Пробуждение силы

A A A

Дональд Трамп создал Космическое командование. Возможно, когда-нибудь оно будет руководить Космическими войсками.

В тени Скалистых гор, на военно-воздушной базе Питерсон в Колорадоу-Спрингс, офицер американского Космического командования держит в руках металлический предмет размером чуть больше кубика Рубика.
«Если мы потеряем такой спутник на орбите, – объясняет он, – он может стать чьей-то боевой машиной».
Раньше операторы спутников, как, например, т. е, что контролируют сеть GPS с соседней военно-воздушной базы Шривер, винили в своих проблемах лишь погоду в космосе или помехи со связью. Теперь же они думают лишь о взломах, глушении и преднамеренных столкновениях.
Именно поэтому, получив в прошлом году разрешение от Конгресса, президент Дональд Трамп создал новое Космическое командование, которое будет контролировать почти все американские космические аппараты.
Он пообещал, что за этим последует создание Космических войск. Последний раз новый род войск создавался в
1947 г., когда появились Военно-воздушные силы.
Различие между командованием и родом войск очень важно. Со времён принятия Акта Гоулдуотера-Николса в 1986 г. американские вооружённые силы делятся на две части.
Рода войск готовят и вооружают соответствующие силы, но не руководят ими в бою. Для этого есть 11 так называемых боевых командований, между которыми разделён мир на 6 географических и 5 функциональных зон, таких как киберпространство, особые операции, а теперь ещё и космос.
Глава каждого командования контролирует все войска в своей зоне. Например, адмирал, возглавляющий Индо-Тихоокеанское командование на Гавайях, руководит и пехотинцами в Южной Корее, и пилотами ВВС в Японии, и морскими пехотинцами в Австралии.
Эта система была создана, чтобы избежать склок между родами войск, как та, например, что помешала миссии по освобождению заложников в Иране в 1980 г.
Управление спутниками чувствовало себя в этой структуре неудобно. Космическое командование уже существовало в 1985-2002 годах. Однако после 11 сентября 2001 г., когда акцент был перенесён на внутреннюю безопасность, было создано Северное командование, в чьей зоне ответственности находилась вся Северная Америка.
Космос был передан в Стратегическое командование, чьей главной заботой были ядерные силы. Некоторая логика в этом была: самые жизненно важные для Америки спутники – это те, что следят за запусками ракет, ядерными взрывами и передают приказы президента ядерным силам. Но, похоже, космические угрозы растут. Испытание Китаем противоспутникового оружия в 2007 г. стало первым в мире с 1985 г. В свете этого прежнее место управления спутниками в структуре вооружённых сил становилось всё более неудобным.
В 2014 г. в обзоре космической политики, подготовленном правительством Обамы, делался вывод, что для Америки является «критически важной» способность определять угрозы в космосе и противодействовать противоспутниковому оружию других стран.
Правительство Трампа способствовало усилению обеспокоенности общественности уязвимостью с этой стороны.
В феврале генерал Джон Хитен, глава Стратегического командования, заявил, что космос является третьим приоритетом после модернизации ядерных сил и командования и контроля над ними.
«Действительно, важно иметь кого-то, кто будет ежедневно приходить на работу и думать только о космических операциях, космических угрозах и защите наших космических аппаратов», – говорит Мэтью Доновэн, исполняющий обязанности министра ВВС.
Теперь эти функции возложены на генерала Джона «Джэя» Рэймонда. Что особенно важно, в условиях войны он будет контролировать флот особо секретных спутников-шпионов Национального управления военно-космической разведки, если они станут объектом нападения.
Не все уверены в острой необходимости подобной реорганизации. В очерке, обнародованном на сайте «Война на скалах», Брайан Уиден, отставной офицер ВВС, имевший дело с космическими операциями, который ныне работает в фонде «Обезопасим мир», предостерегает, что генерал Рэймонд может войти в столкновение с руководством географических командований.
Если, например, Китай во время вой-ны за Тайвань начнёт глушить сигналы американской GPS, Космическое и Индо-Тихоокеанское командования могут разойтись в вопросе о том, как правильнее реагировать на это.
Уиден также опасается, что специальное командование может увлечься «будущими битвами в космосе» (спутники против спутников) и забросить более насущную задачу использования орбитальных аппаратов для помощи командованиям в войне на Земле.
Прежде чем Космическое командование погрузится в космические битвы, ему предстоит выиграть более традиционную битву за федеральные доллары. Трамп не раскрыл, на какой из 6 баз, расположенных в трёх штатах (Алабама, Калифорния и Колорадо) разместится Космическое командование.
Теперь, видимо, начнутся дебаты по поводу создания предложенных Трампом Космических войск, которые, подобно другим родам, призваны будут готовить и вооружать «космических бойцов» (так их называет Пентагон) для генерала Рэймонда. Белый дом предлагает тратить на этот род войск 500 млн долл. в год. Они будут подчинены ВВС, подобно тому, как корпус морских пехотинцев подчинён флоту. Как говорит Уиден, именно они, а не Космическое командование должны быть приоритетом. Он указывает на растущую потребность в специалистах по космосу. Более трети должностей, связанных с космосом, в Стратегическом командовании были вакантны.
Палата представителей спорит по поводу деталей. Сенат хочет отложить создание полноценного рода войск хотя бы на год, чтобы избежать раздувания бюрократического аппарата.
Контролируемая демократами Палата представителей настаивает на не столь драчливом названии: Космический корпус. Как бы это ни называлось, задача состоит в том, чтобы привить им особый галактический профессиональный дух.
«Когда люди становятся морскими пехотинцами, они не превращаются в часть Военно-морского флота, – говорит Стивен Китай, заместитель помощника министра обороны по космической политике. – Тот, кто стал морским пехотинцем, становится носителем особой культуры, особой ДНК и особого нравственного облика. Мы намерены сделать то же самое и в отношении космоса».
The Economist, 7 сентября 2019 года

Прочитано 331 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту