Незаслуженная разрядка

A A A

Началась оттепель в отношениях между ЕС и Россией.

Порою кажется, что сценарий телефонного разговора Дональда Трампа с Владимиром Зеленским, состоявшегося 25 июля, писали в Москве.
В ходе беседы украинский президент критиковал своих европейских партнёров и, казалось, был готов предоставить информацию, порочащую Джо Байдена, возможного соперника Трампа на выборах, в обмен на помощь в борьбе с русским военным нашествием. Запись разговора как будто подкрепляет ложь Москвы о том, что Украина – это всего лишь находящаяся в упадке сатрапия Запада.
Друзьям Украины не стоит слишком беспокоиться по поводу этого звонка. Многим европейским лидерам, в конце концов, приходилось ублажать Трампа по телефону.
Украинцев и их союзников должно беспокоить другое: происходит оттепель в отношениях между ЕС и Россией, вызванная не беспорядочной политикой неопытного украинского президента, а стратегическими сдвигами в расстановке сил на международной арене.
На первый взгляд, всё как обычно. Россия присоединила Крым, вторглась в Юго-Восточную Украину, сбила авиалайнер. Всё это позволило в 2014 г. сплотить европейцев вокруг идеи введения и ужесточения санкций против Москвы.
До сих пор эти меры, выработанные под руководством Ангелы Меркель, поддерживают все: от таких голубей, как Италия, до таких ястребов, как Польша. Поддерживаемые Москвой силы продолжают срывать перемирие в Восточной Украине, а недавно Россия захватила украинские суда в Чёрном море.
Новый состав Европейской комиссии занимает бескомпромиссную позицию по России. Её председатель Урсула фон дер Ляйен – ревностная атлантистка. Хосе Боррелль, новый глава европейской дипломатии, на этой неделе заявил в Европарламенте, что, по его мнению, санкции, наложенные на Россию, должны быть продлены. У прорусских политических сил в Европе проблемы. Недавно они покинули правительства в Австрии и Италии.
Однако в действительности всё не так просто. В июне России позволили вернуться в Парламентскую ассамблею Совета Европы после 5 лет приостановки её членства. Это близкое ЕС учреждение, которое наблюдает за правами человека.
Президент Зеленский возобновил обмен пленными с Россией и вызвал протесты на улицах Киева, высказавшись в пользу модели раздела власти на Востоке, которая содержит изрядное число уступок Москве.
Эти шаги позволили западным европейцам задуматься над идеей новой разрядки. Французский президент Эмманюэль Макрон выступает за оттепель в отношениях с Москвой. В частности он хочет организовать встречу на высшем уровне для разрешения украинского кризиса. В августе он сказал своим дипломатам, что, если такая встреча провалится, «исчезнет Европа».
Немецкие компании возобновили давление на Меркель и твёрдо намерены построить «Северный поток-2» - большой новый газопровод из России. Недавно Германия послала – впервые с 2014 г. – своего министра экономики на крупнейший в России Петербургский экономический форум.
Немецкие власти не стали поднимать большого шума вокруг убийства в августе в Берлине чеченского эмигранта. Дипломаты ЕС много говорят о грядущем ослаблении санкций. Колесо Фортуны поворачивается.
Политически ЕС и Россия по-прежнему непримиримы. Россия демонстрирует безразличие к требованиям Европы. Её незаслуженное возвращение в Совет Европы создаёт опасный пример восстановления в правах без проведения преобразований.
И, тем не менее, две стороны сближаются, поскольку действуют другие силы. Большие, трансконтинентальные перемены толкают Россию и Европу друг к другу.
Одна из них – это пошатнувшиеся трансатлантические отношения. Европа и Америка чувствуют, что не могут больше полагаться друг на друга, как раньше. Трамп зарекомендовал себя как ненадёжный союзник.
Вот почему всё больше и больше европейцев говорят о необходимости «стратегической автономии». Всё это пока крайне отдалённая перспектива.
Недавно лондонский Международный институт стратегических исследований пришёл к выводу, что ЕС для того, чтобы выиграть наземную войну с такой державой, как Россия, требуется вложить в вооружённые силы от 288 до 357 млрд. долл. Теперь европейцы начинают страховаться.
Противостояние с Россией имело смысл в эпоху Обамы, когда Америка всецело поддерживала жёсткую линию Европы. Но отношение Трампа к России и Украине остаётся неясным. Выступая в ООН в прошлом месяце, президент возложил ответственность за военные действия России на своего предшественника и призвал обе страны к самостоятельному решению проблемы.
Атлантический разлом только углубится с разрывом ещё двух жизненно важных связующих нитей между Америкой и Европой: Британии, которая покидает ЕС, и Меркель, которая находится на завершающей стадии своего правления.
Другой фактор – это подъём Китая. Европейцы опасаются, что Китай и Россия подошли вплотную к созданию нового блока, который будет господствовать в Евразии.
Разворот Макрона отчасти связан с попыткой предотвратить соскальзывание России в объятия Китая. Он полагает, что лучше пойти на некоторые уступки в украинском вопросе и возобновить отношения с Москвой, чем позволить крупнейшей по площади стране мира превратиться в спутник Пекина.
Ближневосточный фактор
Впрочем, некоторые европейские дипломаты подозревают, что Макрона интересуют куда более близкие к его родине проблемы. Он осознаёт, говорят они, что безопасность Европы зависит от того, удастся ли остановить такие силы, как Исламское государство (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ»), а это требует помощи со стороны России, чьи позиции на Ближнем Востоке только крепнут. Это веский довод.
Россия - самая влиятельная сила в Сирии. Она ведёт за собой Иран и Турцию. Америка теперь уходит из Северной Сирии, чтобы дать возможность Турции подавить прозападных курдов.
Европе нужен устойчивый Ближний Восток, а значит, ей нужна Турция. Европе нужна Турция. Сегодня это значит, что ей нужна Россия.
Атлантический разлом, подъём Китая и кризис на Ближнем Востоке сближают Европу и Россию друг с другом. Это понятное, но очень рискованное развитие событий.
Страны, расположенные между Западной Европой и Россией, – от Польши до Кавказа – испытывают вполне обоснованную тревогу по поводу приближающейся оттепели.
Поддержка Европой Украины – это символ мира, в котором либеральные демократии всегда найдут себе опору в лице ЕС. ЕС – это мировая держава. Его действия устанавливают стандарты поведения.
The Economist, 12 октября 2019 года

Прочитано 463 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту