Искусство тьмы

A A A

Владимир Путин щеголяет растущим влиянием России в Африке. Но на самом деле эта страна не так важна, как кажется.

В октябре 2017 г. Фостен-Аршанж Туадера находился в сложном положении. Президент Центральной Африки – одной из самых бедных и отсталых стран в мире – боролся примерно с дюжиной группировок добровольцев, которые угрожали его режиму.
Годом раньше Франция вывела войска из этой своей бывшей колонии. Эмбарго на поставку вооружений означало, что правительство Центральной Африки остаётся с практически безоружной армией.
Выбор у Туадеры был невелик. Он сделал шаг, на который иногда решаются доведённые до отчаяния африканские вожди: обратился к русскому президенту Владимиру Путину.
Ответ был быстрым. Уже через несколько недель в центральноафриканской столице Банги были замечены горнодобывающая компания и компания по обеспечению безопасности, связанные с Евгением Пригожиным – закадычным другом Путина.
В декабре 2017 г. Россия добилась снятия эмбарго на поставку оружия. Вскоре Россия направила туда вооружение и наёмников, в чью задачу входила поддержка режима Туадеры.
Бывший сотрудник ГРУ (военной разведки) стал советником президента по безопасности.
Несколько месяцев спустя горнодобывающая компания Lobaye Invest получила концессию на разведку месторождений золота и алмазов.
Когда в июле 2018 г. три русских журналиста попытались расследовать теневые операции своей страны в Цент-ральной Африке, их убили.
Путин предпочёл бы, чтобы мир считал, что подход его страны к этому континенту – это не просто мошенничество.
Поэтому 23-24 октября русский президент пригласил более 40 африканских вождей на встречу в Сочи. Он собезьянничал такую практику у китайцев.
Каждые три года Китай проводит встречу в верхах с африканскими вождями. На ней речь идёт о торговле и инвестициях.
«Нам есть что предложить африканским друзьям», – заявил Путин накануне встречи.
Впрочем, действия России в Цент-ральной Африке и в других отсталых государствах говорят о природе русских операций в Африке гораздо больше, чем риторика Путина, который явно переоценивает влияние своей страны.
За спиной у России длинная история вмешательства в африканские дела. Её добровольцы сражались с британцами во время Второй бурской войны. Во время холодной войны Советский Союз прививал послеколониальным вождям марксизм-ленинизм и поддерживал освободительные движения в таких странах, как Ангола, Мозамбик и Гвинея-Бисау. Часто это были войны с Западом, только ведущиеся посредством марионеток.
Амбиции России резко уменьшились после падения Советского Союза. Однако в последнее десятилетие, особенно после того как Америка и Европейский Союз ввели санкции против России за присоединение Крыма в 2014 г., Кремль стал рассматривать Африку как всё более важный регион.
Начиная с 2015 г. Россию посетили десятки африканских вождей. С 2006 г. по 2018 г. товарооборот России со странами Чёрной Африки вырос на 336%. Россия является крупнейшим поставщиком вооружений на этот континент. На неё в 2013-2017 годах пришлось 39% поставок (впрочем, большая их часть идёт в Алжир).
Если судить по кадрам из Сочи, впереди нас ждёт много нового.
«Я не знал, что это будет выставка вооружений», – говорит один мавританский предприниматель, осматривающий зал.
Вокруг одно оружие: вертолёты, танки и ракеты, чтобы сбивать вертолёты и подбивать танки. Несколько вождей фотографируются на фоне этого склада оружия. Лишь экспозиция Кот-д’Ивуара с его горячим шоколадом привлекает больше внимания.
Но Россия не только поставляет оружие. В некоторых странах она глубоко вовлечена во внутренние конфликты. Эта вовлечённость – определяющая тема в африканской политике России.
Одно из главных умений Путина – это способность использовать возможности, открывающиеся благодаря сочетанию слабости африканских государств и растерянности Запада. Там, где он видит такую возможность, Кремль начинает бороться за расширение своего влияния, а его закадычные друзья на основе выданной им лицензии начинают делать деньги. В идеале издержки должны быть низкими, а рентабельность – высокой.
Центральная Африка – яркий пример такого подхода. Всего за 5 млн евро (согласно оценкам) дружки Путина получили доступ к полезным ископаемым, обеспечили работой наёмников, также контролируемых Пригожиным, и отработали тактику вмешательства в политику других стран.
Последнее – специальность Пригожина, который оказался под американскими санкциями за предполагаемое вмешательство в выборы 2016 г. в США.
Но Центральная Африка не единственный случай. На Мадагаскаре русские сотрудники помогали, по меньшей мере 6 из 36 кандидатам на президентских выборах 2018 г.
В Зимбабве русские советники работали с правящей партией Зану-ПФ перед прошлогодними выборами, а связанные с Кремлём компании подписали соглашения в горнодобывающей промышленности.
Западные дипломаты уверены, что Россия пыталась повлиять на исход выборов в Конго-Киншасе в пользу кандидата, поддержанного бывшим президентом Жозефом Кабилой.
В Гвинее, откуда русская алюминиевая компания Русал получает 27% бокситов, Россия поддержала стремление президента Альфы Конде не обращать внимания на конституцию и баллотироваться на третий срок.
Новый рост активности наблюдается в Мозамбике. После августовского визита в Россию президента этой страны Филипи Ньюси русские военная техника и советники были замечены разведкой в провинции Кабу-Делгаду, близ того места, где русская энергетическая компания Роснефть реализует свои газовые контракты.
Утверждают, что задачей советников является подавление повстанческого движения, которое угрожает интересам как Роснефти, так и коррумпированной правящей партии ФРЕЛИМО.
Вся эта деятельность вызывает определённое беспокойство на Западе. В прошлом году в своей речи, посвящённой африканской стратегии Америки, Джон Болтон, бывший советник по национальной безопасности президента Дональда Трампа, назвал Россию и Китай «великими державами-соперниками» на этом континенте, которые страстно желают «получить конкурентное преимущество над Соединёнными Штатами».
Но не стоит путать дерзость России с её подлинным влиянием. Почти везде она отстаёт и от Америки, и от ЕС, и от Китая.
«Китай получил самые сочные куски. России остались одни объедки», – говорит Александр Габуев, ведущий русский специалист по Китаю.
Более пристальный взгляд позволяет обнаружить пределы влияния России. Её кандидаты проиграли и на Мадагаскаре, и в Конго-Киншасе.
В этом году провалилась её попытка поддержать бывшего северосуданского диктатора Омара эль-Башира. Ей не удалось заключить соглашение о строительстве АЭС с Южной Африкой, несмотря на долгие уговоры разложившегося бывшего президента Джэйкоба Зумы.
Военные операции России тоже не столь распространённое явление, как может показаться на первый взгляд. Накануне встречи в верхах в Сочи Путин утверждал, что заключил более 30 соглашений с африканскими странами о военном сотрудничестве. Но большинство из них не идут дальше помощи в подготовке местных военных.
Обычно африканские государства стараются не ограничивать свою возможность выбора и заключают подобные соглашения и с Америкой, и с Китаем. Обе страны имеют базы в Джибути – маленьком восточноафриканском государстве.
У России такой базы в Африке нет, несмотря на все её многолетние усилия. Мешает давление Америки на местные правительства.
Такое же противоречие между словами и делами мы встретим в экономике. В 2018 г. общий объём товарооборота России со странами Чёрной Африки равнялся 5 млрд долл. Это меньше, чем у Турции, Сингапура или Таиланда. (У Америки и Китая товарооборот равен, соответственно, 120 и 35 млрд долл.).
Многие соглашения, торжественно подписываемые Роснефтью или Росатомом – русской государственной компанией, работающей в области атомной энергетики, – никогда не доходят до стадии выполнения.
«Россия предлагает совсем не то, что нужно африканским государствам», – объясняет Пол Строньский из Фонда Карнеги за международный мир.
При всём великолепии представления в Сочи Россия остаётся второстепенной силой в Африке. Она влиятельна лишь среди тех вождей, у кого земля горит под ногами и которым не к кому больше обратиться.
Сейчас, когда всё больше стран интересуются Африкой, Россия лишь один из многочисленных игроков. Возможно, Путин хочет, чтобы африканцы считали Россию великой державой. Но встреча в верхах показала, что это не так.
The Economist,
26 октября 2019 года.

Прочитано 536 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту