаю это послание».
Уоррен, бывший профессор Гарвардского университета, а ныне сенатор от Массачусетса, предложила сторонникам Демократической партии невиданный по своему размаху со времён Ф. Рузвельта план перестройки американского капитализма. Он пользуется поддержкой.
Согласно последнему опросу общественного мнения The Economist, проведённому 23 октября, Джо Байден лишь слегка опережает Уоррен.
Её поддерживают 24% сторонников демократов, а бывшего вицепрезидента – 25%.
Букмекеры считают её очевидной фавориткой, полагая, что её шансы быть выдвинутой кандидатом в президенты близки к 50%. Опросы показывают, что она вполне может разбить Дональда Трампа.
Уоррен ищет поддержку примерно у тех же слоёв общества, что и Берни Сандерс, сенатор от Вермонта. Но между ними существует важное идеологическое различие.
Сандерс называет себя «демократическим социалистом». Он говорит о классовой борьбе и хочет, чтобы рабочим принадлежали 20% акций крупных компаний.
Напротив, Уоррен называет себя «капиталисткой до мозга костей». Сандерс никогда бы не сказал то, что заявила Уоррен в прошлом году: «Мне нравится, как работает рынок… Он делает нас богаче, он создаёт возможности».
Но там была важная оговорка: «Но только честный рынок, рынок, работающий по правилам».
Уоррен уверена, что правила, по которым работает рынок в Америке, нечестные. Она видит систему, коррумпированную деньгами, превратившимися в политический капитал.
Большая часть выбросов парниковых газов остаётся неоценённой, высокотехнологичные великаны сосредоточили в своих руках слишком много власти, а в здравоохранении господствуют олигополии.
Все эти провалы рынка – а с её точки зрения, саботаж рынка – парализуют конкуренцию и увеличивают неравенство в доходах, вынуждая миллионы рабочих семей висеть над пропастью, «держась за край кончиками пальцев».
Чтобы изменить правила, требуются широкие преобразования.
Неудивительно, что такого рода рассуждения заставляют трепетать сторонников демократов.
Здоровый капитализм основывается на здоровой конкуренции. Но за последние 20 лет в двух третях отраслей американской экономики наблюдались тенденции к монополизации.
Конкуренция ограничивает прибыли, поскольку компаниям приходится бороться за потребителя. Но в Америке прибыли компаний рвутся ввысь.
В 2016 г. доходы самого богатого 1% американцев в реальном выражении оказались на 225% выше, чем в 1979 г. У среднего класса доходы выросли всего на 41%.
Сегодня низкая безработица даёт американским рабочим больше возможностей давить на предпринимателей на переговорах, чем это было несколько лет назад. Но это не меняет долгосрочной тенденции к росту неравенства как между 1% самых богатых и всеми остальными, так и между окончившими колледж и низкоквалифицированными рабочими.
Для многих недоступны высшее образование, высококачественное здравоохранение и приличное жильё. В Америке наблюдаются самый высокий среди богатых стран уровень бедности и самая низкая средняя ожидаемая продолжительность жизни.
По мнению Уоррен, чтобы остановить рост неравенства, надо орудовать клещами. Она оперирует идеей «предраспределения» Джэйкоба Хэкера, профессора Йэльского университета.
Он предлагает увеличить доход рабочих семей до уплаты налогов и ограничить доходы, воспринимаемые как несправедливые. Только так можно заглушить мотор неравенства.
Следовательно, надо предпринять широкий спектр мер, направленных на разрушение или обуздание крупных компаний и лучше вооружить рабочих. А старое доброе перераспределение будет стараться с помощью налогов и государственных расходов исправить уже нанесённый ущерб.
Уоррен не просто собирается отменить проведённое Трампом снижение налогов. Она введёт новые налоги на крупные компании и богачей. Им придётся испытать на себе самое резкое повышение налогов за последнее столетие. И это после десятилетий их сокращения.
Компании столкнутся с дополнительным 7-процентным налогом на всю прибыль свыше суммы в 100 млн долл. Имеется в виду вся прибыль, которую компании показывают в своих отчётах.
Это гораздо шире той прибыли, что облагается налогом по действующему законодательству.
Налоговые льготы, которые пролоббировал бизнес в Конгрессе, приводят к тому, что многие рентабельные компании платят очень низкие налоги.
Она собирается ввести новый налог в размере 15% дохода для 2% самых богатых домохозяйств.

СБОРЫ С БОГАТЫХ
Дальше идёт налог на богатство. Им будут обложены сверхбогачи.
Уоррен обещает ежегодно изымать 2% стоимости имущества у тех, чей размер состояния превышает 50 млн долл., и 3% – у тех, чей размер состояния больше 1 млрд долл.
Богачи прилагают огромные усилия, чтобы избежать введения такого рода налогов. Ощущение того, что президентство Уоррен дорого обойдётся им лично, сливается с опасениями по поводу вынужденных изменений в работе их компаний. Всё это вместе добавляет неприязни к ней со стороны деловой элиты Америки.
Но государственные пенсии по старости, бесплатное образование в государственных колледжах и бесплатные детские сады наряду с другими идеями способны найти горячий отклик в сердцах многих избирателей.
Как отмечает Марк Занди, главный экономист Moody’s Analytics, некоторые из этих планов будут способствовать экономическому росту.
«В целом можно сказать, что она собирается платить за всё, что предлагает», – говорит Занди. Единственное исключение – это «Медицинское обеспечение для всех». «Я не очень понимаю, как она собирается это оплачивать», – добавляет он.
«Медицинское обеспечение для всех» – это поддержанный Уоррен план Сандерса по введению всеобщего государственного медицинского страхования.
Он прекрасно иллюстрирует размах предлагаемых Уоррен перемен. Он должен помочь избавиться от частного медицинского страхования – отрасли, чья рыночная стоимость составляет 530 млрд долл.
Те из её соперников, что представляют основное течение американской политики, начали преследовать сенатора вопросом, откуда она возьмёт 3 трлн долл. ежегодно, чтобы оплатить эту часть своего плана, повысит ли она ради этого налоги на средний класс. Пока она не дала убедительного ответа, но пообещала сделать это в будущем.
Федеральные регуляторы позволяли отдельным великанам приобрести их возможных конкурентов.
Уоррен разберётся с этими поглощениями.
Bayer – огромной биологической компании – придётся продать семенную и химическую компанию Monsanto, которую она приобрела в 2018 г. Facebook придётся выпустить из рук Instagram и WhatsApp.
Торговые площадки в интернете, чей всемирный товарооборот превышает 25 млрд долл., должны регулироваться как «платформные предприятия». Им должно быть запрещено предлагать собственные продукты и услуги на регулируемых ими платформах.
Google придётся продать свой бизнес по обмену рекламными предложениями в интернете, а Amazon не сможет продавать на своей собственной площадке.
Уоррен также хочет сделать компании подотчётными государству.
В советах директоров крупных фирм 40% мест должно быть зарезервировано за представителями рабочих. Уставы компаний с товарооборотом более 1 млрд долл. должны утверждаться федеральным правительством.
В них должно быть записано, что их директора должны не только служить своим акционерам, но и учитывать эффекты, которые их действия или бездействие окажут на их рабочих, поставщиков, соседей, окружающую среду и т. д.
Генеральный прокурор штата может потребовать от Министерства торговли отменить действие устава, если сочтёт, что компания неоднократно нарушила его нормы.
Принесут ли многочисленные планы Уоррен желанный эффект?
Это большой вопрос. Тут возможны непредвиденные последствия.
Рабочие в совете директоров будут просто требовать повысить зарплату, что может привести к новым осложнениям.
У транснациональной корпорации штаб-квартира может находиться в Америке, а большая часть персонала – работать за рубежом, говорит Люиджи Дзингалес из Чикагского университета. Почему тогда у американских сотрудников должно быть больше прав, чем у иностранных?
Запрет на поглощение корпораций ограничит их способность к переменам.
Но больше всего беспокоит Дзингалеса и многих других возможность федерального правительства приостанавливать действие уставов компаний. «Представьте, что у правительства Трампа появится такая возможность», – говорит он.
Как и большинство демократов, Уоррен хочет ввести оплачиваемый семейный отпуск, повысить федеральную минимальную зарплату до 15 долл. в час, направить государственные инвестиции в профессионально-техническое образование и облегчить объединение работников в профсоюзы.

ТОРГОВЫЕ ПЛОЩАДКИ
Уоррен не просто хочет поменять правила ведения бизнеса. Она полагает, что увеличение роли правительства сделает Америку более конкурентоспособной.
В основе этого лежат идеи промышленной политики и протекционизма. Будет создано новое Министерство экономического развития, ответственное за создание рабочих мест. Продукты, созданные при помощи финансируемых правительством НИОКР, должны будут производиться лишь в самой Америке.
Под этими идеями Уоррен готов подписаться сам Трамп. Но это не всё.
Уоррен обещает заставить правительство «более деятельно управлять нашей валютой, чтобы продвигать наш экспорт и отечественное производство» в ответ на манипулирование других стран валютным курсом.
Она хочет, чтобы были созданы комитеты, представляющие потребителей, сельские районы и каждый регион страны. Они должны иметь право откладывать вступление в силу торговых соглашений, если в них что-то будет их беспокоить. Поскольку в каждом торговом соглашении есть что-то, что кого-то беспокоит, это значит, что с ними будет покончено.
Здесь мы подходим к самому главному противоречию капитализма в стиле Уоррен.
Многие из её предложений в области внутренней политики оправданны, поскольку должны способствовать увеличению конкуренции. Блокирование направленных на ограничение конкуренции сделок, возможно, создаст проблемы для Facebook, но будет полезно для общества в целом.
Но, когда речь заходит о промышленной и торговой политике, её любовь к конкуренции куда-то исчезает. Она превращается в обыкновенную протекционистку.
Возьмём, к примеру, вопрос о чистой энергетике. Для Уоррен защита окружающей среды – это возможность поощрить любимчиков и защитить американское промышленное производство.
Она хочет быстрее избавиться от атомной энергетики, которая не ведёт к выбросу парниковых газов, и запретить добычу сланцевых нефти и газа, которая не только сделала Америку крупнейшим производителем нефти в мире, но и дала ей много дешёвого природного газа.
inopressНа графике показана динамика реального располагаемого дохода самого богатого 1% американских домохозяйств, а также верхнего, нижнего и среднего квинтилей в 1979-2016 годах. За 100 принят показатель 1979 года.
Источник: Бюджетное бюро Конгресса.

Понятно, что это обращено к демократическому избирателю, но это сделает переход Америки к чистой энергетики более дорогим и не столь эффективным. Спросите какого-нибудь представителя угольной отрасли, какой подарок он хочет получить на Рождество, и тот ответит: отказ от атомной энергетики и запрет на добычу дешёвого газа.
Уоррен презирает лоббистов. Она предлагает ввести «дорогой лоббистский налог», подняв ставку по нему до 75% для тех компаний, что тратят не менее 5 млн долл. в год на эти цели.
Однако, несмотря на это, её предложения приведут к более высокому уровню прямых государственных инвестиций, чем могли бы добиться все лоббисты вместе взятые. Похоже, её не смущают бюрократы в правительстве. Ведь это же будут правильные люди с правильными намерениями.
Уоррен стремится избежать встреч с генеральными директорами с Уолл-стрит и крупными жертвователями. Вместо них она советуется с профессорами и работниками мозговых трестов. И, тем не менее, даже в академических кругах её идеи вызывают жаркие споры.
Поскольку Уоррен собирается повышать налоги для того, чтобы их тратить, они не должны привести к сокращению совокупного спроса. Более жёсткая конкуренция должна стимулировать инновации. Субсидирование детских садов должно увеличить предложение на рынке труда. Субсидирование здравоохранения больше походит на погоню за мечтой.
Гораздо больше беспокойства вызывают её попытки разрушить добычу сланцевых нефти и газа и фонды прямых инвестиций, её намерение продолжить торговые войны и возможные последствия повышения налогов для труда и инвестиций.
Ларри Саммерс, профессор, возглавлявший при Бараке Обаме Национальный совет по экономике, и Наташа Сарин из Пенсильванского университета писали в этом году, что налог на богатство трудно ввести и что он может привести к подавлению предпринимательской активности. Они также полагают, что он принесёт меньше денег, чем утверждает штаб Уоррен.
Неравенство по доходам, несомненно, снизится, если повысить налоги на самых богатых. Мануэль Саэс и Габриэль Цукман из Калифорнийского университета (Беркли), чьи работы повлияли на взгляды Уоррен в области налоговой политики, представили свою оценку влияния её предложений по увеличению налогообложения богатейшей 0,01% американцев.
Сейчас они отдают 33% своих доходов в виде налогов. Этот показатель должен вырасти до 61%. Но как это повлияет на снижение неравенства?
Всё будет зависеть от политики Уоррен по улучшению жизни среднего класса с неполной занятостью, в частности, посредством медицинского страхования и субсидирования детских садов.

БРОСИМ КОСТИ
Большая часть демократических политиков не столь радикальна, как Уоррен. Это значит, что, даже если её партия в 2020 г. захватит Сенат и сохранит большинство в Палате представителей, большая часть её программы будет слита.
Если же республиканцы сохранят большинство в Сенате, она сможет сделать ещё меньше. И всё же у неё есть определённое пространство для действий.
Ведомству по охране окружающей среды будут возвращены полномочия, которых лишило его правительство Трампа.
Федеральное правительство ужесточит стандарты в области защиты труда, в частности, повысит минимальную зарплату до 15 долл. в час.
Назначенцы Уоррен в Федеральной торговой комиссии и в Министерстве юстиции могут добиться пересмотра ранее одобренных поглощений и запретить новые. Впрочем, их действия могут быть оспорены в суде.
Оказавшись в её руках, Национальная комиссия по трудовым отношениям может постановить, что считать рабочих независимыми подрядчиками является нарушением трудового права, а это приведёт к перевороту в экономике высокотехнологичных великанов.
Её полномочия в области внешней торговли и пошлин очень широки.
Конечно, хорошие позиции за несколько месяцев до первых первичных выборов и за год до всеобщих выборов ещё не гарантируют победы. Но её программа нравится сторонникам демократов.
В ходе недавнего социологического исследования Куиннипиэкского университета 40% опрошенных сочли политические идеи Уоррен наилучшими. Про идеи Байдена так сказали 16%, а про идеи Сандерса – 12%.
Это значит, что внутри партии происходят серьёзные перемены, хотя их пока ещё рано называть новым «новым курсом».
А капитанам американского бизнеса, которых беспокоят предложения Уоррен, пора понять, что она теперь представляет основное течение американской политики.
The Economist,
26 октября 2019 года.

Прочитано 458 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту